Глава 495. Каждому свой противник!

Судя по тому, каким тоном говорил Юэ Фэн, молодой человек был абсолютно уверен в своей способности справиться с Цзы Мэем, как и в том, что Бай Юньфэю не составит труда одолеть Син Цюхуна, практика на пике ступени Пророка Духа.

Бай Юньфэй задумчиво кивнул. Он был способен сражаться на равных с противниками такого уровня силы, ещё когда был на ранней стадии Пророка Духа, и предстоящее сражение вряд ли чем-то будет отличаться. Даже хорошо, что этот парень был здесь, сражаться против двух Пророков Духа на пике ступени было бы куда сложнее. Без существенного преимущества в реальном бою любая случайность могла стать роковой.

«Я слышал, что у клана Син есть какой-то почтенный предок на ступени Короля Духа. Тебе что-нибудь об этом известно?» — спросил Бай Юньфэй, решив с пользой скоротать время до прибытия противника.

«Король Духа? — пренебрежительно фыркнул Юэ Фэн. — Пхах… это то, что они рассказывают всему миру. Для любого клана существование такого старейшины — источник влияния и славы, но… согласно моим источникам, у них был предок на ранней стадии Короля Духа».

«Был?» — переспросил Бай Юньфэй, заинтригованный акцентом на прошедшем времени.

«Именно, был, — засмеялся Юэ Фэн. — За пределами клана могут об этом не знать, но этот Король Духа погиб четыре года назад!

Хе-хе, в глазах обычных духовных практиков Короли Духа могут казаться почти бессмертными, однако для практиков на той же ступени Короли Духа ранней стадии лишь новички, едва открывшие дверь в мир новых возможностей. Четыре года назад Король Духа клана Син погиб в сражении с другим Королём Духа за какое-то сокровище!»

Юэ Фэн неплохо потрудился, собирая информацию о ситуации дома Син. Раз Цзы Мэй решил укрыться под их крылом, молодой человек счёл, что ему остаётся только копать под клан и выжидать удачной возможности. Информацию о смерти почтенного предка Син ему удалось заполучить совершенно случайно, поскольку знали об этом считанные единицы. Клан хранил эту тайну в строжайшем секрете, слишком уж большими бедами им грозило обнародования правды.

Бай Юньфэй вздохнул с облегчением. Если дело обстояло именно так, то ему не о чём беспокоиться.

К этому моменту две кометы уже достаточно приблизились, чтобы можно было разглядеть детали. Син Цюхун летел на широком зелёном мече, а Цзы Мэй использовал для полёта гигантский цепной меч. Как оказалось, оба они владели полётными артефактами!

Наконец, двое мужчин остановились, и окутывающее их духовные предметы сияние начало меркнуть.

Син Цюхун был облачён в расшитый золотом традиционный костюм. На вид ему было пятьдесят с лишним, но сейчас образ почтенного старейшины портила гримаса ярости, застывшая на лице.

Цзы Мэй выглядел лет на десять младше. Он был облачён в пурпурное одеяние и, словно чтобы подчеркнуть имя, имел кустистые фиолетовые брови. Ещё более причудливыми были его глаза, которые скорее подошли бы ядовитой змее. В общем и целом он производил впечатление коварного и опасного человека.

Син Цюхун стал не первым, кто заговорил, поскольку Цзы Мэй вдруг, выпучив глаза, ткнул пальцем в Юэ Фэна: «Это ты!»

От его голоса, сухого и хриплого, у обычного человека бы наверняка мурашки забегали по всему телу.

Юэ Фэн ответил ему убийственным взглядом: «Наконец-то я нашёл тебя, Цзы Мэй. На этот раз даже не надейся сбежать! Твоя жизнь пойдёт в уплату за жизни сорока трёх жителей деревни Фронд!»

В этом была причина вражды между Юэ Фэном и Цзы Мэем!

Молодой человек много путешествовал во время своих тренировок во внешнем мире, и небольшая горная деревушка стала одним из его временных пристанищ. Жители деревни приютили его и окружили гостеприимством и заботой. Но когда он вернулся туда во второй раз, то его поприветствовали лишь полуразрушенные остовы домов! Из жителей не уцелел никто, лишь кое-где обнаружились их обглоданные останки, словно здесь устроил резню какой-то дикий зверь!

Как он выяснил позднее, истинным виновником трагедии был не кто иной, как Цзы Мэй! Жители деревушки погибли только из-за того, что ему срочно понадобилось «покормить» своего духовного зверя…

С того самого дня Юэ Фэн, словно одержимый, принялся выслеживать и преследовать Цзы Мэя. Во время их первой встречи Юэ Фэн сумел убить его духовного зверя, но сам практик сбежал и нашёл прибежище у клана Син.

Цзы Мэй потемнел лицом и с ненавистью уставился на молодого человека.

«Лорд Син, — обратился он к Син Цюхуну. — У меня личные счёты к этому мерзавцу. Я должен убить его лично. Надеюсь, вы сможете позаботиться о втором».

После этой фразы сценарий боя окончательно кристаллизовался. Две дуэли один на один, у каждого свой противник.

Коротко пожелав Юньфэю удачи, Юэ Фэн двинулся прочь, чтобы сразиться со своим врагом, не беспокоясь о чём-либо ещё. Цзы Мэй молча последовал за ним.

Ни Бай Юньфэя ни Син Цюхуна дела этих двоих ничуть не волновали.

«Ты и есть тот, кто убил членов моей семьи?!» — потребовал ответа глава клана Син.

Бай Юньфэй пренебрежительно отвёл взгляд от пышущего гневом практика: «Не стоит строить из себя жертву. Твой сыночек далеко не ангел, даже после смерти его не повернётся язык так назвать. А остальные по своей воле пришли за моей жизнью, не наоборот. Если ваш „гордый“ клан так хочет меня убить, то вы и сами должны быть готовы к смерти».

«Хах! Что ж, хорошо! — взорвался Син Цюхун. — Один мелкий мерзавец бросает вызов всему моему клану! Я позабочусь о том, чтобы ты не умер быстрой смертью!»

«Всему твоему клану, говоришь? А что, от него ещё что-то осталось? — парировал Бай Юньфэй. — И, кстати, просто чтобы ты знал. Когда твой ненаглядный Син Ло пришёл за моей жизнью, то погиб от своего собственного отравленного клинка».

«Т-ты… — Син Цюхун аж затрясся от упоминания своего сына. Затем с побагровевшим лицом закричал во всю мощь: — Сдохни!!!»

«Ох… опять это слово. Кажется, это было последнее слово и твоего сына…» — фыркнул Бай Юньфэй. Он влил духовную силу в ступни и первым бросился вперёд, прямо к противнику!

Полётный артефакт Син Цюхуна, судя по всему, не предназначался для боя, поскольку он выхватил из воздуха гигантский металлический топор и с рёвом устремился навстречу Юньфэю. Одновременно с этим он выставил перед собой левую руку, выстрелив сгустком чего-то чёрного в приближающегося врага.

Этот снаряд чутко реагировал на движения Бай Юньфэя, поворачивая и изгибаясь вслед за ним. В следующий миг он начал стремительно увеличиваться в размерах и издал леденящее кровь шипение!

«Снаряд» оказался вовсе не сгустком энергии или оружием, а чёрным питоном! И, судя по его ауре… это был духовный зверь на пике шестого уровня!

Подумать только, что у Син Цюхуна окажется такой могущественный духовный компаньон!

«Боа Чёрного Золота!» — осознал Бай Юньфэй. Это был крайне редкий вид духовных зверей. Эти змеи не были способны прорваться на седьмой уровень, но владели врождённым даром сразу в двух элементах — металла и тьмы. Боа Чёрного Золота мастерски владели навыками скрытности, что они только что и доказали: Бай Юньфэй понятия не имел, что в рукаве практика прячется духовный зверь.

Удлинившись до нескольких дюжин метров и по-прежнему удерживаясь хвостом за запястье Син Цюхуна, боа метнулся вперёд с широко раскрытой пастью, словно собирался поглотить юношу целиком.

Он приблизился в мгновение ока, хищно загнутые зубы уже зависли над головой Юньфэя, готовые сомкнуться на его теле. Смрад из пасти зверя накатил на юношу едкой волной.

Бай Юньфэй хладнокровно оттолкнулся в последний момент от элементальной платформы под ногами и, наступив на голову змеи, метнулся в сторону Син Цюхуна.

«Р-р-р-рар!»

Синеглазый Ящер коротко взревел и окутался синим светом элементальной энергии, готовясь к бою в воздухе. Его раздавшееся во все стороны тело мощным рывком взмыло вверх и… Пожалуй, слишком мощным, поскольку ящер «промахнулся» и, миновав пасть зверя, приземлился на его шею!

Этот «хитрый» ход застал боа врасплох. Под неожиданным и весьма немалым весом Сяо Ланя змея рухнула вниз вместе со своим «наездником»!

Следуя указаниям Бай Юньфэя, Сяо Ци чирикнул и устремился следом, чтобы помочь ящеру в бою против духовного зверя Син Цюхуна.

Сам Юньфэй уже активировал форму Кольца. Печать Катастрофы зависла над его плечом, готовая защитить от любой опасности, а Язык Пламени прочертил дугу, встречая метнувшийся к юноше сгусток золотого света.

В то же время, в нескольких сотнях метров, на вершине другой горы, засверкали ещё три яростных источника духовной силы.

Сражения начались!