Глава 1854. Желание

Хан Сень не любил загадывать желания. Он знал, что случилось с Сансэт, дядей Жуком и вторым мистером семьи Нин, и это полностью отбило у него желание что-то загадывать.

Кроме того, юноша не считал Небесного Бога кем-то хорошим.

Граф Хирон загадал желание, но он погиб вместе с остальными его помощниками.

Он не знал, загадывал ли Виконт Ветер желание или нет, но он тоже умер. И вдобавок ко всему, он заразил остальных людей Хан Сеня на базе этими метками.


Хан Сень молчал. У него было только два желания, которые он мог реально загадать. Одно из желаний заключалось в том, чтобы попросить Небесного Бога стереть все метки на лбах. Однако было подозрительным то, что Небесный Бог сам предложить загадать такое желание. Хотя если бы Хан Сень ничего не спрашивал, то он вряд ли упомянул бы о такой возможности.

Кроме того, парень не считал себя более важным, чем Герцог Вуд. Однако Небесный Бог намного больше говорил с Хан Сенем, и поэтому было довольно очевидно, что Небесный Бог чего-то от него хочет.

Юноша не мог загадать этого желания. Даже если бы все метки были удалены, яйцо всё ещё было рядом. Поэтому, казалось, что заражение всё равно будет продолжаться. К тому же, у Хан Сеня было только одно перо Ворона.

Конечно, он мог загадать, чтобы Ворон родился без каких-либо жертв.

Согласно тому, что сказал ему Небесный Бог, если Ворон родился, метки станут бесполезными. Люди с ними не только не пострадают, но даже выиграют.

Но Хан Сень не мог быть уверен, что это правда, только потому, что так сказал Небесный Бог. Возможно, это был способ, с помощью которого Небесный Бог пытался его обмануть.

Однако если это было правдой, то нужно было придумать, что делать после рождения Ворона. Для его рождения требовалось много жертв, поэтому только боги знали, сколько ему потребуется после того, как он родится.

Пока казалось, что нет способа его убить. Но об этом нельзя было узнать, пока он не родился. На самом деле, если он родится, то всё может стать намного страшнее, чем пока он находится в яйце.

Подобные желания казались Хань Сеню слишком опасными. Но у серебряной лисички, Короля Се Цина и Гу Цинчэн были эти метки. Если он не разберется с этим в ближайшее время, они могут умереть.

— Загадай своё желание, — голос Небесного Бога снова загрохотал, эхом разносясь по залу.

Однако Хан Сень пока не доставал своё стальное перо. Он просто спросил:

— Господин Небесный Бог, есть ли ещё кто-нибудь, такой как ты, который может исполнять желания посредством жертвоприношений?

— Это не имеет ничего общего с твоим желанием, — ответил Небесный Бог.

— Это не имеет ничего общего с моим желанием, но у меня было несколько друзей, которые загадывали желание так называемому Богу. Их мечты почти сбылись, но в конце концов их жизни превратились в несчастья. Я боюсь оказаться таким же, как они. Я не хочу загадать желание и потом узнать, что не смогу получить от него удовольствие, — медленно произнес Хан Сень.

— Я не такой Бог, — ответил Небесный Бог.

— Итак, ты хочешь сказать, что есть и другие боги, подобные тебе? — глаза Хан Сеня загорелись. Он долго искал этого Бога, но так и не смог найти ни единой зацепки. Поэтому парень не ожидал встретить здесь кого-то подобного.

— Τы не можешь сравнивать этих фальшивых богов с кем-то вроде меня, — раздражённо сказал Небесный Бог.


Теперь Хан Сень узнал, что существуют другие боги. Поэтому юноша захотел узнать больше о тех богах, которых знал Небесный Бог, и о том, был ли один из них тем богом, с которым столкнулась Седьмая Команда.

Хан Сень хотел спросить ещё кое-что, но Небесный Бог сказал:

— Я хочу отдохнуть. Дай мне своё перо и загадывай желание сейчас или тебе придётся ждать ещё тысячу лет.

— Я ценю твоё предложение. Я подумаю об этом и, возможно, загадываю своё желание через тысячу лет, — ответил Хан Сень, и попытался выйти из пурпурно-бронзового дворца.

Заходя во дворец, он остановился у двери. Юноша не стал заходить слишком далеко, поэтому подумал, что сможет достаточно быстро выбраться наружу, если что-то случится.

Но теперь Хан Сень заметил, что недооценил Небесного Бога. Когда он попытался дотянуться до двери, дверь внезапно оказалась очень далеко. Οн не мог быстро дойти до неё.

— Ты — маленькое создание, не больше муравья. Как ты думаешь, где ты находишься? Ты не можешь так просто приходить и уходить. Загадай своё желание, используя перо, или я отправлю тебя в ад. Ты будешь страдать до конца вечности, запомни мои слова, — Небесный Бога стал немного раздраженным.

— Я же сказал тебе, что у меня нет никаких желаний, — ответил Хан Сень.

— Тогда придумай его прямо здесь и прямо сейчас, — сделав паузу, Небесный Бог холодно продолжил. — Но поторопись. Ты можешь умереть, прежде чем загадаешь желание.

Хан Сень нахмурился, не понимая, что имел в виду Небесный Бог. Но вскоре он всё понял.

Ногти и волосы Хан Сеня начали быстро рати. У него стала появляться борода, а с его кожей происходило что-то странное.

«Он ускорил время!» — у Хан Сеня изменилось лицо.

Герцог Вуд и все остальные были шокированы. Управлять временем действительно мог только Бог.

Хан Сень посмотрел на своё тело. Учитывая скорость, с которой он начал стареть, продолжительность его жизни в несколько сотен лет должна была закончиться через несколько часов.

— Я Небесный Бог. Я могу делать всё, что захочу, — голос Небесного Бога звучал холодно. Но казалось, что он не хвастается своими возможностями, а действительно делает то, что ему захотелось.

— В таком случае, почему бы тебе просто не забрать перо. Почему я должен приносить жертву? — тело Хан Сеня становилось старше, но он ещё не паниковал.

Юноша сам обладал способностью изменять пространство и время. Хотя он не был таким сильным, как Небесный Бог, Небесный Бог не мог его обмануть. Когда Хан Сень это сказал, Небесный Бог замолчал и больше ничего не сказал.

Тело парня продолжало стареть. Его волосы достигли ног, а борода выросла до земли. Больше всего на свете он хотел покинуть этот зал. Но даже используя свою максимальную скорости он не мог добраться до двери. Она всегда была в шаге от парня.

— Старик Хан, я иду! — крикнул Король Се Цин, желая зайти в зал. Его не волновало, есть внутри бог или нет.

Гу Цинчэн вытащила свой меч. Она тоже был готова помочь Королю Се Цину и Хан Сеню.

— Не входите! Я знаю, что делать, — крик Хан Сеня не позволил Королю Се Цину войти.