Глава 824. Клятва Регалии

«Планарные законы? Ты о чём, Сяо Фан?»

Бай Юньфэй, погружённый в свои мысли, с трудом вынырнул в реальный мир и удивлённо воззрился на артефакт.

«Ты… ты же использовал планарные законы только что? Как такое возможно?!» — ошеломлённо возопил Сяо Фан. В его голосе присутствовала некая неуверенность, словно он сам не мог до конца поверить в то, что только что увидел.

«Хм? — Юньфэй поднял брови. — Я тебя не понимаю. Что ещё за „планарные законы“?»

«Ты не знаешь, что это?.. — судя по голосу, Сяо Фан бы сейчас выпучил глаза, если бы они у него были. — Но я точно почувствовал действие планарных законов только что! Это значит, что в основе силы, с помощью которой ты меня „улучшал“, лежат именно они! Я едва не проморгал это поначалу, но в последний раз меня, наконец, осенило… Это точно были планарные законы! Но… я даже не представляю, как ты можешь их использовать! Для этого нужно быть Святым Духа… нет, нет. Это невозможно, однако ты это как-то провернул. Как?»

Чем больше Сяо Фан говорил, тем более неуверенным и ошарашенным становился его голос. Казалось, ещё немного, и он начнёт сомневаться в реальности окружающего мира.

«Планарные законы… Получается, в основе техники апгрейда лежат они? — подумал Юньфэй. — Видимо, завеса тайны, покрывающая эту невозможную технику, наконец-то слегка приоткрылась…»

Вслух он проговорил: «Эти „планарные законы“, о которых ты всё твердишь, что это такое? Как ими управлять?»

«Планарные законы лежат в основе всего сущего в этом мире. Это фундаментальные принципы и концепции, приводящие мир в движение. Здравый смысл может быть „здравым“ лишь благодаря им. Как горит дерево, как вода тушит огонь… или как подброшенный камень падает на землю — всё подчиняется этим базовым принципам. Чувство голода, старение, жизнь и смерть — всё.

Эти планарные законы также отвечают за то, как практики занимаются духовным развитием, как можно взаимодействовать с элементальной энергией, да и сама основа взаимоотношений первоэлементов и вторичных стихий задаётся ими. Проще говоря, всё, о чём ты только можешь подумать, работает именно так, а не иначе, благодаря тем или иным законам этого плана бытия, — объяснил Сяо Фан. — Но „управлять“? Смех, да и только. Даже Император Духа не способен на подобное. Лишь Святые Духа достигают достаточного просветления относительно планарных законов, чтобы пытаться их использовать. Это практики, вступившие на Путь Закона Истины».

«Фундаментальные принципы этого мира?» — невольно воскликнул Бай Юньфэй.

Масштаб затронутых Сяо Фаном откровений потряс его до глубины души. Императоры, Святые… неудивительно, что он был духом Великой Регалии. Всего несколько предложений заставили Юньфэя потерять дар речи.

«Ты уверен, что энергия, которую ты почувствовал во время апгрейда, имеет отношение к планарным законам?» — ещё раз уточнил он на всякий случай.

«Абсолютно. Когда я странствовал вместе с Тяньхунем, я не раз встречал Императоров и Святых, преследовавших Закон Истины.Я даже присутствовал, когда сам Тяньхунь начал изучать этот закон и сумел заполучить частичку его силы. Даже без знания планарных законов, — уверенно ответил Сяо Фан менторским тоном. — Нет, стоп, парень, так что это за техника? И как она может использовать энергию планарных законов?»

«Тяньхунь…» — с благоговением повторил Бай Юньфэй. Он знал, что Камень Средоточия почти наверняка имеет в виду прародителя и основателя империи Тяньхунь, У Тяньхуня. Этот человек был легендой из легенд, а также прежним мастером Десяти Великих Регалий. Легендарный правитель, объединивший весь материк и ставший для его жителей живым богом.

Юньфэй не мог не признать, что слова Сяо Фана насчёт Закона Истины, который изучал Тяньхунь, пробудили в нём неуёмное любопытство. Однако это могло подождать. Сейчас имелись куда более насущные вопросы, такие как стать полноправным хозяином Камня Средоточия.

Он окинул голограмму камня внимательным взглядом и проговорил: «Я закончил тебя улучшать, Сяо Фан. Уверен, пространство внутри Камня Средоточия увеличилось больше, чем на одну десятую, верно? Так что, теперь ты признаешь меня своим мастером?»

«Угх… — в голосе артефакта явно присутствовала нерешительность. — Что ж, похоже на то… но зачем останавливаться на достигнутом? Если ты каким-то образом можешь использовать эту энергию, то тебе следует продолжить меня „улучшать“. Почему бы не увеличить пространство хотя бы на треть? Или раза в полтора… Если мой маленький мир станет вдвое больше, я определённо признаю тебя мастером без сомнений и колебаний…»

«Треть? Вдвое?! — Юньфэй распахнул глаза во всю ширь. — А ты не лопнешь? Ты хоть сам-то понимаешь, насколько безумно это звучит? Камень Средоточия уже был улучшен десять раз; это максимум, если действовать надёжно. Если я попытаюсь улучшить тебя ещё раз и потерплю неудачу, то дело не закончится лишь потерянным уровнем апгрейда! Артефакт полностью разрушится! Начиная с определённого уровня духовный предмет рассыпается в пыль при неудачном апгрейде. Я даже не представляю, что случится с Великой Регалией в таком случае, поскольку как-то не было возможности поэкспериментировать вволю. Но, конечно, если ты действительно настаиваешь, невзирая на риск превратиться в горстку пыли, то…»

«Что?! Разрушение?! — вскрикнул Сяо Фан. — Если у тебя не получится меня улучшить, я превращусь в пыль?!»

«Вероятнее всего… — кивнул Бай Юньфэй. Чуть подумав, он достал из пространственного кольца один из малозначимых духовных предметов, улучшенных ранее до +10. — Позволь продемонстрировать. Это артефакт, улучшенный до +10. Итак… апгрейд».

Повинуясь его команде, техника апгрейда пришла в действие.

Как и ожидалось, апгрейда завершился неудачей. Кинжал в его руке тут же потерял свою форму и осыпался блестящей пылью.

«Он… он рассыпался?!» — Сяо Фан издал странный звук, провожая «глазами» разлетающиеся песчинки. Он не видел, чтобы Бай Юньфэй делал что-то странное или использовал какие-то уловки, но духовное оружие в мгновение ока разрушилось прямо у него на ладони. В точности, как Юньфэй и описывал.

От мысли, что нечто подобное может произойти и с ним, Сяо Фаня пробил «озноб»…

«Флуктуации энергии крайне слабые, но это определённо планарные законы. Он прав. Даже у такой абсурдной техники должны быть какие-то ограничения…»

«Так что, Сяо Фан. Продолжим улучшение?» — неразборчивое бормотание камня прервал вопрос Бай Юньфэя.

«Н-нет, спасибо. Думаю, этого уже достаточно…» — поспешно отказался Сяо Фан.

Теперь, когда он знал, что странная техника юноши как-то связана с планарными законами, Сяо Фан не желал рисковать своей жизнью, даже если он был трижды уверен в своей прочности, как Великой Регалии.

Бай Юньфэй ухмыльнулся про себя. Такой реакции он и ожидал. Впрочем, он бы отказался улучшать Камень Средоточия, даже если бы Сяо Фан согласился. Юньфэй был последним, кто пошёл бы на такой риск.

«Что ж, в таком случае… Теперь ты признаёшь меня мастером Камня Средоточия?» — повторил он свой вопрос.

«Ха-ха, хорошо, я больше не стану вставлять тебе палки в колёса, — голос Сяо Фана внезапно зазвучал куда более дружелюбно, чем раньше. — В конце концов, ты меня нашёл, этого уже более чем достаточно, чтобы считать тебя моим мастером в этом поколении. Я лишь дух Камня Средоточия, а Камень Средоточия — это духовный предмет. Если достойный духовный практик хочет его использовать, то без веских причин я не стану противиться, — он сделал паузу. — Хм, насколько я могу судить, твоя синхронизация с Камнем Средоточия уже достигла почти тридцати процентов. Чуть выше, и ты бы легко мог стать мастером артефакта естественным путём. Но это поправимо. Так, сосредоточься и пошли в камень своё духовное зрение с частичкой эссенции твоего элементального Семени».

«Э? Ох, сейчас…» — Юньфэй несколько опешил, но тут же собрался с мыслями и выполнил требуемые операции.

Бз-з…

В тот момент, когда частичка его духовного зрения скользнула в Камень Средоточия, в недрах его души зародился странный гул. Беззвучные вибрации постепенно нарастали, пока не переметнулись из его сознания в артефакт, и Юньфэй вдруг ощутил присутствие живого сознания внутри камня. Надо полагать, это был Сяо Фан. Чужое сознание окутало переданный в артефакт сгусток эссенции Семени Пламени, словно пытаясь слиться с ним. Затем, будто слабый росток в пустыне, щедро политый живительной влагой, это чужое присутствие выпустило во все стороны мириады тончайших нитей, формируя некий сложный и запутанный паттерн…

«Агх!..»

Боль подкралась совершенно внезапно. Душу Бай Юньфэя будто резко что-то дёрнуло, вызвав мгновенный нестерпимый спазм, так что юноша даже вскрикнул от неожиданности. Но уже в следующий миг боль утихла, оставив после себя лишь выступивший на лбу пот.

«Что случилось, Юньфэй? Ты в порядке?» — встрепенулся Сяо Ци на своём насесте. Он всё это время взирал на происходящее с неослабевающим интересом и изумлением, но внезапный возглас Юньфэя заставил его запаниковать.

«Ах, всё нормально, не волнуйся, — Бай Юньфэй успокаивающе кивнул стрижу, после чего посмотрел на парящую в воздухе иллюзию. — Сяо Фан, что ты сделал только что?»

«Клятва верности, что ещё? С этого момента ты официально признанный мастер Камня Средоточия, и будешь оставаться таковым до самой своей смерти».

«Ох… это всё?! Так просто?!»

«Ты ожидал чего-то другого?»

Бай Юньфэй озадаченно моргнул. Его взгляд переместился на физическое воплощение артефакта у него в руке. В самом деле, теперь он мог ощущать особую связь с этим невзрачным на вид камнем. Такое знакомое чувство, словно… да, словно он смотрел на личный духовный предмет!

«Камень… Камень Средоточия стал моим личным предметом?! — глаза юноши превратились в блюдца. — Ох, точно, описание!»

Глаза Юньфэя снова блеснули, на этот раз от с трудом сдерживаемого нетерпения. Он торопливо сфокусировал взгляд и посмотрел на Регалию.

В следующий миг строчки описания начали безмолвно формироваться перед его мысленным взором…