Глава 78. Камень-ножницы-бумага

— Пить без игры, очень скучно. Как на счет того, чтобы поиграть в маленькую игру? — прошло совсем немного времени до того, как Тан Чжэнлю предложил поиграть.

— Играть и пить? Но у нас тут ребенок, — Цю Ванэ закатила глаза, глядя на Тана.

Тан подмигнул Фан Цзин Ци, тот, улыбнувшись, сказал:

— Ванэ, не переживай. Ничего такого. Мы помним, что здесь ребенок.

Фан Цзин Ци повернулся к Тану и спросил:

— Как на счет игры в "красные руки"?

Когда Фан Цзин Ци произнес эти слова, Хан Сень очень удивился. Он думал, что Фан попытается подставить его, но похоже, он хотел подставить именно Тан Чжэнлю.

Тан Чжэнлю нахмурился:

— "Красные руки" слишком простая игра. Давай поиграем в "наливаем вино"?

Игра "наливать вино", которую предложил Тан Чжэнлю, заключалась в том, что два игрока садились за стол и перед ними были бокалы и тарелки. Сначала они должны играть в камень-ножницы-бумага, потом победитель хватает бокал с вином и выплескивает в лицо проигравшему. Проигравший должен успеть схватить тарелку и не дать вину попасть на его лицо.

— Такая игра подходит? — Фан Цзин Ци знал, что Хан Сень отлично играет в "красные руки", а на счет этой игры он был не уверен.

— Так, играйте втроем. Я отведу Хан Янь в спортзал, — Цю Ванэ считала, что это может плохо повлиять на девочку.

Когда дамы их покинули, Тан Чжэнлю почувствовал себя более непринужденно и бросил вызов Хан Сеню:

— Мы здесь все мужчины, так что не бойся стать проигравшим. Ты согласен играть или нет?

— Конечно, но без ставок игра не интересная, — ответил Хан Сень.

Фан Цзин Ци был в восторге, когда услышал ответ Хан Сеня. Про себя он подумал:

"Кажется, Хан Сень в себе уверен. Тан, ты будешь одурачен. Я запишу твое несчастье, и если ты снова начнешь хвастаться собой, то я покажу видео".

Тан Чжэнлю также обрадовался ответу Хан Сеня. Он подумал:

"К счастью, этот парень не знает кто я. Иначе он бы не осмелился даже играть со мной, не говоря уже о том, чтобы предложить ставку".

— Какая ставка? — Тан Чжэнлю притворился вежливым.

— Сто тысяч за раунд.

Хан Сень беспокоился о том, что ему нужны деньги, чтобы заплатить за питание и врача Янь. В месяц нужно было более одного миллиона, а это было намного выше среднего дохода семьи.

На начало месяца у него на счету не было денег, поэтому ему пришлось бы отправиться в Святилища Бога и продать плоть существ-мутантов. 

После того, как он продал Цинь Сюань 30 Черных Жал, у него еще немного осталось, но он не хотел их продавать. Если на рынке очень часто появляются одни и те же существа, то их цена значительно падает, потому что люди начинаю думать, что охотиться на них совсем не сложно.

Поэтому Хан Сень очень не хотел продавать плоть Черных Жал мутантов, разве что у него не будет другого выбора.

— Хорошо. Мне очень нравиться играть с таким простым парнем, как ты. Договорились, сто тысяч за раунд, — Тан Чжэнлю был очень рад. Он считал, что не будет никаких проблем в том, чтобы вылить вино в лицо, а этот парень предложил еще и деньги за это.

"Тебе придет ждать десять тысяч лет, прежде чем ты сможешь выиграть у меня деньги. Я король в камень-ножницы-бумага и смогу выиграть десять раундов из десяти", — Тану хотелось вручить Хан Сеню карточку с надписью, что он великий гражданин. Ведь он сам предложил Тану свое лицо и кошелек.

Они трое быстро обговорили правила. Если кто-то выигрывал в камень-ножницы-бумага, то это не считалось полной победой, нужно было еще вылить вино в лицо проигравшему. Тогда это будет победа в раунде.

— Ребята, можете начинать. Я просто ужасно играю в камень-ножницы-бумага, поэтому я пока просто понаблюдаю, — когда они решили, кто будет играть первым, Фан Цзин Ци поднял руки.

Он не собирался играть, а просто хотел записать их игру.

— Хорошо, ты сможешь сыграть, когда мы устанем, — Тан Чжэнлю был доволен, что Фан Цзин Ци отказался. Теперь у него будет больше возможности, чтобы надрать задницу Хан Сеню.

Тан Чжэнлю поставил на стол тарелку и бокал вина. Бокал был самым обычным, в него помещалось примерно пять унций вина.

— Давай вместо вина будем использовать воду? — предложил Хан Сень. Он переживал о том, что если Тан Чжэнлю будет весь пропитан вином, то может загореться.

— Вода — это скучно, лучше вино! — Тан Чжэнлю не хотел упустить возможность как можно сильней унизить Хан Сеня.

Хан Сень промолчал. Тан Чжэнлю обратился к Фан Цзин Ци:

— Фан, следи, чтобы все было справедливо. Я боюсь, что кто-то может начать оспаривать результаты.

— Ок, — Фан Цзин Ци был согласен, он встал между ними. Прочистив горло, он сказал. — Камень… бумага… ножницы…

Когда Фан Цзин Ци договорил последнее слово "ножницы", Тан Чжэнлю и Хан Сень одновременно выставили руки. У Хан Сеня были ножницы, а у Тан Чжэнлю — камень.

Тан Чжэнлю был взволнован тем, что он выиграл. Быстро схватив бокал, он вылил вино в лицо Хан Сеню.

К сожалению, Хан Сень немного паниковал, когда поднимал тарелку и пытался закрыться от вина.

"Может Хан Сень, на самом деле, плохо играет в эту игру?" — Фан Цзин Ци начал колебаться, он не ожидал, что Хан Сень проиграет. Но взглянув на смеющиеся глаза Хан Сеня, Фан Цзин Ци вздрогнул. — "Нет, Хан Сень безжалостный. Он хочет как можно больше получить от Тан Чжэнлю".

Фан Цзин Ци понял, что происходит, он улыбнулся и подумал про себя:

"Тан, сегодня ты обречен. Я постараюсь все записать".

Хан Сень пытался настроить Тан Чжэнлю, так как он сам напрашивался на это.

И Тан был очень богат. Другие, возможно, не согласились бы на такую ставку. Но Тан, за одно свое выступление, мог заработать десять миллионов, поэтому проиграв несколько миллионов, он, скорее всего, ничего не почувствует.

Сама игра была испытанием для рефлексов и скорости. Во время "камень-ножницы-бумага" нужно было быстро выбрать предмет, полагаясь на свои рефлексы. Тот, кто мог быстро реагировать имел большое преимущество в этой игре.

Однако самое важное было то, что по следующему движению противника, появлялся шанс предсказать, что он выберет — камень, ножницы или бумагу.