Глава 711. Финальные штрихи

Псевдо-ментальная атака в его потрёпанном состоянии далась Юньфэю недёшево, так что и ему пришлось потратить секунду, чтобы перевести дух. Именно поэтому, вместо сближения и атаки Языком Пламени, юноша предпочёл использовать Пустынные Орлы.

Он выпустил по шесть «пуль» из каждого духовного пистолета. И поскольку ментальная атака успешно дезориентировала противника, все эти снаряды беспрепятственно достигли цели и взорвались при контакте.

Вспышки элементальных энергий последовали одна за другой. Несколько ушли мимо, но, по меньшей мере, семь или восемь попали точно в цель. Две «пули» разбились о металлическую перчатку практика и были отражены, а все остальные угодили в разные части его тела. К сожалению, ни один снаряд не сумел преодолеть защиту вокруг корпуса практика!

В тех местах, где «пули» врезались в кроваво-красное одеяние, от ткани остались лишь выжженные проплешины, сквозь которые можно было заметить тёмно-золотой блеск брони!

«Тц!» — разочарованно цыкнул Бай Юньфэй. Сильный духовный практик определённо должен был обладать какой-то дополнительной защитой, а Пустынные Орлы сами по себе были довольно слабыми артефактами, чтобы пробить броню, принадлежащую Пророку Духа на пике поздней стадии.

Тем не менее эта атака не прошла бесследно. Корпус практика не пострадал, однако на ногах защиты не оказалось. Огненная пуля сумела оставить неглубокую рану на левом бедре, тогда как пуля молнии пронзила насквозь правое!

«Ургх!» — крякнул незнакомец от боли и отшатнулся назад. Его духовная сила снова дестабилизировалась, и прежде чем он успел оправиться, к его голове уже приблизилось сверкающее багровое остриё!

Пользуясь преимуществом своим маленьких побед, Бай Юньфэй сменил пистолеты на копьё и перешёл в ближний бой!

Когда он приблизился, его противник по-прежнему находился в защитной позе, прикрывая голову правой рукой. Когда практик осознал опасность, он тут же дёрнул запястьем, пытаясь сбить клинок Языка Пламени в сторону.

Кланк!

Рассыпая искры, багровое копьё оставило глубокую отметину на ладони металлической перчатки. Но прежде чем незнакомец в красном успел расслабиться, он вдруг обнаружил, что ещё два сияющих багровым острия уже приближаются к его сердцу и горлу!

Дополнительный эффект Языка Пламени +12, Двойники!

Попав в отчаянную ситуацию, практик мгновенно скорректировал движение рукой, пытаясь направить отбитое первым копьё на два других!

Ещё одно остриё бессильно скользнуло в сторону, оставив после себя лишь длинную царапину.

Тот факт, что в таких условиях этот человек сумел избежать двух смертельных атак из трёх, ясно свидетельствовал о том, насколько быстро он действовал. Но… третье копьё никуда не делось!

Две атаки, что он отразил, были лишь двойниками Бай Юньфэя! Настоящий Язык Пламени неотвратимо приближался к сердцу практика!

Дзень! Кхрк!..

Лязг от столкновения с доспехами сменился противным хлипким звуком разрываемой плоти!

Язык Пламени был предметом столь высокого уровня, что даже небесный артефакт нижнего грейда вряд ли смог защитить против прямой атаки. Другими словами, броня неизвестного практика была бессильна остановить наконечник багрового копья. Незнакомец мог лишь беспомощно наблюдать, как остриё погружается в его плоть!

Хорошо ещё, что не в сердце, куда оно было нацелено изначально. Каким-то немыслимым рывком практик в последний миг сумел чуть сместиться, и удар пришёлся на левое плечо.

Ему повезло и ещё раз, пусть он об этом и не знал: дополнительный эффект Языка Пламени, Взрыв, так и не сработал*!

Прим. W: Нефик было экономить силы на множественный выпад! (

На лице Бай Юньфэя промелькнула досада, но он без колебаний продолжил наступление. Сила, вложенная в выпад, уже была на исходе, поэтому юноша просто шагнул вперёд и нанёс сокрушительный удар свободной рукой!

Тудум!

Левый кулак Юньфэя, словно покрывшись металлом, врезался прямо в живот врага!

С наложением эффектов атака оказалась просто пугающей. Не приходилось удивляться тому, что противник Бай Юньфэя невесомой пушинкой улетел прочь, оставляя за собой лишь брызги крови.

Бу-ум!

Пулей преодолев боле двухсот метров, тело практика с грохотом врезалось в тушу Кровавого Осьминога!

****

Сяо Ци всё это время был занят сражением с духовным осьминогом. Он обладал более высоким уровнем силы, поэтому имел преимущество, однако и особенности Кровавого Осьминога значительно осложняли сражение. Даже будучи зверем на пике шестого уровня, он мог вполне достойно держаться в бою даже против Сяо Ци. Кроме того, стрижу также приходилось одним глазом следить за девочкой, оставленной неподалёку, поэтому у него также были в какой-то мере связаны ру… вернее, крылья.

Сложно было бы подобрать столь противоположных по своей сути созданий, как Сяо Ци и этот осьминог. Последний обладал циклопическим и чрезвычайно мощным телом, а также множеством щупалец, тогда как Радужный Стриж поражал своей манёвренностью и скоростью. Осьминог не особо переживал о потерянных щупальцах, он лишь изо всех сил старался удерживать противника в пределах сети оставшихся отростков.

Сяо Ци же, полагаясь на свои природные мощь и скорость, без особого труда уклонялся от любых атак, одновременно поливая гигантскую тушу огнём, ветром и молниями. Он также время от времени использовал пространственные лезвия, не позволяя врагу расслабиться ни на секунду. Эта тактика постепенно приносила свои плоды, поскольку множество щупалец, включая и два особых, чёрных, уже были для осьминога безвозвратно потеряны.

И в самый разгар этого противостояния что-то со стороны вдруг с невероятной скоростью пронеслось по воздуху и врезалось прямо в Кровавого Осьминога.

Громадную тушу просто снесло чудовищной силой. «Поймав» своим телом практика в кроваво-красных одеждах, взвывший от боли осьминог рухнул на землю, сотворив новый гигантский кратер.
«Юньфэй!» — Сяо Ци повернул голову к товарищу. И был потрясён тем, насколько слабой казалась аура вокруг юноши. Немного поколебавшись, стриж подлетел к Бай Юньфэю и завис у него над головой.

Юньфэй действительно чувствовал себя истощённым. Испытать на себе столь убийственную ментальную атаку, а потом ещё и суметь ответить собственной — всё это выжало из юноши все соки. Он потратил столько энергии, что даже испытывал сильное отторжение от мысли преследовать врага. Именно поэтому он просто замер в воздухе. Ему нужна была короткая передышка, чтобы притушить боль от его многострадальной души и злоупотребления духовной силой.

Кольцо Души Юнь было уже возвращено Тан Синьюнь, поэтому восстановление потраченной энергии было не столь быстрым процессом, как раньше.

«Думаю… этого должно хватить…» — выдохнул Юньфэй. Последний его удар оказался невероятно мощным; он отчётливо слышал хруст костей под золотистой бронёй противника. Внутренние органы неизвестного практика определённо должны были серьёзно пострадать, поэтому Бай Юньфэй был уверен, что у врага какое-то время не будет возможности что-либо предпринять.

Кровавый Осьминог также, судя по всему, был на последнем издыхании. Сяо Ци понадобилось бы ещё от силы несколько минут, чтобы низвести его до того же плачевного состояния, что и у его хозяина.

Сосредоточившись на восстановлении, Юньфэй стиснул древко Языка Пламени и проговорил: «Сяо Ци, мы сейчас…»

Оглушительный рёв прервал его на середине фразы!

«Г ра-а-а-а-ар!!!»

Прилипший к осьминогу человек в обрывках красной робы поднялся на ноги. Тот самый человек, который должен был едва шевелиться от повреждений!

«Сдохни… сдохни… сдохни… Ты сдохнешь!!!»

Незнакомец твердил и твердил, как заведённый, разбрызгивая кровь изо рта при каждом вздохе. И не только кровь, там явно были и какие-то кровавые ошмётки, однако этот безумец, казалось, даже не замечал, что ранен. Он был так же поглощён своим неистовым гневом, как и в начале сражения. В его глазах не угадывалось и намёка на сознание. Практик вдруг поднял свой кулак и ещё раз с силой ударил себя в грудь!

Кхру-у…

Поток крови выплеснулся изо рта мужчины, перемежаемый хриплым, пугающим смехом. Даже не задумываясь о своём состоянии, практик начал стремительно выводить в воздухе знакомые символы!

«Опять?!» — выпучил глаза Юньфэй, глядя на это. Он узнал эти жесты и магические пассы — его противник собирался снова применить тот духовный навык!

Эта техника, без сомнения, была смертоносной. Даже Юньфэй с дрожью вспоминал тот эпизод сражения. Но применение этого навыка в столь плачевном состоянии могло означать лишь одно: противник был готов пожертвовать своей жизнью, лишь бы убить Бай Юньфэя!

В следующую секунду размышления Юньфэя были прерваны ещё более удивительным поворотом событий…