Глава 757. Остатки улья

Мужчина, прячущийся за двумя валунами, имел несколько комичную внешность из-за необычно большой головы. Да, это был лидер той самой банды Шершней Сливовой Долины — Главный Шершень, И Фэйцзянь!

С Юньфэем они сталкивались уже дважды. Первый раз возле таверны «Свободная», когда Похотливый Шершень пытался увести с собой Хуанфу Жуй. Тогда вся банда получила урок хороших манер и была вынуждена бежать; впрочем, они ещё легко отделались, поскольку все остались живы и более или менее здоровы. Бай Юньфэй и остальные сразу же выбросили эту стычку из головы, а через несколько дней они уже и не вспоминали о «пчёлках».

Но второй раз бандиты всё же сумели задеть Бай Юньфэя за живое. Это случилось в Формагуа, когда Шершни встретили Хуанфу Жуй во время бегства из города. Они снова решили покуситься на девушку и едва не преуспели, но в итоге были перебиты. Несмотря на то, что Хуанфу Жуй осталась цела, Бай Юньфэй был в ярости и поклялся себе, что убьёт любого из этой шайки, если они вдруг попадутся ему на пути.

Несколько трупов Шершней были обнаружены на месте схватки, но кое о ком в истории девушки не было никаких упоминаний. А именно — о большеголовом главаре. Вот почему Юньфэй полагал, что, вполне возможно, Главный Шершень каким-то образом сумел сбежать во время того события.


Но, конечно, юноше и в голову не могло прийти, что «пропажа» найдётся в таком месте.

В глазах бандита что-то промелькнуло, и Бай Юньфэй предупреждающе усмехнулся: «Даже не думай выкинуть какую-нибудь глупость. Я не против сломать тебе ногу или ещё что, прежде чем задавать вопросы».

Главный Шершень застыл на месте, забыв как дышать.

От его уверенности главаря банды почти ничего не осталось. Возле «Свободной» он не имел возможности узнать, на что способен этот юноша, но короткой демонстрации минуту назад было более чем достаточно, чтобы выбить из его головы все мысли о сражении.

Бай Юньфэй был намного сильнее, чем он. Настолько, что вызывал удивление тот факт, что юноша ещё Пророк Духа. За многие годы разбойничьей деятельности Главный Шершень перевидал множество слабаков, и все они стали жертвами его жестокости. И наоборот, будучи бандитом, он всегда с настороженностью и страхом относился к тем, кто сильнее его.

Мужество оставило его, главарь сдулся, как воздушный шарик, и подавленно привалился к валуну.

«Если я отвечу на твои вопросы, то ты пощадишь меня?» — блеклым голосом спросил он.

Вопрос был более чем актуальный в этой ситуации, но на практика тяжёлой ношей навалились усталость и сожаления. Если бы он только не поддался соблазну попытаться воспользоваться этой битвой… Всё было логично и понятно: либо Бай Юньфэй умрёт, либо эти практики, но в любом случае, противная сторона будет вымотана после сражения.

Однако реальность оказалась не столь очевидной, а теперь уже было слишком поздно. Эх, знал бы, что так случится, сбежал бы намного раньше. Он прокрался в тигриное логово, надеясь найти сокровище, но не заметил, как наступил на хвост хозяину. И надо ж было так опростоволоситься…

Бай Юньфэй тем временем одним движением оказался прямо перед понурым бандитом и окинул его оценивающим взглядом: «Если честно ответишь на все мои вопросы, то без проблем».

Большеголовый практик встрепенулся: «Полагаюсь на твоё слово! Если ты оставишь меня в живых, то я расскажу, что знаю! У меня есть важная информация о Несравненных Королевских Пилюлях!»

Бандит сразу зашёл с козырей. Это был его лучший шанс на выживание, такая информация была крайне важна для любого из практиков в этом месте; собственно, именно за этим они все сюда и пожаловали.

«Хох? — поднял бровь юноша, не ожидавший таких слов. Он покровительственно улыбнулся: — Расскажешь всё без утайки — и, обещаю, сможешь уйти».

«В таком случае…» — в глазах Главного Шершня зажёгся огонёк надежды.

Бай Юньфэй прервал его: «Ты был возле Формагуа не так давно? Отвечай!»

Главный Шершень оторопел. Он никак не ожидал, что вопросы Бай Юньфэя будут никак не связаны с Несравненными Королевскими Пилюлями. На языке бандита вертелось множество язвительных комментариев, но он лишь скривил губы, не смея вызвать неудовольствие Юньфэя. Смирившись, он кивнул: «Я там был. Мы с братьями по глупости сунулись в этот город и были атакованы какой-то ужасной духовной тварью. Несколько братьев погибли под землёй, остальные уже на поверхности. Я… я последний выживший из банды…»

Одна мысль о Формагуа вызвала к жизни страшные воспоминания о тех событиях. Как несколько его братьев были убиты в мгновенье ока, пытаясь поквитаться с той девчонкой. Бандит заскрипел зубами от досады и сожаления.

Бай Юньфэя нисколько не волновало выражение лица главаря: «Когда вы бежали из Формагуа, вы выбрали дорогу к горам на юге?»

Главный Шершень подобрался, готовясь к неизбежному: «Да…»

«Тогда вы, без сомнения, должны были встретить мою сестрёнку, верно?»

«Это… Я ничего ей не сделал…»

«Да или нет».

«Да…»

«Когда вы выбрались из подземелья, ты, видимо, шёл последним? Ты видел, как умерли твои братья?»

«Э? Д-да…»

С каждым вопросом огонёк в глазах Бай Юньфэя разгорался всё ярче. Пришла пора задать самый важный вопрос.

«Тогда ты знаешь, кто их убил? Этот человек, он что-нибудь сделал с моей сестрёнкой? Отвечай!»

«Э?..»

Большеголовый практик моргнул. Вопросы завели совсем не туда, куда он ожидал. Он сузил глаза, сосредоточившись, и попытался сообразить, что именно тогда происходило. Но заметив взгляд Бай Юньфэя, который словно проникал в самую глубь его души, главарь содрогнулся и начал вспоминать: «Я… я помню, как появился мужчина средних лет, но… было темно, так что разглядеть его толком не получилось. И… я сбежал раньше, чем он сделал что-либо ещё… Так что я не знаю, что было дальше с той девочкой…»

С каждым новым словом его паника нарастала. Он ощущал себя так, словно сам роет себе могилу столь бесполезным ответом. Это было то же самое, что не отвечать на вопросы, так что его жизнь висела на волоске.

«Вот как…» — к удивлению Главного Шершня, юноша не выглядел разочарованным. Словно Бай Юньфэй ожидал, что он так ответит. Юноша замолчал и погрузился в свои мысли.

Не зная, о чём он думает, главарь начал нервничать. Ожидание сводило его с ума. Очень скоро у бандита уже заметно дёргался глаз, а в голове царил полный сумбур из обрывков безумных идей, как выпутаться из этой ситуации, и гремучей смеси эмоций.

«Что ж, хорошо, теперь ты можешь рассказать мне о Несравненных Королевских Пилюлях».

Наконец, Бай Юньфэй нарушил молчание, заставив разбойника едва ли не подпрыгнуть от неожиданности.

«Я… я могу сказать тебе, где эти пилюли находятся!»

«Хах? — Бай Юньфэй округлил глаза. — Ты знаешь, где они?»

«Это правда, — кивнул Главный Шершень. — Не так давно я осматривался и узнал гору, которая в том видении снаружи была неподалёку от Королевских Несравненных Пилюль. Если я прав, то до той горы где-то полдня ходу. Собственно, оттуда я и шёл!»

Бай Юньфэй улыбнулся одними губами, в его глазах сверкнула сталь: «Ты шёл… оттуда? То есть ты знал, где находится бесценное сокровище, и направился в противоположную сторону?»

«Я… — Главный Шершень запнулся, осознав, насколько абсурдно это прозвучало. — Это потому… Там было множество более сильных практиков, пройти дальше было невозможно. Когда я понял, что с ними мне не совладать, я решил попытать счастья в другом месте. Так я и оказался здесь…»

Выражение лица Юньфэя прояснилось: «Понятно. Ты знаешь, кто именно там был?»

«Д-да, знаю! Это были укротители! Двое укротителей, каждый из которых контролировал ещё двух или трёх зверей на поздней стадии шестого уровня! Все, кто с ними сталкивался, были обречены! Когда я уходил, они сражались с учениками Школы Дерева!»

Бай Юньфэй нахмурился, слушая об укротителях, но последний кусочек информации застал его врасплох.

«Ты… хочешь сказать, что прямо сейчас эти укротители пытаются убить учеников Школы Дерева?!»