Глава 1142. Вернуть прежнюю славу

Командиры черной и белой армий столкнулись в жестоком поединке.

— К победе! — прорычал строй рыцарей.

— Непобедимый! — не менее громко ухнула армия Чамборда.

Оба легиона громко поддерживали своих командиров, потому что это и впрямь были самые сильные воины в каждом из них.

Для рыцарей Аткинсон являлся символом верной победы.

С самого начала формирования легиона, они ни разу не видели противника, выдержавшего бы хоть один удар его копья.

Символом непобедимого воина для независимого отряда был Лэмпард.

Хоть этот отряд и существовал недолго, но все они боготворили императора Александра и одобряли его выбор командира – когда тот организовал соревнования, немало орков и людей пытались померяться с ним силой, но Золотой Лев Лэмпард одолел всех и подтвердил свое звание непобедимого, заслужив уважение и восхищение орков.

Бух!

Черный меч и серебряное копье столкнулись.

Все затихло.

У всех появилось ощущение, что что-то не так.

Ожидаемого грохота и взрыва силы не произошло.

Всадники и их скакуны замерли, словно изваяния, мертвенная тишина повисла на три секунды.

БА-БА-БАХ!

Огромная ударная волна наконец разошлась по степи.

Трава вокруг превратилась в пепел, по земле прошла рябь, пыль поднялась столбом, ураганный ветер поднялся вокруг.

Два мастера закружились в схватке, слишком быстрой для глаза, только искры энергии летали вокруг.

Затем они вдруг исчезли, и вдруг в небе разверзлась щели, в которой были видны два мелькающих силуэта и их скрещивающиеся копье и меч, так что летели искры.

Это было воистину битва богов!

Наконец столкнувшись с настоящим противником, ни золотой лев, ни сероглазый рыцарь не могли одержать победу с привычной им легкостью, поэтому чтобы защитить своих солдат от выбросов их боевой энергии, они решили переместиться в небо.

На земле, впрочем, и так уже было достаточно последствий.

Ураганный ветер пропахал в степи канавы.

Среди рыцарей начал нарастать звук священной боевой песни, и над их строем вдруг возникло изображение огромного крылатого боевого ангела, а вокруг строя рыцарей появилось светящееся кольцо!

— Победа! — опять рявкнули рыцари.

Их сила стремительно возрастала, уже увеличившись в два раза.

Серебряный свет начал подниматься от их строя к небесам.

Десять тысяч рыцарей словно слились в одной целое, и остатки бушующей после сражения мастеров на земле силы полностью исчезли в радиусе ста метров от их строя.

……

— Эта боевая техника Церкви, Боевое кольцо благословения…

Наблюдавший за боем Кассано изменился в лице.

Он помнил, как [Легион молнии] Милана и Интера, входивший в десятку сильнейших на материке, некогда непобедимый, не продержался и двадцати минут против рыцарей инквизиции.

Эта техника и еще ряд других стали причиной того горестного поражения, о котором он так не хотел вспоминать.

Та картина все еще стояла перед глазами Кассано.

Снова увидев ее, Кассано, переживавший, что первая битва этого отряда Сун Фея станет его последней, не выдержал и выкрикнул это предостережение.

Однако в следующий миг все пошло самым непредсказуемым образом.

……

Другая, звучная и чистая боевая песнь поднялась из строя сборной армии, ничуть не уступающая по силе песни жрецов.

Над ними появилась сияющая тотемная руна, сияние которой опустилось на воинов, а затем кольцо, похожее на то, что у рыцарей, окружило строй.

Сила же воинов тоже многократно увеличилась.

В особенности у орков, которые на миг пришли в боевое неистовство.

Их и без того рослые фигуры вдруг увеличились, мускулы вздулись, так что доспехи чуть не полопались, шерсть встала дыбом, а над головами появились изображения тотемных животных, глаза налились кровью и даже белый пар вырвался из ноздрей.

Клубы черного дыма поднялись к небу, не слабее, чем серебряное сияние противника, на миг даже скрыв строй независимого отряда, от чего создавалось впечатление, что это и впрямь демоны из ада.

……

— Это… да, это легендарная боевая песнь орков! — потрясенно воскликнул Кассано.

Он вдруг понял, почему Сун Фей был так уверен в своем отряде.

Согласно легендам, орки обладали особой врожденной магией, и с помощью боевой песни можно было не только увеличить силу солдат, боевую энергию, боевой дух и способность к обороне, но и понизить силу и сопротивление противника.

В древние времена силу этой боевой песни называли третьим видом силы.

Так как орки давно исчезли с континента, люди уже позабыли о ее существовании.

Сегодня эта исчезнувшая сила вернулась на континент.

Они собрались вернуть прежнюю славу.

Похоже, они ничуть не уступали сильнейшему легиону материка.

— Кто бы ни победил, одно известно наверняка, с полным превосходством рыцарей Церкви на материке покончено!

……

Бух-бух-бух!!

На выжженном поле наконец схлестнулись основные силы двух армий.

Брызнула кровь, хрустнули кости!

Ржание коней смешалось с ревом орков!

Две могучие армии наконец развернулись в полную силу.

Серебряная святая сила и черный туман сплелись, уничтожая друг друга, боевые песни то и дело звучали в ходе боя, мелькали черные и белые доспехи, люди то и дело сталкивались или даже падали.

Словно две горы столкнулись.

Рыцари в сияющих доспехах перемещались на отборных скакунах, специально подготовленных для легиона и носивших особые доспехи, не только закрывавшие глаза, колени и другие уязвимые части лошадей, но и оснащенные шипами для дополнительного урона противнику.

Без преувеличений, один рыцарский конь был сравним с воином звездного ранга по убойной силе.

Но это не было преимуществом против армии Чамборда.

Потому что ездовые животные орков выходили за все рамки понимания –

Ездовые волки перемещались легко и быстро, одним прыжком преодолевая сорок-пятьдесят метров, а с тотемной магией и вовсе были неуловимы, как ветер, легко вклиниваясь в щели в строю рыцарей, их тонкие, но острые клинки на шерсти входили в щели в доспехах, нанося не смертельные, но болезненные раны как рыцарям, так и их коням.

Ездовые медведи шли напролом, как крушащая все на своем пути скала, только своим напором они легко могли сбить лошадь со всадником.

Еще и быстрые, как ветер, кентавры, метко пускающие свои стрелы, не нуждающиеся в скакуне, силачи-бычьи воины, стремительные воины-леопарды…

Всевозможные виды орков, привыкших к различным стилям боя, доставляли много хлопот рыцарям.

Впервые их атака обернулась для них настолько печально.

Они ощущали, что противник начинает подавлять их.

Они уступали быкам и медведям в силе, уступали в скорости волкам и леопардам, уступали в стрельбе кентаврам, уступали в координированности чамбордским наездникам на огненных зверях, даже их гордость, техника [Боевое кольцо], не давала им преимущества перед тотемной магией.

……

— Непобедимый! — выкрикнул медвежий воин Коне боевой клич сборной армии Чамборда.

Он взмахнул огромным, как дверь, боевым топором, и разом сломал с десяток копий, летевших в него, и еще одним движением обезглавил всадников.

Звяк-звяк-звяк!!!

Огромный топор, к ужасу рыцарей, с легкостью в щепки крошил копья, рубил направо и налево головы всадников и даже коней, как черная молния.

В то же время.

Со злорадной ухмылкой один рыцарь атаковал копьем сзади, пробив черный доспех на плече Коне, по кровостоку копья заструилась кровь.

— Э?! — вскрикнул он тут же, вытаращив глаза.

Копье в его руках вдруг выгнулось дугой и вылетело из рук.

— Ха-ха-ха, кто тут у нас? — рассмеялся Коне, словно и не был только что ранен.

Он своей медвежьей силой сдержал копье, пробившее его плечо, а затем мгновенно повернулся и рассек нападавшего на две половины.

— Ха-ха, непобедимый!

Коне вырвал копье, торчавшее из плеча, и бросил его, описав широкую дугу, копье пронзило двух не успевших отреагировать рыцарей.

Этот молодой медвежий воин был подлинным образцом боевой ярости орков.

Такие сцены происходили по всему полю боя.

Бой был предельно жестоким.

Нельзя недооценивать лучший легион материка, их силу и слаженность, их умение переломить бой на свою сторону, их боевой дух и веру в победу, все это было у них в крови, но даже с поправкой на неожиданность боя, понесенные потери уже намного превышали их ожидания…