Глава 1507. Человек Император

Хан Сень тоже увидел зелёную тыкву, но не стал её рассматривать. Юноша не хотел, чтобы старейшина неправильно его понял.

Эта тыква выглядела не так, как та, из которой появилась Бао’эр, и она вызывала другие ощущения. Однако Хан Сень не смог понять почему.

— Мы с Человеком Императором были связаны. Он мне помог. Как он сейчас? Как люди стали такими, какими они сейчас являются? — то, что сказал старейшина шокировало Хан Сеня.

Юноша знал, что Человек Императором, о котором он только что упомянул, был лидером Кровавого Легиона и, предположительно, уже стал Богом.

— Я ничего, о нём не знаю. Я не встречался с ним, а историй о нём никто не рассказывал, — Хан Сень покачал головой.

Похоже, старейшина знал, что Хан Сень не врал, так как, кивнув, он продолжил:

— Тогда, все расы считали, что Человек Император стал Богом. Но, похоже, что это не так. Если бы Человек Император действительно стал Богом, то люди не были бы такими, какими они сейчас стали. Задача человека — подниматься вверх, но, Человек Император, скорее всего, упал. Иначе, его наследники не опускались бы ниже императора.

Хан Сень впервые слышал, что кто-то говорит о предках человечества. Юноше хотелось подольше поговорить со старейшиной, чтобы больше узнать.

Но этого предложения было достаточно, чтобы Хан Сень уже смог получить ответы. Истории о предках людей до сих пор ходили по святилищу, однако про Асуру все давно забыли.

«Похоже, что люди отличаются от Шура«, — подумал Хан Сень.

Дух не стал больше ничего говорить об этом, но добавил:

— Береги Лин Мэй’эр, и я буду к тебе хорошо относиться. Я дам тебе это, как награду за то, что ты прислал духа, присмотреть за ней, пока тебя не было.

После этого, старейшина призвал Гено-Ядро, которое появилось прямо перед Хан Сенем.

Юноша увидел, что это было старое зеркало, а на нём было отмечено, что это драгоценное Гено-Ядро. Хотя Хан Сень пока не знал на что оно способно, но взял его и поблагодарил старейшину.

Но парень понимал, что это не простая награда. Это было своеобразным предупреждением. Хотя старейшина сказал это невзначай, но Хан Сень понял, что он намекал на то, что знает о каждом его шаге. Он даже знал, что юноша прислал духа, которая помогала Лин Мэй’эр.

— Когда Гено-Ядро Лин Мэй’эр станет супер класса, ты получишь больше наград. Супер Гено-Ядро — это ничто, — после этого, старейшина махнул рукой, дав понять Королю Змей, что ему пора проводить Хан Сеня.

Когда юноша вышел, то ощутил, что весь покрылся холодным потом. Этот старейшина был намного сильнее Гу Цинчэн. Если бы он захотел убить Хан Сеня, то юноше вряд ли удалось бы спастись.

— Пап, я хочу ту тыкву, — лицо Бао’эр было очень серьёзным.

Юноша быстро прикрыл ей рот, а затем активировал ауру от Сутры Дунсюань, чтобы их никто не услышал. И уже после этого спросил:

— Ты знаешь, что это за тыква?

— Нет, но для меня она очень важная, — покачав головой ответила Бао’эр.

— Я не могу забрать её сейчас. Старейшина Тёмный Дух охраняет её. Мы не сможем её забрать, — Хан Сень знал, что намного слабее старейшины. Этот дух был намного сильней даже императоров.

Девочка расстроилась, а Хан Сень ощутил себя виноватым. Но потом юноша просил:

— Ты знаешь, когда она должна созреть?

— Возможно через четыре-пять лет, — девочка посмотрела на Хан Сеня.

— Тогда у нас ещё есть время. Мы постараемся найти способ, — сказал Хан Сень, пытаясь её успокоить.

Однако он понимал, что этих лет не хватит, чтобы увеличить свою силу и сразиться с Тёмным Духом.

Но в то же время, парень не считал, что это вовсе не возможно. Гу Цинчэн вполне могла сразиться со старейшиной, поэтому если она захочет ему помочь, то у них будет шанс заполучить эту тыкву.

К тому же, возможно, Хан Сеню всё-таки удастся достичь уровня старейшины.

Парень находился в Убежище Тёмного Духа два дня и, наконец, смог найти возможность встретиться с Ван Юйханом.

Хан Сень зашёл в тёмный переулок. Почти сразу раздался мужской голос:

— В саду полно искушений.

Это был их пароль, а Хан Сень ответил:

— Итак, он обманул.

— Друг, ты пришёл. Я долго тебя ждал, — из темноты показался Ван Юйхан и сразу схватил Хан Сеня за руки.

— Чтобы выиграть эту революцию, нам нужно набраться терпения. Также ты должен быть готов пойти на жертвы, — сказал Хан Сень.

Но Ван Юйхан быстро убрал руки и сказал:

— К чёрту! Это ты будешь приносить жертвы! У меня ещё есть несколько сотен лет жизни и меня ждут красивые девушки. Я не собираюсь ничем жертвовать!

— Ты стал Полубогом только из-за женщин? Тебе нужны великие мечты, — казалось, что Хан Сень пытается пожалеть этого мужчину.

— Ну а зачем ещё практиковаться? Если не ради девушек, то ради кого? Тебя? — Ван Юйхан улыбнулся.

Хан Сень пожал плечами:

— Ты действительно сделал это ради женщин. Ладно, ты узнал что-то о планах Тринадцатого Духа?

Ван Юйхан кивнул:

— Да. Он сам сказал мне, что я должен сблизиться с Лин Мэй’эр и везде следовать за ней.

— Неплохо придумал Тринадцатый Дух. Он хотел, чтобы ты следовал за ней, а из-за твоей неудачи страдала и девушка, — хотя Хан Сень и так об этом догадывался, но теперь получил подтверждение.

— Тогда что мне делать? — спросил Ван Юйхан.

— Хорошо, что именно ты должен это делать. Не переживай, я буду рядом, — Хан Сень думал о том, как ему можно забрать отсюда Ван Юйхана, но теперь, когда Тринадцатый Дух сам послал его к девушке, всё стало намного проще.

Мужчина был рад, так как он очень не хотел оставаться с Тринадцатым Духом.

— Тринадцатый Дух слишком наивен. Похоже, он не имеет понятия, насколько ты на самом деле сильный. Он думает, что тебе просто не повезло, вот и всё, — Хан Сень рассмеялся.

Ещё какое-то время они обсуждали разные вопросы, а затем разошлись.

Хан Сень позволил Тринадцатому Духу сделать то, что он запланировал. Ван Юйхан был рядом с Лин Мэй’эр и ждал, когда Хан Сень присоединится к ним, и они отправятся в Убежище Масок.

— Кстати, в Убежище Тёмного Духа есть и другие Полубоги. Я договорился с ними о встрече. Ты хочешь пойти? — спросил Ван Юйхан у Хан Сеня.

— Откуда ты об это узнал? — Хан Сень удивлённо посмотрел на него.

— Ха-ха-ха! Потому что теперь, я брат Президента. Люди стали относиться ко мне с большим уважением, — Ван Юйхан снова рассмеялся.