Глава 821. Сяо Фан

Незнакомый голос, прозвучавший в тишине пустых покоев, вызвал у Юньфэя столь сильное потрясение, что он вскочил на ноги, выронив камень из рук, словно это был раскалённый уголёк.

Всё потому, что источником звука был этот самый камень!

Голос был звонким, но с сонной хрипотцой, будто говоривший был только что проснувшимся маленьким мальчиком.

«Кто здесь! Кто говорит?!»

Даже Сяо Ци очнулся от своей скучающей неги. Быстро поведя головой по сторонам, стриж тщательно просканировал комнату духовным зрением в поисках чужака, однако здесь были только Бай Юньфэй и он сам.

«Э? Я… Эй, парень! Что ты со мной сделал?!»

Прежде чем Юньфэй успел сказать что-либо ещё, с пола снова послышался голос, но на этот раз в нём отчётливо угадывалось смятение.

«Угх…» — Бай Юньфэй обескураженно почесал голову.

Камень тем временем окутался оранжевым ореолом, и с появлением этого тёплого свечения Шарф Стража Души отреагировал знакомым ощущением резонанса.

«Это ты говоришь?..» — Юньфэй посмотрел прямо на артефакт.

«Разумеется, я, кто ещё? Или у тебя со слухом проблемы? — последовал саркастический ответ. В воздухе в трёх дюймах над артефактом возникло „изображение“ точно такого же камня. Эта „голограмма“ поворачивалась и наклонялась, словно изучая окружающее пространство. — О, это ты… Стало быть, я всё же оказался в твоих руках. Это хорошо. Одним разочарованием меньше».

Иллюзорный двойник артефакта качнулся пару раз, будто кивая; выглядело это донельзя странно, надо признать. У Юньфэя было чёткое ощущение, что камень только что окинул его беглым взглядом, но у него даже не было глаз! Это несоответствие сбивало юношу с толку.

Какой бы странной ни казалось ситуация, Юньфэй не чувствовал никакой явной угрозы. Если бы не это, он бы уже зашвырнул этот странный булыжник куда подальше.

«Что… что ты за штука такая?»

«Я тебе не „штука“, пф. В голове у тебя „штука“… Я дух, дух артефакта, понятно?! Ни разу не видел, что ли? У тебя же есть Страж, так? Что за идиотские вопросы?»

Язвительный голос из камня вверг Бай Юньфэя в ещё большее замешательство, но разговорчивый артефакт явно не собирался останавливаться.

«Погоди-ка! — вдруг ахнул „камень“. — Страж?.. Страж?! Почему я не чувствую его присутствия?! Что происходит?!»

Голограмма артефакта за время этой тирады поднялась в воздух, остановившись на уровне глаз юноши, и «уставилась» на Шарф Стража Души на его голове. Юньфэй вдруг почувствовал, что пульсации от повязки становятся всё сильнее и сильнее. Дух из камня каким-то образом «общался» с артефактом у него на голове.

«Ничего… ничего нет! Почему! Я не чувствую присутствия Стража!» — раздался спустя пару секунд потрясённый возглас.

Иллюзорный камень чуть наклонился, «уставившись» прямо в лицо Юньфэя, и юноша отчётливо ощутил исходящие от него волны гнева.

«Что ты сделал со Стражем?! Почему я могу почувствовать его сознание?!»

Что-то в голове Бай Юньфэя начало содрогаться от каждого произнесённого камнем слова.

«Я… что я сделал? — озадаченно переспросил он. — Тебе знаком этот артефакт?! Он раньше обладал „сознанием“? Когда я его нашёл, он уже был таким. Я почувствовал внутри него ментальное пространство, однако никакого „сознания“ там не было».

«Невозможно! Страж был в порядке, когда я видел его последний раз! Да, чуть туповат, возможно, но, по крайней мере, он мог говорить! Что с ним могло произойти?!» — прорычала голограмма, едва не брызгая слюной.

«Честно, понятия не имею… — пожал плечами Юньфэй. — Как я уже сказал, он уже был таким, когда я его нашёл. Более того, он был запечатан, мне пришлось изрядно постараться, чтобы снять все ограничения…»

«Запечатан?! — опешил камень. — Ты сказал, запечатан? Это правда?»

«Чистейшая».

«Запечатан… Дух артефакта впадает в такое состояние, только если сильно повреждён. Кто мог сотворить такое со Стражем? — пробормотал камень, обращаясь скорее к самому себе, нежели к Бай Юньфэю. После недолгого молчания он снова „поднял глаза“ на юношу: — Ты уже стал мастером Стража? Ты сказал, что он был запечатан и ты снял печать? Для этого нужно быть Императором или около того… ах да. Что ты сделал со мной до этого! Что это было? И почему ты не спросил разрешения, прежде чем копаться внутри меня?!»

«По-погоди секунду… — Юньфэй поднял руку в примирительном жесте. — Ты просто завалил меня вопросами, позволь сперва мне кое-что узнать, хорошо? Что ты такое? Дух этой Регалии? Как камень мог стать Регалией? Что ты умеешь?»

«Естественно, я дух этого Камня Средоточия, — „кивнула“ голограмма. — Я регалия, известная как Средоточие Души. Моё имя Сяо Фан; так назвал меня мастер Тяньхунь».

«Камень Средоточия? — повторил Юньфэй. — Каково предназначение Камня Средоточия?»

«Ты даже этого не знаешь? — ужаснулся Сяо Фан. — Камень Средоточия — это пространственный артефакт высочайшего класса. Внутри меня заключены тысячи и тысячи километров пространства, своего рода отдельный мир в миниатюре».

«Километры пространства?! — Юньфэй выпучил глаза. — То есть этот камень работает, как пространственное кольцо? Только с гигантским внутренним объёмом?!»

Пространственное хранилище подобного размера — что это за монструозный артефакт?! Обычное пространственное кольцо вмещало лишь несколько кубометров, а более или менее качественные — несколько десятков. Лиловое Духовное Кольцо Юньфэя скрывало в себе пространство объёмом почти в сотню кубометров, и это уже считалось экстраординарным. Но если сравнивать с тем, о чём говорил дух Камня Средоточия, то это была лишь капля в безбрежном море.

«Пространственное кольцо? — фыркнул Сяо Фан. — Как подобные поделки вообще можно сравнивать с Камнем Средоточия? Это тебе не просто большая комната. Это маленький мир. Условия внутри Камня Средоточия мало чем отличаются от внешних, ты же сам это видел, нет?»

«Мало чем отличаются от внешних? Как я мог это „видеть“? — моргнул Юньфэй. — Погоди… ты имеешь в виду пространственный карман?! Этот карман, в котором я был недавно, был миром Камня Средоточия?!»

«Не совсем, это была лишь искусственная оболочка, а не сам мир Камня Средоточия. У тебя не было прав на вход, однако маленький мир служил прообразом этой оболочки. Я лишь создал вторичный пространственный карман, в который могли бы попасть посторонние. Проще говоря, это был внешний слой мира Камня Средоточия, его расширение».

«Угх… — Бай Юньфэй лихорадочно прокручивал в голове объяснения Чжэн Кая о природе пространственных карманов, пытаясь наложить прежнюю „картинку“ на сказанное Сяо Фаном. От новых откровений у него голова шла кругом. — Получается… этот пространственный карман создал ты? Вот так просто?»

«Что-то вроде того. Я создал эту внешнюю оболочку, но ваша толкотня внутри её разрушила. Это было лишь слабенькое пространство, не рассчитанное на мощные энергии. Со всеми этими сражениями внутри я никак не мог уберечь его от коллапса. Пришлось всех вас оттуда вышвырнуть».

Юньфэй моргнул ещё пару раз, переваривая информацию. В голове не укладывалось, что Сяо Фан обладал могуществом создавать пространственные карманы.

В этой истории ещё были белые пятна, так что юноша неуверенно продолжил: «В таком случае… зачем всё это было нужно?»

«Эм… этого я тебе сказать не могу».

«Э-э… что?! — от неожиданного ответа Бай Юньфэй воскликнул в полный голос. Спохватившись, он добавил, уже тише: — Почему не можешь?»

«Это важная информация, она доступна лишь моему мастеру, коим ты не являешься».

«Твоему мастеру?.. — переспросил Бай Юньфэй. — Камень Средоточия принадлежит мне, разве это не делает меня его хозяином? Почему я могу быть твоим мастером?»

«Ты думаешь, подержал в руках — и сразу мастер? Я тебе что, какой-то обычный артефактный мусор?! Святая простота… — Сяо Фан презрительно „покачал головой“. — Камень Средоточия — это Великая Регалия, а я, Сяо Фан, её дух. Я и есть Камень Средоточия, а Камень Средоточия — это я. Без моего дозволения Камень Средоточия никогда не признает тебя хозяином и не позволит себя использовать».

«Что за…»

Бай Юньфэй потерял дар речи. Раньше он и представить не мог, что ему придётся договариваться с духовным предметом. Это был третий раз, когда ему довелось столкнуться с Регалией, но этот опыт кардинально отличался от того, как он взаимодействовал с Нефритовым Троном и Шарфом Стража Души.

Это был целый пласт новых знаний, и к смятению и шоку Юньфэя даже примешивалась капелька «благоговения».

«Что ж… и что я должен сделать, чтобы добиться твоего признания?»