Глава 1517. Сила Истории Генов

Хан Сень не хотел отпускать броню, поэтому, продолжая за неё держаться, упал на землю. В земле появился кратер, от которого поднялся столб пыли.

Стиснув зубы, юноша призвал Гено-Ядро Настоящую Кровь. Он решил попробовать с его помощью получить контроль над бронёй. Однако когда Настоящая Кровь соприкоснулась с бронёй, то ничего не произошло, парень не получил контроль.

Тем временем Тина опять подняла меч и приблизилась к нему. Хан Сень понимал, что он не сможет одновременно охранять броню и сражаться с девочкой. Но также он знал, что если Тина сможет снова облачиться в эту броню, то ему уже вряд ли удастся их разъединить.

Хан Сень снова воспользовался своим щитом, чтобы заблокировать удар, а затем взмахнул Тайа, чтобы девочка отступила.

— Нет смысла её охранять. Броня Бога тебе не принадлежит, — Тина с презрением посмотрела на Хан Сеня и снова начала атаковать.

Шафэй была шокирована. Шура перестала преследовать И Донму и бросилась к Тине, чтобы помочь ей вернуть броню.

К этому времени, И Донму уже был сильно ранен, поэтому он ничем не мог помочь парню. Хотя И Донму и хотел остановить Шафэй, но ему не хватало сил. Всё, что парень сейчас мог сделать — это наблюдать за тем, как Шура от него отдаляется.

У Хан Сеня был щит с золотой надписью и Гено-Ядра Бога. Учитывая это, он смог бы убить Тину, но после того, как к ним присоединилась Шафэй, юноша оказался в беде.

Хотя Хан Сень не боялся, что его убьют, так как у него был щит, но броня никак не хотела сдвигаться с места. Однако он все равно старался не подпускать Тину, хотя из-за этого не мог нормально сражаться.

Ручной щит с золотым словом был от души супер существа-берсерка, однако после мощной атаки, на нём появилась довольно большая трещина. Тем не менее Тина и Шафэй не смогли уничтожить его защиту. Кроме того, щит продолжал восстанавливаться.

Но через мгновение, Тина и Шафэй начали атаковать его с разных сторон, и Хан Сеню стало намного сложнее от них отбиваться. В первую очередь, юноша должен был сосредоточиться на том, чтобы не подпустить к броне Тину.

На его теле начали появляться раны, нанесённые Шафэй, и из них текла кровь.

Бум!

Шафэй сильно ударила Хан Сеня, и он не смог устоять и коснулся телом брони. В этот момент Тина почти дотянулась до неё.

Хан Сень понял, что у него уже нет шанса остановить девочку. Поэтому он решил, что ему нужно быстро забрать Хан Янь и попробовать сбежать. Но парень не успел сделать даже следующий шаг, как ощутил, что-то, что он практиковал из Истории Генов начало нагревать его тело.

Всё это время, Хан Сень ощущал лишь небольшую активность, но такая реакция никак не могла ему помочь во время сражения. Однако теперь это значительно усилилось, но парень не понимал, из-за чего.

В тот момент, когда История Генов активировалась, Хан Сень ощутил, что между его телом и той кристаллической броней, на которую он упал, начала происходить какая-то реакция.

Через секунду, кристаллическая броня, лежащая на земле, ярко засветилась. Затем Хан Сень упал в эту светлую броню и ему показалось, что его тело окунулось в воду.

— Невозможно! Как? — одновременно выкрикнули Тина и Шафэй. У них расширились глаза, казалось, что они увидели перед собой призрака.

Они не могли поверить, что Хан Сеню удалось активировать броню.

— Не может быть! Отец говорил, что ни одно живое существо во всей вселенной не сможет активировать эту броню. Только такие люди, как мы, у которых есть кровь Бога, могут это сделать, - после этого, Тина схватила броню, чтобы выбросить Хан Сеня из неё, используя тот способ, которому её научил Председатель.

Однако как только Тина коснулась брони, она ощутила силу, которая вынудила девочку закричать от боли.

— Чёрт! Что происходит? — Тина попыталась сжать онемевшие руки, а затем с неверием посмотрела на броню.

Шафэй также была шокирована. Только что Хан Сень смог активировать броню и заменить Тину, став новым пользователем.

«Что происходит? Это же гено-броня Председателя. Только люди с кровью Бога могу её использовать. Как он смог её активировать? Он знает какой-то способ?» — Шафэй пыталась понять, как это могло произойти.

Тем временем Хан Сень оказался внутри брони, которая идеально ему подошла. Пока была активна История Генов, юноша ощущал ужасную силу, проникающую в его тело. Ему захотелось закричать. У парня появилось ощущение, что с помощью этой новой силы, ему достаточно одного удара, чтобы уничтожить всю вселенную.

«Очень мощная. Это правда сила кристаллической брони?» — Хан Сень попробовал двигаться в броне Бога.

Но сделав лишь небольшое движение, он ощутил, как разрывает материю пространства. Сила, которую он получил, была невероятной.

Сжав кулак, Хан Сень ощутил, как в нём начала концентрироваться сила, а затем юноша подумал: 

«Сила Истории Генов — это контроль кристаллической брони? С такой бронёй даже можно не бояться супер существ Полубогов. Но это того стоит. Пусть я пропустил целых десять лет, но это действительно того стоило».

Хан Сень посмотрел на Тину и Шафэй. А затем, снова сжав кулак, замахнулся на Тину.

— Мисс, осторожней! — крикнула Шафэй, оттолкнув девочку. Которая всё ещё была в оцепенении от произошедшего.

Бум!

Удар пришелся по Шафэй, через мгновение, даже несмотря на то, что она была бойцом четвёртого ранга, тело Шура превратилось в пыль.

Однако на этом он не остановился. Подпрыгнул в небо, юноша пробил дыру в атмосфере. Затем образовавшаяся дыра начала расширяться.

«Мощно. Очень мощно!» — у Хан Сеня не хватало слов, чтобы описать то, чем он сейчас владел. Юноша ощущал, что одного его удара будет достаточно, чтобы полностью уничтожить всю Планету Фантис.

«Не может быть! Отец говорил, что кроме него самого, в этой вселенной, только я могу использовать эту гено-броню. Всё-таки, чтобы её использовать нужна кровь бога. А этот Хан Сень — просто человек. Как он может ею пользоваться?» — Тина была в шоке, и она никак не могла поверить, что другой человек смог активировать гено-броню её отца. Кроме того, она видела, что Хан Сень может использовать большую силу, чем она.

Хан Сень начал ощущать, что его тело будто «тает» в этой броне. Сила, придаваемая броней, растекалась по всему его телу. Казалось, что броня становится частью самого молодого человека.