Глава 958. Сюаньюань, расскажи

Сюаньюань По участвовал в церемонии Небесного Избрания? Он выиграл девять матчей подряд? Завтра он войдет в Небесное Древо, будет подвержен крещению Диким Огнем и пройдет испытание духа предков?

Лоло была так шокирована слышать эти новости, что некоторое время была в ступоре.

Она взяла шелковое полотенце у Стража Ли и вытерла чай, но ее брови оставались нахмуренными.

Она знала, что в тот миг, когда распространятся новости церемонии Небесного Избрания, Сюаньюань По определенно что-то сделает. Поэтому она отправила людей для присмотра за ним, но видя, что он ничего не сделал в прошлые два дня, она решила, что было не о чем волноваться. Как она могла ожидать, что Сюаньюань По зарегистрируется в Небесном Избрании!

Она не понимала, почему Сюаньюань По участвовал в церемонии Небесного Избрания.

Его характеру больше соответствовало схватить кухонный нож и устремиться в Имперский Дворец, чтобы попытаться спасти ее.

«Что этот идиот планирует сделать?»

Страж Ли посмотрела на нахмуренные брови Лоло и внутренне вздохнула в глубокой заботе.

Она подумала о возможности, но ее было действительно трудно признать.

Сюаньюань По любил принцессу?

Но принцесса любила Попа.

Почему все люди Ортодоксальной Академии должны были быть такими?

…..

…..

Узнав о личности и происхождении Сюаньюань По, бесчисленные люди уставились на него.

Превосходно одетые жители верхнего города и надменные юные леди смотрели на него, широко раскрыв рты. Они были так ошеломлены, что не знали, что сказать. Что касается толпы из нижнего города, последовавшей за Сюаньюань По, они уже знали кое-что, но подтвердив все это, нашли невозможным сдержать свое волнение.

С другой стороны, у высшего чиновника, присматривающего за Небесным Избранием, было крайне неприглядное выражение лица. Он посмотрел на лицо Сюаньюань По, которое хоть и было с бородой, все еще отдавало чувством детства. Он сказал немного холодным голосом: «Для чего ты принял участие в церемонии Небесного Избрания?»

Логически говоря, в этом вопросе не было смысла, и было необязательно спрашивать. Все знали о выгоде, которую можно было получить в Небесном Избрании, иначе для молодых экспертов племен оборотней не было бы причин так быстро спешить в Город Белого Императора.

Но так как это был Сюаньюань По, этот вопрос имел глубокий смысл, и все желали знать ответ на него.

Потому что если слух был правдой, Сюаньюань По был не только студентом Ортодоксальной Академии, но и учеником Принцессы Лоло.

«Ты тоже намереваешься жениться на Ее Высочестве?»

Высший чиновник уставился в глаза Сюаньюань По, говоря громоподобным голосом, наполненным яростью и отвращением: «Не забывай, что хоть и нет официальных записей, все знают, что ты признал Ее Высочество учителем в Ортодоксальной Академии!»

Ранее уже случалось такое, что учитель и ученик становились компаньонами, но тут было нечему радоваться.

И для студента думать так было особенно неправильно.

Сюаньюань По ответил: «Стать учеником Ее Высочества — моя величайшая честь. Желает ли Ее Высочество принять это или нет, я всегда буду ее учеником».

Высший чиновник был еще больше разъярен, холодно упрекнув его: «Тогда почему ты все еще участвуешь в Небесном Избрании! Ты хочешь унизить Ее Высочество?»

Сюаньюань По ответил: «Я никогда не думал о женитьбе на Ее Высочестве, так как это может быть унижением?»

Высший чиновник спросил: «Тогда зачем ты пришел сюда?»

Сюаньюань По задумался над вопросом, а потом ответил: «Я пришел создать неприятности».

У него было искреннее лицо, у него был твердый тон.

Он был подобен грязной обезьяне, только что выбравшейся из рисовых полей, шаловливому ребенку, прыгнувшему с дерева в озеро, но он говорил, как старый ученый.

Высший чиновник не смел верить своим ушам: «Что ты хочешь сделать?»

Сюаньюань По объяснил: «Создавая неприятности, я хочу сделать невозможным гладкое продолжение церемонии Небесного Избрания».

Чиновник смутно понимал, к чему он вел: «Ты не хочешь, чтобы Ее Высочество была отдана замуж?»

«Верно», — Сюаньюань По повернулся к далеким Сяодэ, Второму Принцу, и другим кандидатом, а потом посмотрел вверх на Имперский Город. Он решительно заявил: «Никто не должен думать о том, чтобы отдать замуж Ее Высочество, потому что я не позволю вам победить».

Перед Имперским Городом было очень тихо, и его голос был ярким и отчетливым, благодаря чему он распространился очень далеко.

Высший чиновник ухмыльнулся: «Небесное Избрание — это выбор жениха духами предков для Ее Высочества. Какое право у тебя есть останавливать это?»

Сюаньюань По ответил: «Никто не может решать свадьбу Ее Высочества за нее, даже Дикий Огонь Небесных Деревьев или духи предков».

В его окружениях поднялся шум при этих словах.

Тело чиновника задрожало, и он сурово закричал: «Ты посмел осквернять Небесные Деревья и проявлять неуважение к духам предков!»

«Если действительно есть Дикий Огонь Небесных Деревьев и выбор духов предков, Небесное Избрание не проходило бы с текущей процедурой, и мы не отправлялись бы на крещение Диким Огнем во второй фазе. Так называемое Небесное Избрание — это собственный выбор. Свадьба Ее Высочества может быть решена только Ее Высочеством».

Сюаньюань По посмотрел вверх на Имперский Город и сказал: «Я знаю, что Ее Высочество не пожелает жениться на чужаке».

Насколько бы яростным ни был высший чиновник и насколько бы устрашающим ни был дворцовый зал, он оставался собранным, спокойным, возможно, даже немного глуповатым. Его голос был таким же, но в нем была особенная сила убеждения.

Вокруг Имперского Города раздались бесчисленные поддерживающие голоса.

Эти голоса исходили от обычных подданных оборотней, не различая между верхним городом, средним городом или нижним городом.

Сюаньюань По озвучил слова в их мыслях.

Ходят слухи, что Императрица настаивала на том, чтобы отдать замуж Принцессу Лоло племяннику клана ее родителей, и только рьяное сопротивление Консула Старейшин вынудило ее провести церемонию Небесного Избрания. И даже тогда Императрица не передумала.

Как было видно, Второй Принц Великого Западного Континента стоял рядом, перед Имперским Городом.

Как можно было отдавать замуж Принцессу Лоло чужаку? Какое право у него было стать следующим Белым Императором?

Это было мнение, удерживаемое большинством оборотней, но величие нескольких столетий правления Императрицы привело к тому, что они не смели говорить.

Слова Сюаньюань По были явным облегчением.

«Те, кто участвовал в Небесном Избрании и прошел через слой слоев отбора, чтобы в конечном итоге стоять здесь, — все истинные эксперты, как и ты».

В высочайшей точке Имперского Города раздался ясный голос августейшего величия, рассекая облака, чтобы достичь земли.

Пока Белый Император был в уединенной культивации, во всей расе Оборотней был только один такой голос.

Имперский Город вмиг затих.

Многие оборотни поклонились до земли.

«Как ты можешь знать, что Лоло не хочет выходить замуж за одного из этих людей?»

После этого вопроса многие оборотни были немного сбиты с толку. Было ли это Небесное Избрание или испытание духов предков, Второй Принц Великого Западного Континента, как чужак, не смог получить ни одного преимущества. Мог ли слух быть лживым? Могло ли население по ошибке обвинить Императрицу?

Да, весь континент знал, что Принцесса Лоло была единственной дочерью Императрицы, и что ее всегда любили. Как Императрица могла плохо к ней относиться? Она предположительно только хотела найти лучшего жениха для принцессы.

Подумав об этом, толпа посмотрела на Сюаньюань По немного другим взглядом.

‘Учитывая это, ты должен перестать создавать неприятности’.

Сюаньюань По посмотрел на Имперский Город и сказал: «Ее Высочеству не нравится ни один из этих людей».

Голос Мадам Му холодно спросил: «И откуда тебе знать?»

Это был очень трудный вопрос.

Мадам Му была матерью Лоло. Даже если она не знала, как Сюаньюань По мог знать? Действительно ли между ним и принцессой что-то было?

Бесчисленные взгляды снова устремились к Сюаньюань По.

Пока многие люди ждали, пока он даст ответ, многие другие люди и важные лица надеялись, что он не скажет ни слова.

Сюаньюань По не знал, о чем они думали, и сам даже не думал, давая ответ.

«Конечно же я знаю. Все в Ортодоксальной Академии знают».

Он искренне сказал: «Ее Высочество любит Директора, так как она может пожелать выйти замуж за кого-то еще?»