Глава 156. Убивай во Тьме Ночной

Облака вновь затмили Серебряную Луну, и внешний мир в округе полностью окутала тьма. Ранее поблескивающая поверхность озера вернулась к своей прежней тусклости, а противоположный берег теперь было не разглядеть.

«Убивай во тьме ночной, поджигай, когда ветер благоволит тебе». Лористу стало любопытно, почему он вдруг вспомнил это высказывание, оно очень хорошо подходило для описания текущий ситуации.

Прямо сейчас он стоял на берегу озера. Из-за озерного бриза, приходящего со стороны водоёма, его плащ, который Лорист носил поверх своих доспехов, развевался на ветру.

Рядом с ним стояли Пэтт и Рейди, каждый из которых держал в руках поводья двух лошадей. На трёх лошадях они передвигались, а оставшуюся держали в качестве запасной. К сёдлам были привязаны колчаны с копьями, колыхающиеся от порывов ветра.

Позади троицы располагалось множество рядов, аккуратно выстроенных солдат. Все они были в одинаковых пурпурно-коричневых доспехах. Левую часть нагрудника каждого воина украшала серебристая эмблема белого льва. В правой руке у них покоились длинные пики, а левой они держали поводья своих гордых боевых лошадей. С плеч солдат свисали плащи того же окраса, что и броня. Также к левой руке каждого из них был прикреплён щит, в то время как ножны мечей с похожей пурпурно-коричневой раскраской виднелись на их талиях, ближе к правой руке. Обуты они были в специальные сапоги размером под стремена для верховой езды.

Это были элитные силы Семьи Нортон, которые выступали в качестве главного сопровождения конвоя: тяжёлая кавалерия. Переодевшись в снаряжение Легиона Белого Льва, они стали выглядеть ещё внушительней, чем раньше.

Каждый солдат стоял ровно и смирно, словно вовсе не человек, а скульптура из железа. Тишина нарушалась лишь ржанием лошадей.

Возле компании солдат в воздухе витала ощутимая жажда убийства, от которой у каждого бы по спине пробежался холодок, особенно в сочетании с освежающим озерным бризом.

Серебряная Луна снова показала своё лицо, полив землю нежным лунным светом.

В то время как озеро от света луны засверкало, берег в отдалении всё также оставался покрыт густым слоем тумана, из-за которого было невозможно рассмотреть что-либо.

Рыболовные Лодки Локка уже находились в озере на расстоянии в один метр друг от друга, соединённые между собой двухметровыми деревянными досками. Из лодок с досками получился путь, уходящий в озеро, которому не было конца.

Вдалеке виднелись два силуэта. Один мчался быстрее другого, и из-за быстрых шагов плавучий мост слегка раскачивался.

Этим дуэтом были Рур и Морт. Они, тяжело дыша, остановились перед Лористом и отчитались: «Плавучий мост соединён с противоположным берегом. Сэр Элс отправил нас передать, что настало время выдвигаться».

«Вы хорошо потрудились», — сказал Лорист, кивнув, и шагнул на мост. Рур и Морт помогли Рейди и Пэтту справиться с лошадьми и затем последовали за Лористом.

Солдаты на береге также начали движение. Один за другим они вместе с их лошадьми выстроились в линию и начали взбираться на мост.

Лористу потребовалось 10 минут, чтобы преодолеть мост длиной в 400 метров. Он мог почувствовать, как тот слегка пошатывался позади него, от чего в озере стали образовываться небольшие волны.

Вмиг один за другим солдаты тяжёлой кавалерии прибывали на противоположный берег и собирались в одном месте под руководством стражей. Вскоре там собрались уже две внушительные компании и оседлали своих лошадей.

Лол Уолес сошёл с моста и подошёл к Лористу, спросив: «Милорд, следует ли нам начать наше отбытие прямо сейчас?»

Лорист ответил расслабленным тоном: «Да, выступаем».

Вся группа продолжила передвигаться через тёмный лесной путь. По дороге они время от времени делали отметины на деревьях с помощью кусков известняка, которые сияли под освещением луны.

Копыта лошадей также были обделаны толстым кожаным покрытием, чтобы приглушить звук. Лишь глубокий и тяжёлый топот звучал, пока они путешествовали.

Спустя полутора часа послышалось, как вдалеке трижды ухнула сова. Элс, ведущий группу, остановил свою лошадь. Все остальные также остановились.

Из-за деревьев вышли три фигуры и сказали что-то Элсу, прежде чем последний отправил двух своих товарищей обратно в лес.

«Милорд, вражеский лагерь примерно в километре отсюда. Я считаю, что нам следует проехать вон там. Несмотря на то, что мы смягчили копыта наших лошадей, враг всё ещё может почувствовать вибрации. Мы должны устроить внезапную атаку, чтобы они не успели отреагировать», — Элс сказал Лористу.

Чтобы внезапная атака точно увенчалась успехом, Элс вместе с половиной элитных стражей главного лагеря конвоя втайне пересёк озеро и избавился от всех патрульных по ту сторону, перекрыв путь из лагеря в базу на холмах.

«Передай мой приказ. Пусть все спешатся и наденут уздечки на лошадей. Ведите лошадей с помощью поводьев пешком и не издавайте никаких звуков», — Лорист проинструктировал Пэтта.

После ещё одного часа в пути снаружи вражеского лагеря уже виднелись стражи, которые, опираясь на стены, дремали, в то время как часовые на двух башнях также сидели и отдыхали. Наверное, из-за того что солдаты находились не на передовой, безопасность лагеря была на удивление слабой.

«Милорд, я отправлю людей, чтобы они позаботились о часовых на сторожевых башнях и открыли ворота», — сказал Элс, испарившись в темноте.

«Все, будьте наготове и следуйте плану», — закончив раздавать указания, он опустился на колени и снял кожу, покрывающую копыта лошади.

В мгновение ока возле ворот лагеря из ниоткуда появились несколько человек и отправили в вечный сон четырёх храпящих стражников.

Одна из фигур ловко, как тигр, взобралась на одну из сторожевых башен и быстро спустилась с неё, сразу же начав подниматься на другую…

Спустя какое-то время ворота лагеря тихо отворились…

Подняв копьё в руке, Лорист закричал: «Убить!»

Шум бегущих лошадей нарушил прежнюю тишину и спокойствие ночи. В течение нескольких секунд конница преодолела более 100 метров в сторону ворот. Лорист двигался впереди остальных и начал вырезать оставшихся в лагере солдат.

Бесчисленные кавалеристы ворвались в лагерь, и вскоре отовсюду стали доноситься стоны боли, агонии и отчаяния.

Одну за другой палатки в лагере объяло пламя. Конница выбежала из дыма по направлению к полупроснувшимся и безоружным вражеским солдатам в лагере, устраивая кровавую резню. Металлические подковы лошадей бились о землю, оставляя позади следы, пламя, трупы и свежую кровь.

Лорист, в свою очередь, направился прямиком к самой большой палатке в лагере. Если верить словам Второго Высочества, в Герцогстве Мадрас было семь Рыцарей Золотого ранга и один Мастер Клинка. Естественно, Мастер Клинка служил напрямую герцогу и всегда находился рядом с ним, в то время как четверо из семи рыцарей Золотого ранга занимали руководящие должности в Легионе Морской Горы. Легион Железного Стража, с другой стороны, управлялся всего тремя рыцарями Золотого ранга.

Лорист считал, что на Хлебных Холмах будет хотя бы один рыцарь Золотого ранга, учитывая, что там располагалось более 10 000 солдат. Если у него получится расправиться с этим рыцарем, внезапное нападение можно будет считать совершенно успешным.

Резко взмахнув копьём, Лорист разрубил основную опору главной палатки надвое, и палатка обрушилась на землю. Не считая нескольких десятков стражников в палатке, которые пали от рук Лориста, рыцаря Золотого ранга нигде не было видно.

Как только Лорист собирался проехаться вокруг палатки, чтобы убедиться, что никто не притворяется мёртвым, вдалеке раздался громкий звон, сопровождаемый яркой вспышкой золотого света. Лорист обернулся и увидел, как Лод Уолес верхом, размахивая своим ездовым копьём, излучающим золотое свечение, сражался с фигурой, орудующей длинным мечом, от которого исходило точно такое же свечение. Предшествующий звон и вспышка были результатом столкновения двух оружий.

«О, значит, рыцарь Золотого ранга там. Не удивительно, что я не нашёл его в палатке… Хорошо, что Лоуз не упустил того, кого проглядел я», — пробормотал Лорист и неторопливо поскакал к месту разразившегося поединка, держа в руке копьё. Он следил за сражением между Лоузом и рыцарем Золотого ранга, чтобы в случае надобности протянуть тому руку помощи.

Лод Уолес передвигался по полю битвы, словно свирепый тигр, используя своё превосходство в виде лошади, чтобы сбить врага с помощью ездового копья. Наконечник копья приближался к рыцарю Золотого ранга, оставляя в воздухе позади себя золотистый след.

Рыцарь также, не колеблясь ни секунды, использовал свой светящийся меч, чтобы отражать один удар за другим. Тем не менее, так как он находился в невыгодном положении, и ему приходилось орудовать оружием с относительно маленькой досягаемостью, после каждого успешно отражённого удара он был вынужден делать шаг назад.

Громко взревев, Лоуз нанёс столь сильный выпад, что вражескому рыцарю пришлось отступить ещё на несколько шагов.

Лод Уолес, совершив очередной манёвр на лошади, ударил ногами по её животу и разогнался прямо в противника, закричав «убью» так громко, как это только было возможно.

Рыцарь, едва успев вернуть равновесие, увидел, как Лоуз мчится на него, и, хмыкнув, быстро встал в стойку. Он поднял свой длинный меч, намереваясь парировать новый удар.

Ездовое копьё пронеслось вниз с молниеносной скоростью, и только оно должно было столкнуться с мечом, как вдруг прошло по дуге, обойдя длинный меч, и удар превратился из взмаха в выпад. Золотое лезвие ездового копья засияло ещё ярче…

Рыцарь никак не ожидал, что его противник внезапно сменит направление атаки. Увидев, что его меч ни с чем не столкнулся, он понял, что что-то не так, но уже было слишком поздно. Выражение его лица переминалось с удивления до отчаяния. Затем, когда копьё прошло сквозь его грудь, раздался отчётливый звук разрезания плоти.

«Просто умри», — сказал Лод Уолес, подняв труп рыцаря копьём и отбросив его в сторону. С копья медленно капала кровь.

«Отлично сработано!» — похвалил Лорист. «Ты свиреп, как тигр, остроумен и в то же время ловок. Благодаря этим качествам ты смог прикончить врага одним ударом. Отныне тебя должны звать Свирепый Тигр Лоуз».

Лод Уолес хихикнул и сказал: «Благодарю за похвалу, милорд. В будущем я прославлюсь как Свирепый Тигр Лоуз».

«Это нечестно. Я тоже неплохо проявил себя. Локк, придумай и мне прозвище», — произнёс голос позади Лориста.

Лорист обернулся и увидел, как рядом с ним из ниоткуда появился Элс.

«Хорошо, твоё прозвище будет… Мрачная Тень Элс», — сказал Лорист.

«Мрачная Тень? Неплохо звучит, мне нравится», — радостно воскликнул Элс, по-видимому, вполне довольный своим новым прозвищем.

«О, точно. Я пришёл сюда не за этим. Милорд, взгляни туда», — сказал Элс, указав пальцем куда-то вверх.

Лорист поднял голову и увидел, что войска Легиона Железного Стража, защищающие базу на Хлебных Холмах, уже были предупреждены о нападении на лагерь внизу. Они собрались и начали спускаться по пригорку вниз, что можно было понять по двигающимся факелам. Они уже наполовину спустились со склона.

«Судя по количеству факелов, там, должно быть, более 1 000 человек. Проход блокируют лишь несколько десятков наших стражей… Боюсь, они не смогут оказать сопротивление», — доложил Элс.

«Они просто идут на свою смерть. Я думал, если мы окружим их базу и будем поддерживать осадку в течение двух-трёх дней, то они сдадутся. Однако теперь, когда они по своей воле вылезли оттуда, мы можем проложить путь до крепости кровью и захватить её», — сказал Лорист, взирая на факелы в отдалении.

«Дуйте в горн, сообщите Второму Высочеству на противоположной стороне начинать диверсионную атаку. Лоуз, ты остаёшься за главного здесь в лагере. Пусть полк солдат спешится и последует за мной к холмам, чтобы принять бой. Элс, пойдем», — сказал Лорист, направившись в заднюю часть лагеря в сопровождении Элса, который быстро оседлал лошадь и поехал за Лористом.

Громкий гул горна продолжал эхом отдаваться в воздухе…

Второе Высочество, беспрестанно шагающий возле военной базы, остановился и прислушался, сказав: «Ты слышала этот сигнал, Гласия?»

Женщина-рыцарь, чьи волосы были блондинистого цвета, возбужденно ответила: «Да, это точно был сигнал!»

«У Локка и других всё получилось! — воскликнул Второе Высочество: — Дуньте в горн в ответ. Приготовитесь и направляйтесь к границе…»

Недалеко от баррикад Герцогства Мадрас на границе горело огромное множество факелов, словно бесчисленные звёзды на ночном небе. Солдаты возбуждённо кричали, и от их криков дрожала даже земля.

Факелы вокруг Цитадели Личтана также были подожжены к этому моменту. Большая часть цитадели была ярко освещена. Один за другим солдаты в кожаной броне появлялись перед стенами цитадели и, нервничая, смотрели на факела вдалеке: как только они подберутся к деревянным баррикадам, мы откроем по ним огонь из баллист…

Маршрут от Хлебных Холмов вниз проходил через редкий лес. Примерно в 50 метрах от лагеря солдат возле леса находилось несколько дозорных башен, но о них уже позаботился Элс со своими людьми, когда они зачищали эту область.

Маршрут не был большим, шириной всего в 2 метра в лучшем случае. Лорист мог сказать, что подкрепления с базы на холмах вот-вот прибудут, поскольку он уже мог слышать их ругательства и болтовню.

Учитывая, что маршрут проходил в ‘S’-образной форме, Лорист всё ещё не мог дать точную оценку вражеских сил. Тем не менее, он, не проронив ни слова, с мечом ринулся вперёд и на первом же повороте столкнулся с солдатом Легиона Железного Стража, который держал факел в руке. Увидев Лориста, они подумали, что тот был их посланником, и один из солдат даже спросил: «Стой! Что случилось в лагере внизу?»

Лорист не издал ни звука, и, приблизившись, он ни с того ни с сего взревел: «Убить».

Набросившись на группу солдат, он быстро замахал длинным мечом. Цепочкой солдаты начали скатываться вниз по склону.

Лорист продолжал противостоять потоку противника…

Вскоре солдаты, находившиеся повыше, закричали: «Это враг! Вражеская атака!»

И тогда солдаты, почти подобравшиеся к концу склона, погрузились в панику. Они были вынуждены наблюдать, как гибнут их товарищи, им нельзя было ни на секунду расслабиться, однако они ничего не могли противопоставить атакам Лориста. Скорее, их бессмысленное сопротивление лишь делало их более простыми целями для Лориста.

Солдаты в верхней части склона быстро начали отступать, в то время как те, кто находился внизу, уже не могли сделать то же самое, как сильно бы этого не хотели. Лорист стремительно поднимался наверх, и через несколько минут он уже преодолел половину склона. Позади него не оставалось ничего, кроме трупов врагов.

Солдаты Легиона Железного Стража были полностью подавлены Лористом. Неспособность работать как единое целое только делало процесс их убийства проще. Самым удручающим было то, что солдатам, которых он всё же оставлял позади себя, приходилось иметь дело с Элсом, Рейди, Пэттом и остальными, в результате чего некоторые из них от отчаяния даже начали бросать тела своих мёртвых товарищей, дабы добиться более стабильной точки опоры.

Взбираясь вверх и попутно убивая врагов, Лорист отдавал предпочтение тем, кто держал факела. Без освещения солдаты Легиона Железного Стража не могли понять, сколько было противников, им оставалось лишь в панике метаться из стороны в сторону. Иногда раздавились крики тех, кому не повезло споткнуться о край склона.

Облака вновь заслонили свет Серебряной Луны, и холмы окутала прежняя тьма.

Чуть позже позади Лориста прозвучал знакомый голос: «Милорд, милорд… Где вы?»

Впоследствии на склоне загорелось несколько факелов. Можно было увидеть, как Пэтт и все остальные поднимались по склону.

Как только Лорист собирался ответить, у него внезапно возникло ошеломляющее, предвещающее беду, чувство, от которого он инстинктивно прислонился к земле, закричав: «Осторожно! Падайте на землю, сейчас же!»