Глава 162. Нежный Весенний Дождь

«Нет, Дядя Локк… Я только что сходила не туда… Можно я схожу заново…» – тем, кто сказал это, была ненаглядная дочка Пога, Алиса. Прямо сейчас она играла в шахматы магического зверя с Лористом.

Шахматы магического зверя на Гриндии имели схожесть с монополией. На шахматной доске был изображён сложный лабиринт, на протяжении которого было расставлено несколько сотен фигурок магических зверей. Боссом подземелья являлся красный дракон в центре лабиринта. Игроки, с другой стороны, были рыцарями, чьи ходы равнялись выпавшему числу на кубике.

Отличие от монополии было в том, что игрокам, чтобы играть в эту игру, требовались хорошие арифметические способности, так как у каждой фигурки имелись определённый очки. К примеру, если рыцарь, у которого было 10 очков, встречал фигурку магического козла с вырезанным под ней числом 5, то рыцарь без каких-либо ранений убивал этого козла, а его счёт поднимался до 15. Если же рыцарь со счётом 10 встречал магического волка, у которого было 9 очков, первый побеждал последнего, но его счёт не становился равен очкам двух фигурок сложенных вместе. Только когда счёт рыцаря вдвойне превышал зверя, он мог полностью поглотить очки побеждённой фигурки. В том случае, когда разница в боевых очках между фигурками была небольшой, рыцарь добавлял к своему счёту лишь разницу между собственным счётом и счётом противника. В случае с рыцарем со счётом 10 и волком, который мог похвастаться своими 9 очками, счёт рыцаря после победы над волком становился равен 11 очкам.

В лабиринте было множество распутий, каждое из которых охранялось различными магическими зверьми. Следовательно, все выборы основывались на боевом потенциале фигурки, чьей целью было выжить и победить красного дракона в центре лабиринта. Вот почему шахматы магического зверя были также известны как игра «убийство дракона».

Только что Алиса сходила не в том направлении и наткнулась на магического тигра. Учитывая, что у её рыцаря было 37 очков, в то время как у тигра 42, молодому рыцарю оставалось лишь стать добычей свирепого тигра. Итак, Алисе нужно было начинать всё с самого начала лабиринта и вернуть фигурки всех магических зверей, которых одолел её рыцарь, на их прежние места. Однако её совсем не устраивал такой исход событий, и она хотела отменить свой последний ход.

Лорист с любовью ущипнул Алису за лицо и позволил ей переиграть ход.

На стуле возле окна сидел старший брат девочки, Говард. Он был поглощён чтением книги, которую сам взял с книжной полки неподалёку. Посередине комнаты сидели два сына-близнеца наёмника Золотого ранга Фрейяра и, периодически закидывая печенье в рот, они пытались построить замок из блоков.

На данный момент Лорист пал под натиском Алисы, поскольку они не виделись более шести месяцев с тех пор, как Лорист отделился от конвоя и направился в доминион семьи. В течение всего этого времени Алиса скучала по своему доброму дяде, который время от времени баловал её. Кроме того, учитывая сильный снегопад, девочка не могла выйти на улицу и поиграть там, поэтому вместе с собой она привела двух своих друзей, близнецов Фрейяра. Все вместе они каждый день приходили в большую комнату Лориста, находившуюся на самом верхнем этаже, чтобы поиграть там.

По началу Поттерфэнг и Фрейяр очень волновались, что их дети будут мешать Лористу, и не хотели отпускать их. Тем не менее, Лорист не был против, так как зимой было особо нечего делать, а дети, играющие в его комнате, помогали оживить атмосферу. Так как у него были собственные люди, ответственные за бездомных и конвой, Лористу не приходилось ничего делать, кроме как изредка показываться на людях.

К тому же он воспользовался этой возможностью, дабы проверить, не отлынивал ли Говард от учёбы во время северного путешествия. Чтобы остальным детям тоже не было скучно, Лорист поручил ремесленникам сделать несколько игрушек, похожих на те, что он видел своей предыдущей жизни. Таким образом, дети оставались веселы и заняты, а его комната превратилась в игровую площадку.

Раздалось несколько последовательных стуков в дверь Лориста. Пришедшим оказался Пэтт.

«Милорд, Рыцарь Юрий только что вернулся, и Сэр Чарад просит встречи с вами в главном зале», – произнёс Пэтт.

«Дядя Локк, раз у тебя появились дела, давай перенесём нашу игру на потом», – сказала Алиса, встав и быстро скинув все фигурки и карточки с очками обратно в игральную коробку, прежде чем Лорист успел что-либо ответить.

«Ты, хитрая девчонка, я бы выиграл тебя через два хода. Ты снова увиливаешь…» – пожаловался Лорист.

Однако Алиса не обратила на его жалобы никакого внимания и в приподнятом настроении пошла к близнецам. Подойдя к ним, она покачала головой, как бы комментируя небрежный вид их замка.

«Давайте лучше построим сад», – сказала Алиса, принявшись разбирать замок.

Двух братьев возмутили её действия, и они начали с ней ссориться.

Покинув шумную комнату и спустившись вниз, Лорист поинтересовался у Пэтта: «Что сказал Юрий?»

«Юрий говорит, дорога по-прежнему непригодна для путешествий, потому что она всё ещё очень мокрая и грязная. Грязь достаёт до колена. Ну, в основном это из-за того, что снег только начал таять, и дожди никак не помогают грязи высохнуть. Мы не сможем передвигаться по этому на наших повозках. Чтобы дорога более-менее высохла, потребуется как минимум десять солнечных дней, – ответил Пэтт. – Также Юрий сказал, что он добрался до ближайшей реки и поспрашивал старого лодочника. Тот ответил, что пересечь реку не получится вплоть до 25-го дня 2-го месяца из-за множества льдин, спускающихся вниз по течению и блокирующих данную часть реки. Река не очистится полностью до конца 2-го месяца».

«Эх, полагаю, нам в любом случае придётся ждать очередной месяц… Если мы будем вынуждены оставаться здесь ещё дольше, не удивлюсь, если моё тело покроется ржавчиной… Поскольку у нас нет возможности возобновить путешествие, зачем я понадобился Чараду?» – произнёс Лорист.

«Я не совсем уверен. Он сказал, что хочет обсудить с тобой что-то…»

……

Контрастируя со свободным графиком Лориста, Чарад был занят большую часть своего времени. Управление 70 000 членами конвоя и 100 000 бездомных всецело лежало на его плечах, день за днём его беспокоят даже по самым незначительным конфликтам и делам. Несмотря на то, что у него было более пятидесяти офицеров-помощников, которых он выбрал за время путешествия конвоя, многие вещи требовали его личного присутствия, к его большому разочарованию.

«Он отказывается передавать нам? На каких основаниях? Отправьте туда патруль. Мне без разницы, что он мэр города. Дайте ему десять ударов плетью. Мне наплевать, что ему восемьдесят лет. Если он идёт против наших правил, он должен быть наказан. И он сам будет виновен в своей смерти, если умрёт в процессе наказания. Те, кто ему сочувствует, могут проваливать вместе с ним! Мы не обязаны кормить таких бесполезных паразитов, как он! Быстро! Десять ударов плетью, это приказ!»

Лорист и Пэтт, спустившись на третий этаж, уже могли слышать крики Чарада. Им было любопытно, что могло так вывести его из себя.

Когда они пришли в зал, перед ними предстала сцена убегающего в ужасе офицера и чуть ли не дымящегося от злости Чарада.

«Что происходит?» – спросил Лорист.

«Ничего серьёзного… Старик, которому уже за семьдесят, утверждает, что был мэром города в прошлом, и поэтому он выбрал себе двух женщин из бездомных, чтобы те стали его служанками, и забрал десять процентов продовольствия, что мы передали гражданам города! Разве мы совсем недавно не проводили чистку и проверку лагерей? Тогда мы и заметили, что у него собралась целая куча ресурсов, которую он отобрал у других. Только мы собирались конфисковать всё, он тут же взорвался, потому что думал, что ввиду его возраста мы закроем на это глаза. Вот почему я приказал наказать его десятью ударами плетью, чтобы этот урок ему запомнился надолго. Старик до сих пор считает, что у него есть какие-то привилегии над другими, несмотря на то, что он сам стал бездомным, как смешно», – сказал Чарад.

«Не проще было просто повесить его? Я хочу сказать, что, учитывая его возраст, он не более чем бремя, которое поглощает наши ресурсы, не привнося собственного вклада. Что скажете, милорд», – изложил свои мысли Юрий, сев и сделав глоток горячего чая.

Лорист на мгновенье задумался и сказал: «Забудь об этом. Поскольку Чарад уже отдал приказ об его наказании, в этом больше нет нужды. Тем не менее, убедись, что мы избавимся от этих паразитов, которые только берут и не дают ничего взамен, прежде чем возобновим наше путешествие, чтобы они не испортили общий дух конвоя».

Причина, в связи с которой Чарад попросил встречи с Лористом, заключалось в том, чтобы обсудить вопрос с отбытием. В отличие от Лориста, спешившего как можно скорее вернуться в доминион, Чарад надеялся, что они пробудут здесь хотя бы ещё один месяц. Принимая во внимание то, что к началу путешествия нужно было много всего подготовить: починить повозки, дать лошадям время разогреться и прийти в себя, а также собрать одежду и провиант для более чем 100 000 людей, конвой и бездомные не могли так быстро уйти отсюда.

Другим немаловажным фактором было то, что Чарад намеревался транспортировать 85 миллионов килограммов еды в доминион, которая, несомненно, займёт некоторые подводы, изначально предназначавшиеся для людей, и замедлит конвой в целом.

Лорист же хотел быстрее вернуться в доминион и был готов пожертвовать ради этого едой. Однако то, что сказал ему Чарад, мгновенно заставило его передумать.

Чарад сказал, что в течение двух с половиной месяцев в Городе Кобо, что равняется примерно 80 дням, 170 000 человек в Городе уже потребили около 15 миллионов килограммов еды, хранившейся здесь. Если они не привезут оставшуюся провизию в доминион, еда там закончится через три месяца. Чарад был уверен в том, что запасов доминиона не хватит, чтобы справиться со столь огромным притоком людей.

Лористу волнения Чарада показались не беспочвенными. Он вспомнил отчёт Управляющего Спиэля, в котором говорилось, что в доминионе имеется около 30 миллионов килограммов продовольствия, и рабочие на строительной площадке тоже полагаются на эту еду. Теперь, когда Город Вилднорст был заброшен, годовой урожай Бастиды Кленового Леса достигал 4 миллионов килограммов. Если они не заберут еду из Города Кобо, люди, безусловно, начнут голодать в течение шести месяцев после прибытия в доминион.

«Давай захватим с собой продовольствие, – беспомощно произнёс Лорист. Вдруг вспомнив что-то ещё, он продолжил. – Только не забудь, когда мы попытаемся пересечь реку, это доставит нам немало проблем. Так как нам в любом случае нужно ждать ещё месяц, прикажи ремесленникам сконструировать небольшие лодки и деревянные доски, дабы мы могли сделать временный плавучий мост».

«Ты имеешь в виду построить Рыболовные Лодки Локка?»

«Ну, что-то вроде того. Тем не менее, поскольку мы также будем транспортировать повозки, мост должен быть не менее пяти метров в ширину, а каждая лодка должна быть заполнена двумя слоями зелёной глины. Расстояние между двумя берегами составляет где-то 300 метров, так что убедись в том, чтобы лодок было достаточно», – проинструктировал Лорист.

……

На 10-й день 2-го месяца Второе Высочество в спешке вновь посетил конвой, несмотря на дождливую погоду. Он прибыл по двум причинам: во-первых, он хотел одолжить ещё еды, а во-вторых, попросить Лориста задержать отбытие конвоя до 5-го месяца, в течение которого будет происходить сбор озимой пшеницы.

Лорист немедленно отказал ему в просьбе и сказал, что не контактировал с семьёй с 9-го месяца прошлого года и больше не может задерживаться. Зимние снегопады уже прошли, а на их место пришли весенние дожди, поэтому Лористу уже не терпелось вернуться в свой доминион. Он принёс свои извинения за то, что не в силах выполнить просьбу Второго Высочества.

Затем Лорист упомянул, что после отбытия конвоя, он может передать Город Кобо в руки Второго Высочество и тому для защиты нужно будет разместить там лишь 10 000 солдат Королевской Стражи. Лорист также убедил его в том, что благородные Провинции Деламок не станут действовать безрассудно. Касаемо продовольствия, Лорист был готов безвозмездно передать ещё 10 миллионов килограммов еды Второму Высочеству, дабы отпраздновать поражение Герцога Мадраса.

Однако, несмотря на слова Лориста, Второе Высочество нахмурился и сказал, что если он оставит 10 000 солдат охранять Город Кобо, ему не хватит сил противостоять Легиону Морской Горы. Он считал, что наилучшим способ решить эту проблему будет оставить половину конвоя здесь, а другую половину вернуть в доминион.

Тем не менее, Лорист выразил несогласие, сказав, что пообещал всех до единого привести в доминион семьи, и что он не намеревается оставлять кого-либо позади. Он был обязан выполнить своё обещание, и у него не было причин оставлять солдат в городе, поскольку это место не являлось частью доминиона его семьи, и ему не было нужды защищать его.

В конце концов, не придя к единому соглашению, они расстались.

Наблюдая за удаляющимся силуэтом Второго Высочества, Лорист толкнул Чарада локтем и сказал: «Теперь понимаешь? Если он не отдаст нам Город Кобо, любые другие его обещания будут обычным пустым звуком. Ты уже можешь видеть, как сильно он пытается уговорить нас остаться, не упоминая об этом».

Чарад горько рассмеялся и ответил: «Думаю, нам нужно ускорить наши подготовительные работы и покинуть это место как можно быстрее. Мне кажется, он попросил нас остаться, потому что получил вести о том, что Второй Принц планирует организовать кампанию на Провинцию Деламок. Вот почему Второе Высочество надеется, что мы будем здесь и не дадим Второму Принцу пройти, пока сам он будет собирать свои силы. Может быть, Второе Высочество даже рассчитывает, что мы со Вторым Принцем просто истребим друг друга».

«Ты верно мыслишь, – сказал Лорист, кивнув. – Я думаю так же. По этой же причине он не хочет оставлять здесь своих солдат Королевской Стражи. Мне просто не верится в то, что какие-то 10 000 солдат смогут как-то повлиять на его сражение с герцогом. Ты читал письмо Элса?»

«Зимой Второе Высочество ни секунды не сидел без дела. С помощью 50 миллионов килограммов пиши, что мы предоставили ему, он не только расширил Легион Неистового Шторма до 56 000 человек, но и увеличил численность Королевской Стражи до 83 000. Более того, он реконструировал Цитадель Личтана и сформировал там гарнизонное войско численностью в 20 000 человек. Только идиот поверит в то, что ему не хватает солдат. Даже если он не может отправить Королевскую Стражу, что насчёт его гарнизонных войск. Он нас за дураков держит?»

«У Второго Высочества большие амбиции, даже слишком большие. Даже несмотря на то, что мы помогли ему столько раз, он всё равно пытается подсунуть нам короткий конец палки. Он думает, мы не сможем разглядеть его истинные намерения? – эмоционально произнёс Чарад. – По сравнению с ним ты слишком мягок, Локк. Иногда я в самом деле не понимаю почему ты ведёшь себя настолько добро, что даже позволяешь другим пользоваться твоими преимуществами. Ты должен понимать, что теперь ты — лорд, а не просто инструктор в Академии Рассвета. Ты должен действовать с гордостью и достоинством».

Лорист громко рассмеялся и озвучил высказывание, которое Чарад посчитал очень странным: «Хладнокровность и расчётливость не обязательно делает из человека героя. Доброта и внимательность не делает из человека плохого правителя…»

Затем Лорист развернулся и, направившись к замку, спросил: «Ты бы последовал за таким правителем, как я, или лучше за таким героем, как Второе Высочество?»

«Ты, должно быть, прочитал это высказывание в какой-то очередной странной книге. Звучит весьма проницательно, – сказал Чарад, догнав Лориста, чтобы идти с тем нога в ногу. – Само собой разумеется, я, конечно же, последую за тобой, Лорист. Ты мне как младший брат, Локк, я обязан убедиться, что ты не облажаешься и не станешь посмешищем среди лордов. Я бы никогда и ни за что не присоединился ко Второму Высочеству. Иначе, я бы, возможно, закончил, помогая ему подсчитывать деньги за продажу себя же, даже не догадываясь об этом».

«Я испытываю сочувствие лишь к бывшим студентам нашей академии и некоторым рыцарям, перешедшим на его сторону… Даже если наш конвой не понёс никаких значительных потерь за более чем полугодовое путешествие, за десять дней присоединения ко Второму Высочеству, многие из них умерли. Также, Локк, тебе следует предупредить твою кузину Гласию, что у неё нет ни шанса стать королевой или императрицей, учитывая амбициозность и личность Второго Высочества…» – с сожалением проговорил Чарад.

Лорист вздохнул и сказал: «Толстяк, тебе есть много чего сказать, не так ли? Всё в порядке. Каждый выбирает собственный путь, и даже если мы попытаемся поменять его, это будет чрезвычайно сложно с тех пор, как человек зациклился на нём. Я обязательно напомню об этом своей сестре. А прислушается ли она к моему совету, уже зависит от неё».