Глава 747. Да начнётся бойня!

Следующим, что опробовал Бай Юньфэй, стал его Меч Бури. Только чтобы обнаружить, что и полётные артефакты в этом пространстве не действуют. Помимо изумления, в его душе поселилась странное, замешанное на раздражении, почтение. Невозможно было остаться равнодушным, столкнувшись с таким удивительным явлением воочию.

Так или иначе, без возможности подняться в небо ему оставалось полагаться лишь на свои ноги. С этими мыслями Юньфэй быстро направился в сторону горы.

Он более или менее запомнил, как выглядела местность, где находились Несравненные Королевские Пилюли. С оглядкой на это знание юноша и выбрал это направление.


По пути к странной горе Юньфэй не переставал оглядываться по сторонам. Местность вокруг пестрела более скромными горами и холмами, можно было видеть траву и деревья. Здесь даже водились насекомые, а в кустах и у рек попадались мелкие грызуны. В самих реках юноша заметил лениво перебирающих плавниками рыб и других обитателей. Если бы не ограничение, запрещающее любые полёты, то он бы решил, что вокруг него самое обычное пространство.

Некоторое время спустя Бай Юньфэй уже взбирался по склону горы, гибкой обезьяной перепрыгивая с одного уступа на другой. Наконец, он добрался до широкого пространства, поросшего нечастым леском, после чего без паузы вскарабкался на самое высокое дерево. Добравшись до верхних ветвей, юноша выглянул из кроны, намереваясь оглядеться.

Позиция для обзора была великолепной; если не считать гор с одной стороны, большая часть окружающего пространства должна была предстать перед ним, как на ладони.

К сожалению, надеждам Юньфэя было не суждено сбыться. Туман, окружающий место, где он находился, мало что позволял разглядеть внизу; точно такая же дымка окружала и другие горы в пределах видимости. Отсюда невозможно было увидеть ничего и никого. Другие высокие горы располагались довольно далеко, невзирая на кажущуюся близость, и его духовное зрение на такую дистанцию не достреливало.

Бай Юньфэй сделал лишь один ценный вывод из своих наблюдений: этот карман был намного обширнее, чем он себе представлял. Окружающий пейзаж тянулся до самого горизонта, так что нельзя было даже примерно оценить, насколько обширнее.

Всматриваясь до рези в глазах, в надежде углядеть хоть что-нибудь, юноша вдруг встрепенулся. В следующий миг он, спрыгнув с дерева, стремительной тенью мчался вниз по склону.

Он заметил людей!

Цзин Минфэна среди этих фигур вроде бы не было, но это точно был кто-то из молодых

талантов, вступивших в таинственное пространство. В таких ситуациях, когда мало что понятно, лучше всего было бы путешествовать с группой. Соревновательному духу это не помешает, поскольку бесценные пилюли ещё и найти надо было сперва.

Разумеется, несмотря на все эти мысли, Бай Юньфэй не собирался бежать им навстречу с криками «привет» или «эй, вы там». Вместо этого он скрыл свою ауру и постарался как можно незаметнее подобраться к тому месту, где заметил чужое присутствие.

Небесный Шаг был недоступен, а бежать бесшумно было не так уж и просто, так что путь занял у него какое-то время. К тому моменту, как он добрался до места, людей здесь уже не было, однако он обнаружил следы, уводящие куда-то в сторону другой горы.

«Бу-у-ум!»

Бай Юньфэй как раз в очередной раз остановился рассмотреть следы, чтобы определить, куда они ведут, как вдруг с другой стороны горы донёсся звук взрыва.

«Кто-то сражается?!»

Сердце Бай Юньфэя забилось чуть быстрее от удивления и любопытства, но он задавил порыв просканировать источник звука духовным зрением. Вместо этого он, не выпуская ни крохи духовной силы, начал неспешно красться в ту сторону.

Несколько минут спустя Юньфэй добрался до полянки, обрамлённой высоким кустарником, а с правой стороны и деревьями. Однако часть этих деревьев в настоящий момент была выворочена с корнем, а земля вокруг была испещрена дырами, словно сыр. Кое-где даже были видны подпалины — несомненно, это были признаки недавнего сражения.

Но самой важной частью открывшейся картины была фигура человека, распростёршегося на одном из выжженных пятачков! Или, если точнее, это был труп!

Взгляд Бай Юньфэя мгновенно сосредоточился на теле. Оно было обезображено огнём почти до неузнаваемости, однако можно было понять, что это был мужчина.

«О-хо, похоже, кто-то уже начал убивать соперников…»

Краткий осмотр показал, что жертва лишилась своих пространственных колец, то есть убийца, по-видимому, снял их с трупа. Бай Юньфэй вздохнул, но без особого удивления.

Все, кто собрался здесь, так или иначе были соперниками за право получить Несравненные Королевские Пилюли. То, что этих пилюль могла быть целая печь, не слишком-то успокаивало. Многие фракции, вероятно, и вовсе предпочли бы ни с кем не делиться. Самым простым выходом в таком случае было сражение. Сражайся и убивай, и награда станет твоей.

Юньфэй мог понять эту логику, он даже ожидал, что такое произойдёт. Полной неожиданностью стал лишь тот факт, что кто-то начнёт убивать с первых же минут.

Кто-то только что весьма шумно и быстро разделался с другим практиком. После чего тут же сбежал, прихватив его пожитки.

Или же… он спрятался где-то неподалёку…

Вш-шух!

Звук стремительно рассекаемого воздуха послышался прямо за головой Бай Юньфэя. Юноша флегматично отмахнулся правой рукой, сбив в полёте длинную чёрную иглу.

В тот же миг в воздухе полыхнула багровая вспышка, и огненный клинок в стремительном выпаде метнулся прямо колбу Юньфэя!

Эта «внезапная» атака не заставила дрогнуть ни один мускул на лице юноши. Он без особых изысков переместил уже поднятую руку перед собой и раскрыл ладонь. Кончик меча ударил точно её центр. Но вместо того, чтобы вонзиться, клинок на глазах начал изгибаться!

Мгновение спустя чья-то гибкая фигура отскочила в сторону и замерла в десяти метрах от Бай Юньфэя.

А тот, даже не попытавшись погнаться на незнакомцем, опустил руку и спросил, глядя на удивлённого противника: «Этот человек… его убил ты?» кк-кк

В это же время в лесу в другой части пространственного кармана…

«Линь Дунсяо! Ты перегибаешь палку! Все здесь ради Несравненных Королевских Пилюль и сражаются честно и открыто!»

Молодой человек в некогда белых одеждах сидел на земле, вцепившись правой рукой в кровоточащее левое плечо. Перед ним стояли огромный чёрный медведь и золотистый рогатый тигр, слева и справа соответственно. Несмотря на требовательный тон, его голос заметно дрожал, а взгляд, обращённый на двух духовных зверей, выдавал тщетно скрываемый страх. Тем не менее он собрал весь свой гнев и возмущение, чтобы высказать эти слова человеку, беспечно взирающему на происходящее с ветки дерева в сотне метров от него.

Человеком на ветке был Линь Дунсяо из Школы Укротителей. Явно наслаждаясь бедственным положением оппонента, Линь Дунсяо проговорил: «Хе-хе… само собой. Эти „сражения“, о которых ты говоришь, разве это не одно из них? Рано или поздно всё свелось бы к этому, так зачем оттягивать неизбежное? Ты из второсортной школы, и всё равно зачем-то полез сюда. Это ли не путь к быстрой смерти?..»

«Что?! — молодой человек побледнел ещё больше. — Что ты… что ты задумал?! Я признаю, что не так силён, как ты. Я больше не собираюсь искать пилюли, так что не вздума-а-аргх!»

Прежде чем он успел закончить фразу, чёрный медведь обрушил на него удар своей мощной лапы!

Изломанное, окровавленное тело тряпичной куклой отлетело прочь!

Линь Дунсяо ласково погладил своё пространственное кольцо: «Что за кучка идиотов. Неужели они действительно думали, что это какое-то „дружеское“ соревнование? Это место, куда нет хода Королям Духа, идеально для кровавой бойни. Я сделаю одолжение этому миру, если побыстрее избавлю его от этих наивных глупцов! Сильнейшие практики здесь лишь на пике Пророка Духа, а сильнейшие звери — на пике шестого уровня. А я… с моим бесконечным запасом духовных марионеток… — в глазах укротителя зажёгся огонёк ликования. — Кто вообще сможет меня здесь остановить?! Несравненные Королевские Пилюли… были обнаружены Школой Укротителей! Они могут принадлежать нам и только нам! В этом месте… я сильнейший!!!»