Глава 942. Дипломатическая миссия Великого Западного Континента

Эксперты оборотней и элитная Звериная Стража Красной Реки последовали приказам Императрицы и обыскали город в поисках Бе Янхуна и его жены. В паре с феноменом прошлого дня Город Белого Императора был в невероятно напряженном настроении. Маленькие городки в его округе закрыли ворота, направленные к горам и дикой природе.

Было очень сложно рассеять туманы и облака в горах. Только когда солнце было в своем зените, а ветер был наиболее свирепым, был шанс ясно увидеть те девять огромных деревьев, взмывающих прямо в небо, и прямо сейчас многие взгляды были устремлены к горам в определенном направлении.

На другой стороне той обширной горной гряды было Западное Море, в глубоко в Западном Море был легендарный Великий Западный Континент.

Самый недавний слух говорил, что Второй Принц Великого Западного Континента придет в Город Белого Императора, чтобы жениться на Принцессе Лохэн.

Слухи наконец-то сегодня получили доказательство. Ворота тех маленьких городков, которые вели в горы, были открыты, главные дороги трясло, а монстры бежали.

Дипломатическая миссия из Великого западного Континента с их представителем Вторым Принцем вот-вот прибудет в Город Белого Императора. Мнимой целью дипломатической миссии было поздравление Белого Императора с его днем рождения. И учитывая отношения между Великим Западным Континентом и Императрицей, для оборотней просто не было причин отказывать им. Когда дипломатическая миссия наконец-то достигла Города Белого Императора, напряженная атмосфера, которая продолжалась день и ночь, немного облегчилась, и многие простолюдины из различных племен оборотней заполонили улицы, чтобы понаблюдать за спектаклем.

Взгляд, который тоже наблюдал за Великим Западным Континентом, но с несравненной настороженностью, приходил от расы Людей.

В Городе Белого Императора было три важных здания, принадлежащих расе Людей.

Это были посольство Имперского Двора Великой Чжоу, Даосская Церковь Западных Пустошей Ортодоксии, и компания клана Танг, представляющая силы юга.

Первой реакцией посланника Имперского Двора и менеджера клана Танг, когда они узнали об этом было: если Город Белого Императора действительно планирует вступить в брачный альянс с Великим Западным Континентом, они определенно сделали достаточные приготовления, так что ничего нельзя поделать, кроме как проинформировать Имперский Двор и Вэньшуй как можно скорее.

Епископы Даосской Церкви Западных Пустошей, представляющей волю Ортодоксии, аналогично узнали, что будет очень сложно остановить это. Но сейчас, когда весь континент знал, что Имперский клан Великого Западного Континента попытался навредить Попу, как они могли стоять и смотреть, как этот же клан отправляет кого-то жениться на ученице Попа?

Когда дипломатическая миссия Великого Западного Континента вошла во дворец, Даосская Церковь Западных Пустошей отправила письмо протеста во дворец в то же время, их слова были такими твердыми, что это практически было письмо вызова. В то же самое время архиепископ церкви разорвал приглашение на ужин приветствия дипломатической миссии перед тысячами верующих оборотней, а затем истоптал клочья этого письма, не давая оборотням даже малейшего лица.

Узнав и подтвердив эти новости, посольство Великой Чжоу и компания клана Танг тоже отказались от приглашения на банкет этой ночи, хоть и сделали это в гораздо более мягкой манере.

Независимо от того, какой была позиция расы Людей, банкет продолжался нормально.

В ту же самую ночь Город Белого Императора был украшен яркими лампами и лентами. Имперский Дворец в самой высокой точке тоже был хорошо освещен, пока весь дворец праздновал.

Даже после окончания банкета празднества не ослабевали. Хотя гости чести, члены дипломатической миссии Великого Западного Континента, уже отправились отдыхать, многие другие гости еще оставались.

Увидев фигуры гостей, оставшихся во дворце, несколько сотен Звериных Стражей Красной Реки, отвечающих за поддержание порядка в Имперском Дворце, насторожились, и даже сильно нервничали. Однако, они не смели прогонять гостей или даже пытаться убедить их. Потому что все эти гости были важными персонами расы Оборотней, а некоторые из них даже были их отцами.

Важные персоны оборотней в этих дворцовых залах включали генералов и министров, но их большинство было членами Консула Старейшин.

Консул Старейшин Оборотней в некоторой степени был похож на Демонический Консул Старейшин, но он был сильнее и обладал более высоким статусом. Раса Оборотней была сформирована из трехсот племен, и главы кланов двадцати семи из этих племен, самых могущественных и древних, были членами Консула Старейшин. Другой десяток мест был выбран из оставшихся племен. Что касается того, как решался ранг в Консуле Старейшин, это было очень просто: чем дольше он жил, тем сильнее он был, и тем выше была его позиция.

В настоящее время Главным Старейшиной расы Оборотней был лидер клана Сян.

Ходят слухи, что Главный Старейшина обладал божественной силой, достигающей небес. Хотя он еще не шагнул в Божественность, у него уже была способность сражаться с экспертами Божественного Домена.

Громадное тело Главного Старейшины сильно выделялось, пока он стоял перед дворцовым залом, и он казался таким же тихим, как гора.

Его молчание не приглушило разговоры в зале. Наоборот, другие гости начинали давать себе волю, разговоры становились громче и громче, а атмосфера становилась все более напряженной.

Эти разговоры, естественно, касались дипломатический миссии Великого Западного Континента, вчерашнего феномена, а также слухов, которые ходили вокруг в последние несколько дней.

Действительно ли Принцессу Лоло отдадут замуж? В чем была надобность так спешить? Состояние Его Величества не улучшилось? И действительно, почему это не могла быть Принцесса Лоло? Хотя такая вещь действительно никогда не случалась в истории Оборотней, разве Его Святейшество Поп не решил ее проблемы?

Один слух приводил ко многим догадками. Члены Консула Старейшин и генералы оборотней раздумывали о правдивости слуха, а также о других вопросах.

Конечно же, за кого будет отдана замуж Принцесса Лоло, и кто будет женихам, не особо было связано с ними, потому что Император Оборотней всегда будет из клана Белого императора. Единственные, у кого было право думать об этом, боковые ветви клана Белого Императора, были еще более тихими и подавленными, не смея озвучивать мнение, боясь оскорбить Белого Императора и Императрицу.

Но действительно ли было необходимо отдавать ее замуж за Второго Принца из Великого Западного Континента?

Мадам Му медленно вышла в дворцовый зал, который казался немного пустым из-за своих размеров.

Старейшины, генералы и министры поклонились, как один.

У гигантского Главного Старейшины был глубокий и оживленный голос, как эхо глубоко из гор.

Но он говорил очень прямо, в полном согласии с темпераментом оборотней и в той манере, в которой они обсуждали темы.

«Императрица, вы действительно готовы отдать Ее Высочество за племянника клана ваших родителей?»

Главный Старейшина посмотрел на Мадам Му, правой рукой сжимая рукоять топора, не делая попыток скрыть свои движения.

«Если так, то мы поднимем восстание».

Мадам Му выглядела невероятно маленькой перед ним, как карлик, но у нее было еще более выдающееся присутствие.

Она безразлично сказала Главному Старейшине: «Тогда поднимайте восстание».

Эти слова абсолютного безразличия были самым деспотичным заявлением.

Она уже была Императрицей в течение столетий и имела глубокую любовь к Белому Императору. Прошло много лет с тех пор, как она была той юной леди, вошедшей в земли оборотней в первый раз, и сейчас у нее была невероятно высокая репутация среди расы Оборотней. Будь это главы кланов племен или молодые охотники вдоль двух берегов Красной Реки, они считали ее богом, не смея проявлять к ней даже малейшего неуважения.

Дворец стал совершенно тихим при этом заявлении. Никто не смел говорить, и только ветер дул против твердых каменных стен.

Даже Главный Старейшина почувствовал могучее давление. Он задумался на мгновение, после чего сказал: «Мы требуем объяснений».

Мадам Му невыразительно сказала: «Слухи — это только слухи. Более того, даже если ее отдать замуж, почему Старейшина должен сопротивляться этому?»

Выражение лица Главного Старейшины не менялось, и он бесстрастно сказал: «Императрица должна знать причину».