Глава 965. Помазание Священным Светом

Свет был наполнен ци жизни, но и также содержал силу, которая могла уничтожить все в этом мире.

Этот свет не был белым, но и не был золотым. Он был пестрой и нечистой смесью.

Чем был Дикий Огонь Небесного Древа? Это не были волны жары в каменном пути, и не были столбы пламени. Этот свет был истинным Диким Огнем.

Очень много лет назад предки оборотней получили истинный источник Дикого Огня и скрыли его под землей, глубоко в магме. Позже только действительно талантливые оборотни-эксперты, благословенные невероятным потенциалом, получали шанс совершить путешествие глубоко под Небесные Деревья и испытать ци Дикого Огня, используя его для познания истинной эссенции силы.

Но почему юноша в бамбуковой шляпе сказал эти слова?

Дикий Огонь Небесного Древа был Священным Светом?

Священным Светом откуда?

Из Дворца Ли?

Пика Святой Девы?

Или он был родом из самого далекого континента?

…..

…..

Громадная проекция духа предков оборотней отбросила себя в духовные миры Сяодэ, Сюаньюань По, и двух других оборотней. Подземные пещеры бушевали пламенем, пока они молча кланялись этой громадной фигуре. Они не задействовали истинную эссенцию для защиты тел и даже не думали о сопротивлении. Они позволяли столбу света из неизвестного мира падать на их тела.

Если их преданность и храбрость получали согласие духа предков, Дикий Огонь проникнет в их тела, стремительно совершенствуя и усилия их тела. По сравнению с прогрессом, предлагаемым преградой в каменных путях, это было истинное крещение Диким Огнем.

Юноша не склонился, не закрыл глаза, и определенно не молился.

Он стоял перед морем огня, держа руки за спиной и спокойно глядя на колоссальную фигуру духа предков оборотней. Почувствовав ци Дикого Огня, он, казалось, думал о чем-то.

Он пошел на невероятный риск, чтобы покинуть Город Сюэлао и прибыть сюда. Конечно же, он хотел выразить свою искренность к альянсу с оборотнями, но это не было важной причиной.

Он должен был сделать три вещи в Городе Белого Императора, и первой было исследование тайны духов предков оборотней и Дикого Огня Небесных Древ.

Сейчас дух предков появился, и Дикий Огонь снизошел на него. Одна из гипотез, которую составили он и Военный Советник, наконец-то получила доказательство.

Дикий Огонь Небесного Древа действительно был Священным Светом.

Для него это было невероятно важное дело, позволяющее ему заполнить щель в картине, называемой ‘Историей’.

Мадам Му, вероятно, догадывалась о его намерениях в участии в Небесном Избрании, что он хотел лично увидеть Дикий Огонь и духа предков.

Возможно, Белый Император, культивирующий в далеких горах, тоже знал об этом.

Но эти два Святых, вероятно, не особо беспокоились об этом.

Сами оборотни не совсем понимали, чем был Дикий Огонь, передаваемый их предками.

Когда он думал об этом, юноша не мог сдержать свое презрение.

Божественная раса была расой с самой длинной историей на континенте, и эта Божественная раса была расой демонов, так что демоны знали многие тайны.

Более того, когда Мадам Му догадалась, что он хотел увидеть Дикий Огонь, она тоже хотела знать, как он ответит на это.

Сталкиваясь с неостановимой мощью духа предков и Диким Огнем, который мог уничтожить все, даже если он был Лордом Демонов, что он мог поделать?

Он не был оборотнем, и у него определенно не было желания становиться оборотнем, так что для него, естественно, было невозможно получить согласие духа предков оборотней.

Он все еще должен был полагаться на свою силу для соперничества с Диким Огнем Небесного Древа. Проблема заключалась в том, что Дикий Огонь был в бесчисленные разы сильнее, чем волны жары на каменном пути, а те два божественных артефакта демонов уже были серьезно повреждены, и их было невозможно использовать снова. Какой метод он применит, чтобы продержаться?

Давление, излучаемое духом предков, становилось сильнее и сильнее, его фигура — выше и выше. При помощи какого-то непостижимого метода эта фигура превзошла высоту нескольких сотен метров пещеры, простираясь в черную бездну, откуда она смотрела на него, как на муравья.

Как в черной бездне, так и в настоящем мире бушевал жгучий Дикий Огонь, наполняясь энергией, которая могла уничтожить всё.

Его лицо становилось бледнее и бледнее, тогда как он потел больше и больше, но прежде, чем пот смог промочить его одежду, он был высушен досуха.

Утонченные черты его лица иногда окрашивались болью, так что можно было вообразить страдания, которые он испытывал в настоящее время.

Но на его лице или в его черных глазах не было страха, не было даже малейшего знака паники.

Когда тело духа предков стало таким огромным, что, казалось, оно было выше звездного неба…

Когда Дикий Огонь в пещере стал настолько свирепым, что даже корни Небесного Древа начали гореть…

Когда покров дыма, опускающийся с бамбуковой шляпы, наконец-то сгорел в ничто, и по его краям пошли искры.

Он вынул две маленьких каменные статуи.

Было сложно сказать, из какого камня, подобного золоту или нефриту, были высечены эти статуи, но они были невероятно гладкими и глянцевыми.

Две статуи изображали двух голых людей. Один из них стоял прямо и апатично, а другой держал руку на колене, как будто он думал. Хоть и очень маленькие, они были детализированы до самого маленького волоска, выглядя почти живыми.

Если бы Бе Янхун или Мадам Му присутствовали здесь, они узнали бы происхождение этих двух статуй.

Это были Ангелы из Континента Священного Света.

Черная Роба использовал какой-то метод, чтобы превратить их в статуи.

Все это время эти две статуи тихо стояли у задних врат внутреннего двора в западной части Города Белого Императора.

Затем они были принесены в это место юношей.

Он сжимал две статуи Ангелов, поднимая их к Дикому Огню.

Дикий Огонь, пылающий до небес, казалось, почувствовал что-то. Замерев на секунду, он стал еще более свирепым и яростным, завывая и устремляясь к статуям.

Пылающий горячий Дикий Огонь, несущий ци, которое могло уничтожить все, коснулся двух статуй и был вмиг поглощен.

Две статуи Ангелов выглядели практически неизменными. Они просто были немного ярче, но и холодными, как две черные дыры.

Юноша смотрел на статуи в своей руке, становясь более серьезным. Даже его дыхание, похоже, замерло.

Дикий Огонь продолжал вливаться в две статуи Ангелов, сопровождаясь ужасающим воем, разносящимся эхом по пещере.

Пока время шло, две статуи становились ярче и ярче.

В какой-то миг дух предков рассеялся.

Через некоторое время Дикий Огонь в пещере наконец-то был полностью поглощен двумя статуями Ангелов, и температура постепенно стала нормальной. Поверхность магмы постепенно затвердела, возвращая свой черный оттенок. Корни Небесного Древа, однако, были сожжены до невыносимого состояния. Они, вероятно, не получали так много урона за все бесчисленные годы своего существования.

Две статуи постепенно потускнели, возвращая свой изначальный вид. И все же, по сравнению с ранним временем, они, казалось, подверглись какой-то тонкой трансформации.

Линии на статуях казались более чистыми, а бесстрастные лица Ангелов — более живыми. Даже казалось, как будто их ресницы моргали.

Как будто они в любой миг могли вернуться к жизни.

Юноша смотрел на две каменные статуи, и в его черных глазах промелькнуло много эмоций.

Там были настороженность и страх, презрение и грусть. Это была невероятно сложная смесь эмоций, но они в конечном итоге превратились в оттенок смятения.

…..

…..

Первым, завершившим крещение Диким Огнем, был Сяодэ, за которым следовал Сюаньюань По. Два других эксперта-оборотня все еще не вернулись на высокую платформу.

Вдруг над горами собрались темные облака, и за громом и молнией последовал проливной дождь.

Туман вдруг окутал горы, и странное зрелище дождя испарялось Диким Огнем.

Сяодэ вдруг повернулся к горе на северо-востоке.

В тот миг, как он повернулся, это сделали лидер клана Сян, а также многие генералы и министры.

Туманы были невероятно густыми вокруг этой горы, вмиг окружая область в несколько десятков ли, а затем медленно поднимаясь в небо.

Можно было смутно разобрать, что громадное дерево на этой горе покачивалось, издавая громоподобные крики.

Почему Дикий Огонь там пылал так свирепо? Почему казалось, что Небесное Древо боится? Что там происходило?