Глава 682. Мир Небесной Инь, Деревня Жизнерадостная

Цинь Му посмотрел вперёд и увидел серые горы и реки. Почва тоже была серой, в то время как неподалёку непредсказуемо появлялись и исчезали чёрные тени, из-за чего их было сложно заметить. Судя по всему, именно они были теми самыми монстрами во тьме, появляющимися, словно из ниоткуда, и исчезающими, будто неуловимая дымка…

Некоторые из них даже кружили позади серого дерева, тайно его оценивая.

Цинь Му вновь услышал возле своего уха шелест, который обычно слышался, когда монстры и тьма разливались необъятным потоком, прежде чем шагнуть вперёд.

Несмотря на то, что здесь обитали и другие формы жизни, подобные этим монстрам, везде вокруг было крайне пустынно. Хотя, поскольку здесь росли деревья, цветы и даже обитали никому неизвестные монстры, если сюда добавить немного света, возможно пейзаж округи заиграл бы совершенно иными красками.

Монстры держались к нему поближе, но в то же время следили, чтобы между ними и им была некая дистанция. Они явно не смели приближаться вплотную.

Цинь Му пытался рассмотреть их лица, но не мог, ведь вокруг было слишком темно и серо. Но кое о чём подумав, он достал кусок говядины из своего мешочка таотэ.

Вьюх…

Внезапно кто-то укусил говядину в его руке и тут же умчался прочь, мгновенно исчезая. Он шокировано вздрогнул, ведь сумел очень смутно разглядеть комок тени, схватившей мясо, и понятия не имел, что это было!

«Подобные формы жизни повсюду вокруг меня, а их скорость вышла далеко за грани моего воображения. Что же такое обитает в Мире Небесной Инь?» — думая в таком ключе, Цинь Му понимал, почему не стоило кому бы то ни было необдуманно входить во тьму, в которой повсюду бродили такие пожирающие плоть монстры.

Где-то вдалеке послышались звуки укусов, и он повернулся на их источник, наконец-то сумев увидеть очертания парочки монстров. Они скрывались за скалой и что-то жевали. Он направился к ним, но они суетливо убежали, поэтому ему так и не удалось их как следует рассмотреть.

Шагая под тёмным и мрачным небом, Цинь Му обернулся, запоминая место, откуда пришёл, ведь он не хотел ошибиться дорогой, когда решит вернуться, прежде чем продолжить путь.

Множество шепчущих звуков исходило из тьмы, в то время как некоторые монстры сбивались в группы и что-то обсуждали, но когда они видели, как он к ним приближается, то ускользали, подобно чёрному песку, уносимому порывом ветра.

«Неужели весь Мир Небесной Инь выглядит вот так и тут больше ничего нет? Источником тьмы действительно является это место?» — внимательно осматриваясь вокруг, он не мог обнаружить какой-либо полезной информации, поэтом в конце концов не удержался и достал Книгу Жизни и Смерти, прежде чем посветить ею на монстров.

Монстры вдруг издали жалкий визг, под который из их тел вытек чёрный дым, после чего они ссохлись, падая на землю.

— Что за… — резко переменившись в лице, Цинь Му поспешно присмотрелся и увидел, что ссохшиеся, скукожившиеся монстры превратились в человеческую кожу!

Точно так же, как и в том случае с богом, которого он ранее увидел перед Пограничным Камнем Небесной Инь, осталась только кожа!

Цинь Му растерянно пробормотал:

— Нежели все монстры вокруг — это кожи, а не настоящие монстры?

Чувствуя смятение, он не понимал, почему такая невероятная ситуация вообще имеет место быть, но немного успокоившись, он тут же подошёл поближе понаблюдать и уже спустя совсем чуть-чуть времени увидел, как тьма, подобно струящемуся песку, воронкой вливается в кожи. Немного погодя монстры вскочили и вновь бесследно испарились.

Цинь Му взял себя в руки и решил вернуться обратно к месту, через которое вошёл сюда. Прибыв к пограничному камню, он поклонился со словами:

— Старший, прости за беспокойство.

Подхватив кожу одной рукой, он вновь вошёл в Мир Небесной Инь, а уже в следующий момент та внезапно вырвалась и побежала, мгновенно бесследно исчезая!

«Как я и думал!» — Цинь Му ощутил, как его сердце бешено колотится.

Монстры и правда не были настоящими, а являлись просто кожами!

Они не имели ни крови, ни плоти, и когда их наполняла чёрная субстанция, они могли похвастаться несравненно высокой скоростью. Но стоило только свету Книги Жизни и Смерти коснуться их, наружу вытекала чернота, после чего они становились пустыми оболочками.

«Зачем они едят плоть и кровь? — Цинь Му чувствовал, что ещё на шаг приблизился к правде, но по-прежнему находился крайне далеко от разгадки всего. — Узнав всё о тьме, я, вероятно, докопаюсь до секрета Мира Небесной Инь».

Он продолжил путь, как вдруг услышал шелест. Какой-то монстр приблизился к нему, заставляя удивиться и ощутить нечто знакомое.

«Бог Эпохи Императора-Основателя с фонарём!»

Монстр, превратившийся из бога, приблизился к Цинь Му и остановился.

Цинь Му решил подойти к монстру поближе, но тот тут же отбежал, прежде чем остановиться неподалёку и обернуться.

«Он передвигается как молния. Мне с ним не тягаться в скорости. А раз он останавливается, значит хочет, чтобы я последовал за ним!» — ощутив учащённое сердцебиение, Цинь Му тут же ускорился до предела, погнавшись за монстром.

Человек и монстр проносились над землями тьмы. Всякий раз, когда первый выбивался из сил, последний замедлялся, а порой даже и вовсе останавливался, но всегда следил за тем, чтобы их разделяло расстояние, равное трёмстам метрам.

Преодолев таким образом неизвестно сколько километров, Цинь Му внезапно увидел цвета и оживился. Вокруг раскинулись зелёные холмы и голубые озёра, журчала кристальная вода, слышалось пение птиц и чувствовался приятный аромат цветов. В общем, атмосфера была весьма освежающей…

Также в глаза бросался город несравненных красоты и богатства, в котором туда-сюда сновали самодостаточные люди. Чего-чего, а такого он увидеть в этом мире не ожидал.

Когда монстры входили в долину, серость в их телах, казалось бы, моментально увядала, а они сами становились богами полными жизни и сил.

Цинь Му поспешил вперёд, но не стал тут же входить в долину. Перво-наперво он осмотрелся, и только убедившись, что вокруг безопасно, вошёл.

Улицы были полны богов, которые ходили, смеялись и общались, а некоторые даже мелодично пели. Со стороны город выглядел так, как и должен выглядеть город.

— Маленький друг издалека, прости нас за то, что мы не приняли тебя, как подобает! — громко рассмеялся старец-бог, одетый как учёный муж, и, пригласив Цинь Му рукой, продолжил. — Наш маленький город редко принимает гостей, поэтому мы заставили тебя ждать. Пожалуйста, проходи.

Несмотря на то, что бог выглядел старым, его распирала жизненная сила и удаль, поэтому он совершенно не казался таковым.

Цинь Му спокойно улыбнулся, отвечая:

— Старший слишком учтив. Что это за место? Я видел, что Мир Небесной Инь полностью серый, но это место полно жизни. В нём должно быть что-то особенное.

— Это деревня Жизнерадостная нашего Мира Небесной Инь, а также место, где бессмертные проводят время с удовольствием, — громкий голос улыбающегося старца-бога мог вызвать звон в ушах. — Наше место знаменито красотками, которые могут успокоить беспокойное сердце, полное проблем, и помочь истощённому телу восстановиться. Порой люди даже забывают о родном доме и остаются здесь. Мы не зря называем это место деревней Жизнерадостной.

Во время разговора словно из ниоткуда появилось множество улыбающихся, танцующих и поющих богинь. Красивые, соблазнительные, милые, мрачные, горячие, холодные, встречались на любой вкус, и они устремились к нему со словами:

— Гость издалека, в деревне Жизнерадостной ты будешь по-настоящему радоваться жизни!

— Мир Небесной Инь такое расслабляющее и изысканное место, меня действительно ожидает жизнерадостное времяпрепровождение, жаль только, что у меня лишь две руки и я не могу обнять вас всех! Ха-ха… — расхохотавшись, Цинь Му прижал одну девушку к левому боку, а другую к правому.

Богини тоже рассмеялись, в то время как старец-бог улыбнулся:

— Если уважаемый гость хочет обхватить их всех, то это просто — оставайся здесь и живи как мы. Разве не великолепное решение? Прожив здесь достаточно долго, ты сможешь не только по очереди обнять каждую из них, но и переспать с ними.

Цинь Му с улыбкой ответил:

— Как вы? Разве в таком случае я не стану изголодавшимся трупом?

— Изголодавшийся труп? — старец-бог кардинально переменился в лице, точно так же, как и богини вокруг. Теперь их лица выглядели крайне строгими. — Какие ещё изголодавшиеся трупы? Что тебе известно?

— Разве призраки, умершие от голода, не изголодавшиеся трупы? — с улыбкой ответил Цинь Му и тут же ощутил, как его руку мёртвой хваткой обхватила богиня рядом, из-за чего он не мог сдвинуться с места.

— Так ты знаешь? — ухмыляясь, заговорил старец-бог. — Но уже слишком поздно! Мы так голодны…

Богини мрачно смеялись:

— Твоя полоть и кровь такая съедобная, мы так голодны…

— Итак, наш молодой, достопочтенный гость, мы можем только съесть тебя!

— Уведите его…

Богини подняли парня и направились в центр города, куда постоянно стягивалось всё больше и больше богов, пребывающих в приподнятом настроении в ожидании еды.

Оказавшись на месте, Цинь Му успокоился, когда увидел, что трон посреди площади занял тот самый старец-бог. Между тем две богини, выглядящие подобно весенним цветам, держали его за руки над собой, а также над десятками тысяч изголодавшихся богов…

Старец-бог хохотнул и сказал:

— Мы угодили в ловушку на неисчислимое множество лет, поэтому могли есть только самих себя, когда приходилось совсем туго. В итоге мы съели даже наши кости, оставляя целой только кожу. И теперь, когда к нам наведался живой, мы наконец-то сможем вновь вкусить плоти.

Десятки тысяч богов внизу хлопали, танцевали и требовали еды.

Старец-бог улыбнулся в сторону Цинь Му со словами:

— Уважаемый гость, тебе не стоит беспокоиться. После того, как мы тебя съедим, ты станешь одним из нас, однако, начиная с того момента и навеки ты будешь страшно голодать.

— Так вот что из себя представляет деревня Жизнерадостная? — с улыбкой ответил Цинь Му. — Вот как вы обращаетесь с вашими гостями? Не удивительно, что вы все не преуспеваете.

— Ах, уважаемый гость не растерялся и даже шутит, неужели за тобой кто-то стоит? — с улыбкой поинтересовался старец-бог, но сразу же после продолжил, как если бы отвечая на свой же вопрос. — Но даже если за тобой стоит Небесный Герцог, в Мире Небесной Инь это бесполезное знакомство. Тебе не на кого положиться. Небесный Герцог не может сюда наведаться, точно так же, как Граф Земли! Тебе остаётся лишь покорно ждать смерти!

— Что такое тьма в Мире Небесной Инь? — тут же спросил Цинь Му. — Почему она просачивается из него? Человек, стоящий одной ногой в могиле, становится крайне любопытным. Может ли старший удовлетворить любопытство такого человека?

Старец-бог с улыбкой ответил:

— Только Богиня Небесной Инь может дать ответы на твои вопросы. И вы вскоре встретитесь, ведь она, хе-хе…

— Раз вы, изголодавшиеся трупы, не хотите отвечать… — четыре руки резко выросли из-под подмышек Цинь Му, доставая из мешочка таотэ Книгу Жизни и Смерти. Взмахнув книгой по кругу, он посветил ею во всех направлениях. — Тогда я отправлюсь на встречу к Богине Небесной Инь…

— Агх, ааа, аггг… — несравненной жалкие визги пронеслись по небу, в то время как бесчисленные боги схватились за свои лица.

Чёрный дым изливался из всех их отверстий, и они больше не выглядели как крайне сильные боги, а скукоживались, превращаясь в упавшие на землю кожи!

Две богини, что держали его за руки, тоже превратились в две пустые оболочки из кожи.

Цинь Му обернулся посмотреть на старца-бога на троне, прежде чем неспешно направиться к нему навстречу. Бедолага задрожал и поспешно встал со своего трона, уставившись на книгу в его руках.

— Книга Жизни и Смерти Минду… Это Книга Жизни и Смерти Минду! — воскликнув, он начал пятиться и бормотать. — Ты используешь божественное искусство Эпохи Багрового Света. Твои шесть рук…

Цинь Му подошёл и сел на трон с добродушной улыбкой:

— Не плохо. Ты ещё не потерял свой рассудок полностью и, даже став изголодавшимся трупом, кажется, сохранил некоторые воспоминания из прошлого. В таком случаю ты тоже можешь рассказать мне, как Мир Небесной Инь оказался в таком состоянии, верно? А также что там с Богиней Небесной Инь? И что связывает Мир Небесной Инь с Минду?