Глава 658. Добро и Зло

Пока Император средних лет обдумывал своё положение, его внезапно схватил огромный ребёнок. Он пытался освободиться, но через какое-то время бросил это дело и с усмешкой спросил:

— Я просто сознание, что ты сможешь сделать со мной?

Хруст.

Ребёнок-переросток откусил половину его тела, а вторым укусом полностью проглотил.

— Такой пресный. Нет ни человеческого, ни призрачного вкуса… Что происходит?

Голова Багрового Императора вновь выросла из шеи ребёнка, чем сильно разозлила последнего, и тот в ярость снова начал наносить по нему удары, в конце концов выбрасывая из своего тела.

— Я же сказал тебе, — прогремел подползший Багровый Император, — я — сознание. Я не настоящий Багровый Император. Ты не сможешь съесть ме…

Шлёп…

Ребёнок раздавил его, словно муху, сотрясая горы вокруг, а когда поднял руку, уставился на него, растянувшегося в центре огромного отпечатка ладони. Находящийся вдалеке клон герцога решил предупредить его и, боясь привлечь внимание «малыша», выкрикнул в пол голоса:

— Багровый, прекрати бороться и ссориться с ним. Когда ему надоест играть с тобой, он отстанет.

Однако Багровый Император не услышал предупреждений клона Небесного Герцога и снова подполз к ребёнку, говоря с разъярённым лицом:

— Ты вообще в курсе кто я такой? Ты…

Шлёп!..

Багровый Император снова очутился в земле и на этот раз отпечаток был ещё глубже.

— Я… — начал было он, с трудом поднявшись.

Шлёп! Шлёп! Шлёп!..

Ребёнок несколько раз подряд сильно ударил его. Даже сердце Небесного Герцога подпрыгнуло от страха. Через некоторое время этот очаровательный, огромный и сильный ребёнок наконец потерял интерес к бедолаге.

Клон Небесного Герцога медленно двинулся вперёд, стараясь не потревожить это ходячее бедствие, и вытащил из-под земли Багрового Императора со словами:

— Можешь не стараться что-то противопоставлять ему на этой запечатанной земле. Тебя только побьют. Я не могу сломать печать Графа Земли и подавление Будды Брахмы в одиночку, но объединившись у нас будет шанс выбраться отсюда. Что думаешь? Будь тише травы, не издавай лишних звуков, чтобы не привлекать это воплощение дьявола.

— Я всего лишь сознание Багрового Императора, у меня не так много способностей. Я боюсь, что не смогу пробиться через печать Графа Земли и подавление Будды Брахмы.

— Одной печати Графа Земли было бы недостаточно, чтобы заманить меня в ловушку, — улыбнулся клон Небесного Герцога. — Вся суть в Будде. Брахма всегда относился ко мне с уважением и называл братом Дао, но как бы я не обращался к нему сейчас, он игнорирует меня. Скорее всего он опять отправился бродить во сне. Будда сверху материализован из сна, то есть он такое же сознание, как и ты. Если ты будешь бороться с ним, я смогу снять печать Графа Земли. Нам не нужно делать огромную дыру. Маленькой трещинки будет достаточно, чтобы сбежать.

Глаза Багрового Императора загорелись, и он поклонился:

— Я в долгу перед братом Дао…

— Тихо. Не привлекай это воплощение дьявола.

Они оба посмотрели на «крошку» Цинь Фэнцина, который с чувством достоинства ползал по земле слова Цинь, пытаясь сбежать от печати. Однако, где бы он ни полз, везде возводились горы, не позволяя ему покинуть это место.

— Вперёд! — скомандовал клон Небесного Герцога.

Багровый Император тут же взмыл ввысь и бросился на Будду в небе. Его тело задрожало, а уже в следующий миг на месте одной головы, появилось три, а в месте двух рук — шесть. Будда над печатью слова Цинь внезапно ярко засиял и прогрохотал громким голосом, а уже через мгновение его окружили бесчисленные подавляющие санскриты.

— Брат Дао Брахма, ни твоя Без Мысли, ни Не Думая не смогут одолеть мои Три Исконных Духа Бессмертного Сознания Бога!

Они оба были сознаниями, столкнувшимися друг с другом. Клон Небесного Герцога почувствовал, что подавление Будды резко ослабевает и немедленно начал ломать печать Графа Земли. Обладая безграничной мощью, он поднял ногу, прежде чем топнуть изо всех своих сил. Земля слова Цинь внезапно перестала функционировать, и он воспользовался шансом, чтобы поднять руку и оттолкнуть небо. Где-то в вышине открылась вертикальная дыра, как будто открылись веки.

— Багровый Император, сражаться с Брахмой больше не нужно. Давай воспользуемся этим моментом и сбежим! — закричал клон Небесного Герцога.

Багровый Император был удивлён и обрадован. В мгновение ока два древних существа взмыли в небо, превратившись в два росчерка света, устремившихся к трещине. Но в этот момент три глаза Цинь Фэнцина хитро блеснули, в то время как он сам улыбнулся.

Багровый Император и Небесный Герцог собирались покинуть пределы печати, как вдруг две пухлые ладони схватились за них и потянули вниз, разбивая о землю.

Оправившись от падения, парочка с недовольным видом поспешно подняла головы. Большой ребёнок уже добрался до отверстия в небе и протиснулся верхней частью тела через печать. Его пухлые, короткие ножки всё ещё болтались, когда он пытался вылезти. Внезапно его правая нога странно дёрнулась, ещё больше расширяя трещину, и он неуклюже выполз наружу.

Печать в небе постепенно затягивалась. Небесный Герцог и Багровый Император переглянулись и снова взлетели, пытаясь вырваться до того, как печать восстановится.

Трещина становилась всё меньше и уже, и как раз в тот момент, когда она должна была вот-вот полностью затянуться, они услышали голос ребёнка:

— Ловите моего младшего брата!

Внезапно через отверстие залетел юноша и, размахивая руками, упал наземь.

Небесный Герцог и Багровый Император не обратили на него внимания. Но когда они, наконец, практически проскочили через отверстие, снаружи появился гигантский золотой ивовый лист, который заслонил собой всё небо.

Печать Графа Земли и подавление великого Будды мгновенно слились воедино, сделав её несравненно прочной. Это был их единственный шанс прорваться, и теперь, к сожалению, им будет не под силу повторить подобное.

Крайне сердитый Багровый Император резко бросился к Будде, крича:

— Брат Дао Небесный Герцог, я разберусь со старым Буддой. Сломай печать!

Небесный Герцог сломлено покачал головой:

— Мы не сможем. По крайней мере сейчас. Как только ивовый лист накрывает третий глаз, он сливает воедино печать и подавление. Только когда он снят у нас есть шанс вырваться. Сейчас же бесполезно что-то предпринимать.

Багровый Император был разочарован. Они оба приземлились на землю и в смятении посмотрели друг на друга, тяжело вздохнув.

— Смотри, там человек, который недавно рухнул с неба, — внезапно обронил Багровый Император.

Небесный Герцог вспомнил, как-то воплощение дьявола сказало что-то вроде «ловите моего младшего брата», и у него сразу возникло плохое предчувствие: «Может быть…»

— Старший, могу я узнать, что это за место? — с растерянным видом к ним подошёл высокий, крепкий юноша с тонкими черты лица. Он выглядел очень красивым, а также у него был вертикальный глаз на лбу.

— Ой, как всё плохо, — клон Небесного Герцога не мог не вздохнуть, глядя на подошедшего юношу. — Хозяин брошен в печать, а Цинь Фэнцин, тот дьявол во плоти, сбежал! Как же всё плохо, очень плохо…

Ведя себя культурно и вежливо, Цинь Му поклонился и поинтересовался:

— Могу я узнать, как обращаться к старшим? Можете сказать мне, что это за место?

— Это место — нефритовая подвеска, которую сделал Граф Земли, используя фрагмент своих рогов, чтобы запечатать твоего старшего брата. Она спрятана в твоём третьем глазу. Посмотри туда, тот Будда в небе — глупый Брахма. Пожилой старший перед тобой — первый Райский Император Эпохи Багрового Света, Багровый Император. А что касательно меня… — клон Небесного Герцога вздохнул со словами. — Я всего лишь был заинтересован Сыном Юду и попал сюда совершенно случайно. Из-за неосторожности я был запечатан и подавлен здесь. Мы уже встречались. Однажды ты смотрела мне в глаза два дня и две ночи…

— Ты Небесный Герцог! — удивлённо воскликнул Цинь Му.

— Хорошо, что ты понял, — клон Небесного Герцога беспомощно кивнул. — Не распространяй эти слухи или я потеряю свою репутацию. Хотя у тебя не будет возможности сделать это, так как ты запечатан здесь вместе с нами.

Цинь Му ошеломлённо огляделся. Небесный Герцог, Багровый Император, Будда Брахма, а также рог Графа Земли. Когда эти ужасающие существа появились в его третьем глазу?

— Старший брат? У меня есть старший брат? — он внезапно осознал это и поспешно заговорил. — Сын Бога Багрового Света собирается убить меня. Это мой старший брат забросил меня сюда? Почему я не знал, что у меня есть брат? Разве нет другого меня, скрытого в моём теле?

Багровый Император не имел ни малейшего понятия о чём идет речь, поэтому не знал, что ответить. Небесный Герцог, казалось, понял о чём лепечет юноша и ответил:

— Твой брат — Цинь Фэнцин, но и ты тоже Цинь Фэнцин. Я могу объяснить. Он был освящён королём дьяволов, когда родился, поэтому всё, что его интересует — резня и убийства. А ты в свою очередь появился позднее и твоё сознание родилось после того, как Граф Земли запечатал его. Он олицетворяет зло…

— В таком случае я представляю добро? — страстно спросил Цинь Му, словно уже зная ответ.

Клон Небесного Герцога колебался, не будучи способным сказать правду, видя такое воодушевлённое лицо:

— Изначально в ребёнке нет ни добра, ни зла. Всегда нужно учитывать воспитание и учения. Если малыш живёт в хорошей семье, то, очевидно, станет больше хорошим, чем плохим. Если же он живёт в месте, наполненном злыми людьми, злом он будет пропитан больше, чем добром.

Цинь Му успокоил своё сердце и, с облегчением вздохнув, улыбаясь проговорил:

— Я знал, что представляю праведность и доброту, так как очень хорошо воспитан. Все старцы в нашей деревне — хорошие люди с известной репутацией!

Глаза клона Небесного Герцога извергли два луча белого света, распространившегося на десять метров. Придя в себя только через какое-то время, он произнёс:

— Ты не можешь быть обвинён в произошедшем. Цинь Фэнцин слишком хитёр. Он намеренно позволил нам сломать печать, чтобы ему удалось сбежать, а потом бросил тебя сюда, чтобы окончательно подавить. Таким образом ты никогда не сможешь забрать своё тело обратно, потому что ты в ловушке с нами. Он, вероятно, сейчас сеет хаос снаружи. Багровый Император, может ли твой плавучий мир защитить себя?

Багровый Император задумался и покачал головой:

— Моё физическое тело уже превратилось в плавучий мир, мой исконный дух тоже сломлен. Когда я вошёл в эту маленькую вселенную, я был тяжело ранен…

Цинь Му внезапно кое о чём подумал и с любопытством спросил:

— Ты — сознание Багрового Императора? Как ты сюда попал? Разве ты не в голове Багрового Императора? Как ты здесь оказался? Если бы ты внезапно не исчез, Сын Бога Багрового Света не захотел бы нас убить!

Три лица Багрового Императора покраснели:

— Это… трудно объяснить несколькими словами.

— Мы здесь запечатаны неизвестно насколько, так что у нас достаточно времени. Почему бы Вашему Величеству Багровому Императору не рассказать мне об этом подробнее?

Багровый Император колебался, не желая говорить.

Клон Небесного Герцога с улыбкой взял слово:

— Позволь мне рассказать это за него. Когда он вошёл в эту маленькую вселенную, его душа уже рассеялась, но он не был готов принять свою смерть таким образом, поэтому его физическое тело стало плавучим миром, а сознание обрело бессмертие, которое должно было существовать вечно. Пока кто-то сможет выстоять против его сознания, он сможет вернуться к жизни. Но, конечно, не по-настоящему, а через другого человека.

Теперь Цинь Му всё понял и, усмехнувшись, обронил:

— Другими словами, сознание Багрового Императора полностью стирает сознание того человека, которым обладает. Сознание может существовать даже без души, поэтому все мысли одержимого человека будут твоими мыслями. Человек будет одновременно собой и не собой! И даже если он умрёт, его сознание всё равно будет жить. Надо сказать — это экзотический вид одержимости! Багровый Император, ты проникся ко мне симпатией и почувствовал, что я могу унаследовать твоё сознание. Ты мог запросто стереть моё сознание, но не ожидал, что…

Багровый Император вздохнул:

— Я не ожидал увидеть трёхглазого странного ребёнка. Я планировал завладеть им, но обнаружил, что его сознание до смешного сильно и запятнано сверх всякой меры. Он наполнен несравненно злыми мыслями, и я не смог стереть его сознание. Вместо этого он побил меня, а после я даже пострадал от его насмешек и угодил в ловушку.

— Ты этого заслужил! — усмехнулся Цинь Му.

Багровый Император начал закипать, но вмешался клон Небесного Герцога:

— Сейчас есть проблемы поважнее! Сколько времени потребуется, прежде чем плавучий мир будет уничтожен?

Багровый Император на мгновение замолчал, прежде чем спросить:

— Насколько силён этот Цинь Фэнцин?

****

На священной горе плавучего мира небо и земля внезапно раскололись, а Сын Бога Багрового Света был безжалостно сокрушён огромным кулаком.

Священная гора сотрясалась и непрерывно опускалась.

«Му’эр так силён… — лежавший на земле Первый Предок продемонстрировал неподдельное удивление и удовлетворение. Он наблюдал за огромным ребёнком с внушительным телосложением, как вдруг в него врезалась огромная ладонь. Его тело волчком завертелось в воздухе, улетая вдаль. Он был сбит с толку, обдумывая произошедшее. — Почему Му’эр напал на меня? Он до сих пор сердится на меня за то, что я уничтожил труп Второго Предка?»

— Превратим это место в маленькое Юду! — ребёнок взбудоражено ворвался в священный зал и начал разносить его на части. Вершина горы тоже была наполовину разрушена. — Я позову маму погостить у меня! Но мне так не нравится, что она не позволяет мне есть людей…

Сын Бога Багрового Света издал свирепый рёв и бросился в небо, чтобы убить ребёнка.

Бабах.

Однако на встречу ему прилетела ладонь. Она обхватила его и быстро отбросила.

Глаза ребёнка внезапно загорелись, затем он хлопнул в ладоши и с улыбкой воскликнул:

— Придумал! Перед тем, как позвать мамочку, я съем всех людишек в округе и не будет никаких проблем!