Глава 502. Понимание после расставания

С большого баньяна уже осыпались многие из его листьев. Стоя на его ветвях и глядя вдаль, смотрел ли человек на Дворец Ли или на Мавзолей Книг, они были ясно видны, как будто были прямо перед глазами.

«Я действительно не ожидал этого, — Чэнь Чаншэн повернулся к Лоло и молчал в течение очень долгого времени, а затем повторил: — я не ожидал этого».

«Мое прибытие в столицу, по правде говоря, было идеей Матушки-Королевы. Она хотела увидеть, смогут ли Его Святейшество, Поп, или Божественная Императрица помочь с решением проблем моих меридианов. Если нет, я бы не смогла культивировать техники клана Белого Императора, и, таким образом, не смогла бы унаследовать трон. Возможно, мне бы даже пришлось выйти замуж за кого-то, за кого я бы не захотела выходить. Но Матушка-Королева определенно не могла представить, что Поп и Божественная Императрица не смогут решить мои проблемы, и вместо них это сделает Учитель».

Лоло подняла голову и в восхищении посмотрела на лицо Чэнь Чаншэна: «Учитель, вы — действительно экстраординарный».

«Это лишь потому, что я любил раздумывать над проблемами меридианов с самого детства…»

Чэнь Чаншэн вспомнил, что уже объяснил это в прошлом году, так что затих.

Он действительно не ожидал, что Лоло будет покидать столицу, и что ее выезд был уже решенным делом — она прибыла в столицу, чтобы учиться, и чтобы ей помогли. Теперь же она знала, как культивировать в техниках людей, и могла увидеть возможность преуспеть в гегемонии Белого Императора, а ее болезнь была вылечена. Так что было лишь естественно, что она вернется в Город Белого Императора. Она была Принцессой Красной Реки, и миллионы ее подчиненных ожидали ее заботы.

Но все это произошло слишком быстро. Не было предварительных знаков, и когда он встречал ее в Имперском Дворце и Дворце Ли, она никогда не упоминала этого.

Ладно, все это было отговорками. И что, что это было так внезапно? Он все еще не хотел расставаться, потому что действительно не хотел этого.

В сумерках казалось, что как озеро, так и деревья Ортодоксальной Академии были в огне. Лоло начала проделывать путь из Ортодоксальной Академии, а затем внезапно остановилась. Она обернулась и прильнула к его груди.

Чэнь Чаншэн знал, что она чувствовала, потому что чувствовал тоже самое, и погладил рукой ее голову. Почти за два года он и она часть сидели бок о бок или держали руки, или она держала свою голову у его груди. Он привык к этому, так что не особо вдумывался в это. Более того, она была маленькой девочкой в его глазах, подобно младшей сестре или дочери…

«Учитель, есть кое-что, насчет чего я всегда вас обманывала».

Лоло подняла голову, чтобы посмотреть на него, моргая ресницами: «По правде говоря, мне не двенадцать лет. Я того же возраста, что и Учитель».

Чэнь Чаншэн был ошеломлен, он потерял дар речи. Что касается его рук, он был еще больше растерян, куда поместить их, чувствуя, что любое место было бы неуместным.

«Ты… как ты можешь обманывать других?»

«Учитель, вы глупы и не смогли увидеть, но все еще хотите обвинить меня, ло…» — Лоло широко раскрылы глаза и серьезно уставилась на него.

У Чэнь Чаншэна не было слов для ответа.

По Ортодоксальной Академии раздался смех, подобный серебряным колокольчикам.

Ло-ло-ло-ло.

Лоло ушла, возвращаясь в Город Белого Императора, чтобы столкнуться с испытаниями, которые я предстояло перенести.

Но ее смех продолжал проноситься эхом вокруг большого баньяна и озера Ортодоксальной Академии в течение многих лет.

Даже после многих лет, когда студенты Ортодоксальной Академии упоминали легендарную принцессу оборотней, зам.директора, которого они никогда не видели ранее, они с печалью вздыхали. В тоже самое время Танг Тридцать Шесть был наполнен бесчисленными жалобами. Тогда, когда он набирал новых студентов, как он сказал это?

…..

…..

Лоло ушла, но люди, приходящие и уходящие из Ортодоксальной Академии, увеличились в числе.

Священники Департамента Духовного Образования приходили давать уроки, Священник Синь приходил, если не был занят, а Мао Цююй иногда навещал чайный домик у Ортодоксальной Академии, чтобы посидеть там некоторое время.

Человеком, который больше всего посещал Ортодоксальную Академию, был Принц Чэнь Лю. Время могло изменить многие вещи, включая мнение человека о других, потому что время было единственным испытанием состояния ума. В течение их взаимодействий, не важно, был ли это Чэнь Чаншэн, Сюаньюань По, или даже холодный и безразличный Чжэсю, все они ощутили у этого молодого принца сердечное желание защищать Ортодоксальную Академию. Как результат, две стороны начали становиться более знакомыми друг к другу.

Но время не могло изменить все вещи. Например, камни в отхожем месте всегда были вонючими и тяжелыми. Танг Тридцать Шесть все еще недолюбливал Принца Чэнь Лю, даже не пытаясь скрывать этого. Каждый раз, когда Принц Чэнь Лю совершал визит в Ортодоксальную Академию, он произносил несколько колкостей и насмешек, а затем уходил. Сегодня была та же сцена. Как бы Принц Чэнь Лю не подготавливал и не тренировал себя, на его лице неизбежно появлялось неловкое выражение.

Чэнь Чаншэн чувствовал себя довольно смущенным и сказал несколько слов извинения вместо Танга Тридцать Шесть. Затем юноша отправился, чтобы найти его, желая спросить, почему он так вел себя. Однако, когда он обнаружил Танга Тридцать Шесть в глубинах леса Ортодоксальной Академии, он забыл спросить. Потому что, в конце концов, это дело было не очень важным, а также потому, что Танг Тридцать Шесть в настоящее время делал что-то очень странное.

Танг Тридцать Шесть не бил деревья, как Сюаньюань По, и не казалось, что он собирался зарыться в листьях деревьев и пролежать там семь дней и ночей. Он пригнулся у дерева, с силой толкая что-то в дупло в дереве. Чэнь Чаншэн мог отчетливо видеть, что предмет, который заталкивали в дупло, был мечом. Более того, это был не обычный меч, а известный меч, который Танг Тридцать Шесть попросил у него прошлой ночью.

«Что ты делаешь?» — спросил шокированный юноша.

Даже не поворачивая голову, Танг Тридцать Шесть ответил: «Я сказал тебе ранее, что собираюсь спрятать эти твои мечи, чтобы в будущем их нашли люди».

Чэнь Чаншэн довольно недоверчиво сказал: «В недавнее время ты просил у меня меч каждые два дня… но я не видел, чтобы ты возвращал их. Ты все их прятал?»

Танг Тридцать Шесть вытер края дупла, грубо скрывая его. Осмотрев его один раз, он был весьма удовлетворен и встал. Поворачиваясь к Чэнь Чаншэну, он сказал: «Что еще? Или я мог взять твои сломанные мечи и продать их, чтобы купить вина?»

Чэнь Чаншэн был ошеломлен: «Это мои мечи, а ну быстро верни их».

«Если сложить вместе, я попросил у тебя чуть больше сотни мечей. Разве есть необходимость быть настолько напряженным?»

«Я не знал, что ты планировал спрятать эти мечи. Я думал, что ты хотел позаимствовать намерения меча, чтобы изучить стили меча, так что я выбрал особенно хорошие мечи для тебя…»

«И что? Посмотри, насколько ты скупой! Это всего лишь несколько старых мечей, и за прошедшие два года я дал тебе так много денег».

«Это не вопрос денег… даже если ты хотел их, ты должен был сначала сказать мне! Если бы я знал, что ты будешь настолько расточительным с ними, я ни в коем случае не дал бы их тебе».

«Вот видишь, разве не об этом я говорю? Я очень хорошо понимал, что если скажу тебе, ты не дашь их мне, так по какой причине я должен был говорить тебе, зачем брал их? Ты думаешь, что я — Сюаньюань По, дурак?!»

«Мне все равно. В любом случае, быстро найди эти мечи еще раз».

«Мне тоже все равно. Прятать мечи было очень утомительно, а найти их все вновь тоже будет очень утомительно. К тому же, уборная дурно пахнет».

«Ты… спрятал мои мечи в уборной!»

«Просто представь, что ты не слышал этого. В любом случае, мне слишком лень искать их».

«Тогда я сам пойду и найду их. Быстро говори мне, где спрятаны эти мечи».

«Так как они спрятаны… конечно же, я не могу рассказать тебе, где. Ты должен сам найти их. Если ты сможешь найти их, то ты весьма неплох, ло».

«Пожалуйста, не используй слово ‘ло’».

«Лоло уронила большую редиску» (прим.пер. Это похоже на скороговорку. В системе Палладия это звучит, как ‘Лоло лося и гэнь да лобо’).

«Ты… в будущем, больше не обсуждай это».

«Если я стану настолько же глупым, как ты, я даже не буду равен редиске».

«Я вновь спрашиваю тебя насчет мечей».

«Игра в прятки — это очень интересно».

«…может быть, я что-то сделал не так?»

«В любом случае, я советую тебе, что даже после того, как ты станешь Попом, не идти в Город Белого Императора».

«Почему?»

«Я боюсь, что Белый Император может проглотить тебя».

«……»

«В действительности, ты — дурачок, но говорят, что удача любит дураков, иначе, если бы ты действительно женился на Лоло, а это эквивалентно женитьбе на тигрице, то представь, какой бы тогда была твоя жизнь».

…..

…..