Глава 760. И снова укротители…

Ю Цинфэн моргнул пару раз, с недоумением осознавая, что этот человек обращается именно к нему. И ещё большее удивление проступило на его лице, когда он понял, что именно было сказано.

Широкая улыбка молодого человека привела Ю Цинфэна в замешательство. Он не узнавал его, но как будто бы незнакомец не был настроен враждебно. Позволив себе чуть расслабиться, Ю Цинфэн помог своему другу подняться и снова с любопытством уставился на новоприбывшего.

Этот юноша был силён, никаких сомнений. В противном случае он бы не стал так безрассудно и без колебаний вмешиваться в это сражение. Он чувствовал, что неожиданный помощник намного сильнее его самого и, вдобавок… он знал Ю Цинфэна? Более того, обращался к нему «сеньор»? Это как-то…

Впрочем, что-то было в этом молодом человеке, что всколыхнуло его ассоциации. Ю Цинфэн всмотрелся в его лицо, отчаянно пытаясь сообразить, кто бы это мог быть. Он явно уже видел этого юношу где-то раньше. Но мысль никак не давалась, ускользая в последний момент.


Наконец, после долгой паузы, Ю Цинфэн сдался: «Α ты?..»

Ясная улыбка на лице Бай Юньфэя ничуть не потускнела от такого вопроса: «Прошло немало лет, неудивительно, что сеньор Ю меня уже позабыл. Вы помните, что случилось в Цуйлю провинции Лазурных Облаков семь лет назад? Я…»

«Бай Юньфэй!» — воскликнул вдруг Ю Цинфэн.

Небольшого толчка оказалось достаточно, чтобы Ю Цинфэн, наконец, вспомнил, где видел это лицо раньше. Но не успел он обрадоваться этому факту, как тут же застыл в шоке, сам не веря своим глазам.

Бай Юньфэй кивнул с радостной улыбкой: «Ха-ха, так и есть. Давно не виделись, сеньор Ю».

«Τы… ты же… — мужчина явно впал в ступор, словно пытаясь мысленно совместить несовместимое. Ещё несколько раз моргнув, он неуверенно проговорил: — Ты действительно Бай Юньфэй? Тот Бай Юньфэй из Цуйлю?»

«Бай Юньфэй? — встрепенулся вдруг его компаньон с густыми бровями. — Тот самый гений из Школы Ремесла?»

Ю Цинфэн вскинулся на эти слова, затем с ещё большим замешательством уставился на Юньфэя: «Ты…»

Чувствуя некоторую неловкость, юноша смущённо почесал нос: «Это тоже я, да, ха-ха…»

Только теперь в голове Ю Цинфэна, наконец, сложилась полная картина о том, кто стоял сейчас перед ним. Его брови взлетели высоко-высоко: «Это… действительно ты! Как… Ηо как?!»

Соученик Ю Цинфэна с искренним недоумением переводил взгляд с Бай Юньфэя на Ю Цинфэна и обратно. Его удивило и порадовало, что его сеньор лично знаком со столь известной личностью из Школы Ремесла, но… Что означало это «но как»? Разве нормально приветствовать старого друга так, словно увидел призрака?..

Бай Юньфэй понимающе улыбнулся: «Удивительное совпадение — встретиться в таком месте, сеньор Ю. Но, к сожалению, придётся ненадолго отложить приветствия. Сперва нужно позаботиться о паре надоедливых жуков, — Юньфэй окинул их взглядом и качнул головой: — Βы оба сильно пострадали, так что постойте тут. Я разберусь с укротителями».

Несмотря на то, что ученики Школы Дерева были готовы сражаться до конца, их духовная сила была на исходе, а серьёзные раны требовали скорейшего ухода. Их поддерживала лишь сила воли, иначе бой закончился бы уже давным-давно.

«Что ты… Разберёшься?! — молодой соученик Ю Цинфэна округлил глаза. — Ты собираешься сражаться с двумя укротителями в одиночку?!»

«Не волнуйтесь, это не займёт много времени», — Юньфэй в ответ лишь скупо усмехнулся.

Печать Катастрофы уже парила над Ю Цинфэном и его другом, полыхая оранжевым светом, готовая защитить от любой опасности барьером земли.

Бай Юньфэй шагнул вперёд и воззрился на замерших вдалеке учеников Школы Укротителей.

Ю Цинфэн с пустым выражением на лице проводил Юньфэя взглядом из-за полупрозрачного барьера. Он понятия не имел, как на это реагировать. Когда он всё же открыл рот что-то сказать, то обнаружил, что Бай Юньфэй был уже далеко. Поколебавшись чуть, мужчина лишь вздохнул, так и не вымолвив ни слова. Ему оставалось лишь наблюдать и стараться как можно скорее восстановить свои силы и способность сражаться.

****

Прибытие Бай Юньфэя на поле сражения немало удивило укротителей, из-за чего юноша и сумел спокойно переброситься несколькими фразами с Ю Цинфэном. Но оговорки последнего привели их в чувство, заставив насторожиться.

«Ха? — тощий укротитель моргнул. — Бай Юньфэй? Кажется, я уже где-то слышал это имя…»

Его более упитанный товарищ сообразил куда быстрее: «Бай Юньфэй?! Тот самый редкий гений из Школы Ремесла?!»

«Что?! Школа Ремесла тоже решила участвовать в этом событии?! — воскликнул худой. — Если ремесленники решат сражаться за пилюли, то это сулит проблемы!»

Толстяк, внимательно прислушивающийся к разговору Ю Цинфэна и Бай Юньфэя, потемнел лицом: «Они знают друг друга! Он действительно здесь, чтобы им помочь! Βот ведь принесла нелёгкая…»

«Бай Юньфэй из Школы Ремесла… Я немало слышал о нём в последнее время. Он же вроде открыл новую кафедру в столичной академии? Каким образом он прослышал про Несравненные Королевские Пилюли и так быстро сюда добрался?.. Сеньор Чжу, что будем делать?»

В это время Бай Юньфэй уже закончил разговор и направился в их сторону!

Худой практик заметил это и поторопил товарища: «Сеньор Чжу, мы сражаемся?»

Упитанный укротитель пару мгновений медлил, но, увидев, что Юньфэй уже в пятидесяти метрах от них, прорычал: «С чего бы нам не сражаться?! Что с того, что он ремесленник? Мы должны бояться или что?!»

Развернувшись к противнику, он рявкнул: «Стоять!»

В тот же миг гигантский жук угрожающе застрекотал и занял позицию между Бай Юньфэем и двумя укротителями.

Два носорога начали выдвинулись слева и справа, пригнули головы и взрыли копытом землю, готовясь сорваться в бег.

Юньфэй остановился и устремил на укротителей ясный и спокойный взгляд.

Толстый практик, видя, что Юньфэя окружили звери, а сам юноша остановился, приободрился и расправил плечи.

«Эй, ремесленник, — крикнул он, — ты пожалеешь о том, что суёшь свой нос в чужие дела!»

Бай Юньфэй продолжал рассматривать их, не обращая внимания на духовных зверей вокруг. Наконец, он проговорил: «Я дам вам минуту. Если уйдёте по-хорошему, то я не стану вас преследовать».

«Что?! — перед лицом такой неслыханной наглости толстяк сперва опешил, а затем побагровел от ярости: — Как ты смеешь! Или ты действительно такой идиот, что думаешь справиться с нами в одиночку?!»

Они были самыми талантливыми и могущественными укротителями младшего поколения. Немногие рискнули бы даже связываться с ними, и этот факт уже давно укоренился в их сознании. Подобные слова были непростительны, их гордость была попрана и требовала отмщения.

Видя такую реакцию, Бай Юньфэй лишь сузил глаза. Он не собирался больше тратить время на слова. К укротителям он изначально не питал тёплых чувств. И это ещё мягко сказано, в действительности у него накопилось к ним немало обид. Если бы он не хотел сберечь духовную силу, то даже не стал бы с ними разговаривать. Так или иначе, раз предложение не прошло, Юньфэй был не против отправить их на тот свет.

Вуш-ш…

Остриё багрового копья, материализовавшегося в правой руке юноши, с гулом разрезало воздух.

«Хмф! Наглости тебе не занимать! Раз так хочешь сдохнуть, то буду рад тебе помочь! В атаку!» — толстяк, в глазах которого вспыхнул гнев, отдал приказ своим марионеткам. Одновременно, его спутник также поднял правую руку, посылая в бой своих зверей.

Рык и вой снова взвились над полем боя.

Духовные марионетки слаженно двинулись вперёд, наступая на врага. Гигантский жук шёл лоб в лоб, носороги атаковали с флангов, а лютоволк уже подкрадывался сзади. Ещё миг — и они все ринулись на Бай Юньфэя!