Глава 839. Помощь императора

«Твою мать, Льорис, этот сукин сын, всё-таки бросил меня на произвол судьбы?»

Сун Фей не на шутку забеспокоился.

Сейчас он находился в самом критическом положении за всё то время, что пребывал на Азероте. Пусть даже Сун Фей и был крайне силён, имел неукротимое тело варвара на адской сложности, однако к настоящему моменту его силы уже были на исходе.

Но опыт неоднократных убийств в реальности и мире Диабло подсказывал Сун Фею, что чем критичнее момент, тем больше нужно стараться сохранить ясный ум, поэтому он не впал в панику, а вложил последние силы для борьбы.

«Блядь, выложусь по полной!»

Он призвал [Трон смуты], активировал его на полную мощность и в то же время использовал определённое количество опыта, применив уже давно неиспользованный божественный навык [Призыв]. Он призвал из мира Диабло одного из боссов на адской сложности…

[Владыку боли] Дуриэля.

В космическом пространстве [Благодатного вздоха] тихо появились огромные голубые светящиеся врата.

Затем светящие врата пересекли острые, как иглы когти, появившись в магическом кругу. Далее именуемый одним из четырёх меньших зол [Владыка боли] Дуриэль издал ураганный рёв, немедленно вырвавшись из светящихся врат.

Сун Фей почувствовал небольшое облегчение.

Хотя [Благодатный вздох] являлся магическим кругом божественного уровня, однако, к счастью, он не был всемогущ. [Призыв], как и [Обучение] и [Дар], являлся одним из трёх великих божественных навыков, поэтому мог воздействовать на правдоподобное пространство этого магического круга. Он стал проблеском надежды для Сун Фея.

Дуриэль являлся демоном на адской сложности мира Диабло. Его сила считалась крайне порочной, а потому она от природы была полной противоположности святой силе.

Поэтому, как только демон очутился в магическом кругу [Благодатный вздох], он сразу подвергся атаке вездесущей святой силы. То и дело раздавались шипящие звуки, будто жарится мясо. Этот демон из другого мира издавал яростный и в то же время печальный вой.

От его жирной туши поднимался зелёный вонючий дым, который моментально распространился по всему пространству.

«Что это?» Раздался в пространстве крайне изумлённый голос золотого скелета.

«Это твой пиздец!» Гневно крикнул Сун Фей. Управляя [Троном смуты], он непрерывно уклонялся от атак взбешённого Дуриэля, ожидая подходящего момента.

Тёмная энергия Дуриэля по своей насыщенности, естественно, не могла потягаться с непрерывно вливавшейся в [Благодатный вздох] величественной, неописуемой святой силой, однако боссы на кошмарной сложности в мире Диабло уже обладали определённой частицей божественности. Даже небольшая частица этой божественности оказывала неописуемое влияние на мир обычных людей.

После непродолжительной схватки самой величественной святой силы и самой чистой тёмной энергии наконец-то произошёл громоподобный взрыв, будто пороховую бочку подожгли.

Яростная взрывная волна походила на Большой взрыв во времена зарождения Вселенной. Эта взрывная волна существенно повлияла на бесконечное пространство магического круга [Благодатный вздох]. Повсюду начала появляться рябь. Издавался шоркающий звук, как от обдуваемой ветром бумаги. В любой момент пространство могло разорваться.

Управляя [Троном смуты], Сун Фей умело защищал себя, с большим трудом выдерживая волны взрывов. В то же время он выпустил душевную силу, тщательно отслеживая изменения в каждом уголке пространства. Как только в пространстве появится щель, он сбежит через неё.

Бум, бум, бум, бум, бум!!!

«Ещё недостаточно, ещё чуть-чуть, ещё чуть-чуть. Чёрт, взрывайся же, дальше взрывайся!»

С течением времени жизненно важная щель, на которую так надеялся Сун Фей, так и не появилась. Громадное тело Дуриэля собиралось вот-вот взорваться, а волны взрывов должны были скоро закончиться…

……

Императорский дворец Леона.

«Хм? Я никуда тебя не отправлял. Куда ты направляешься?» Лучи заката осветили Льориса, тихо направлявшегося к выходу из главного зала. Император приподнял брови и нарушил тишину, задав низким голосом вопрос.

«Ваше Величество, король Шамбора…» Льорис поспешил ответить.

«Ты действительно собираешься спасать военного гения Зенита?» Его Величество выглядел неодобрительно.

Льорис свесил голову и после небольшого молчания снова поднял голову, стиснув зубы: «Ваше Величество, человек, которому я собираюсь помочь, не военный гений Зенита, а друг, что спасал меня неоднократно.»

«Хорошо, я восхищаюсь твоей храбростью, но разве ты не понимаешь, какие будут последствия твоего поступка? Какие крупные беды навлечёшь на Леон, если ты, будучи князем империи, сейчас вмешаешься в планы Святой Церкви? Члены твоей семьи; солдаты, что поклоняются тебе; несметное множество жителей могут из-за тебя попасть в небывалую катастрофу.»

«Будьте спокойны, Ваше Величество. Ныне всей империи известно, что я не императорский князь, а преступник, которого разыскивает вся империя. Когда Святая Церковь будет проводить расследование, у неё появятся твёрдые основания снять все обвинения с империи.» Спокойно произнёс Льорис, уже явно всё обдумав.

Услышав эти слова, император Жуниньо свирепо уставился на юного подданного, которого он раньше ценил больше всех. Взгляд Льориса был стыдливым, но решительным. Атмосфера была угнетающей.

Спустя продолжительное время на лице императора внезапно показалась слабая улыбка, как будто любящий отец смотрел на своего сына. Он сказал со смехом: «Хорошо, не думал, что после этого военного похода ты хоть и погубишь половину военно-морского флота империи, переживёшь смертельную опасность и подвергнешься крупным невзгодам, однако позволишь мне увидеть твою зрелость. Хорошо, прекрасно! Я доволен твоей непреклонностью и тем, что ты смог принять такое решение.»

«Ваше Величество…» Льорис беспокоился, что Его Величество приложит свою руку, чтобы остановить его, но эти слова изумили и в то же время обрадовали его.

«Ха-ха-ха, коварство Святой Церкви наконец-то раскрылось на континенте. Нам наконец больше не нужно терпеть, ха-ха-ха-ха…Твоя сила ничем не поможет. Вместо тебя я помогу!»

Жуниньо громко рассмеялся, задрав голову, и щёлкнул пальцами, выстрелив.

Крохотный сгусток серебряной энергии, походивший на иголку, выскочил из его пальца.

Сгусток энергии живо промелькнул, бесшумно пролетев в воздухе, и погрузился в самую ярчайшую часть серебристо-белого свечения в церковно-административном округе Жерлана.