Глава 1857. Небесный Бог в ярости

Тело Хан Сеня промелькнуло по воздуху. Когда он ударил по гигантскому яйцу, Капитан Вуд оказался ещё больше шокированным.

«Такая скорость и такой разум ножа… Как… его разум Зубного Ножа не хуже, чем у Королевы? Как это…? Разве он не просто Барон?»

Нож Призрачный Зуб столкнулся с яйцом, заставив его начать качаться в воздухе.

В этот момент Хан Сень смог ощутить внутри него жизнь. Теперь парень был уверен, что своим ударом смог повредить существо, которое было внутри. Его удар действительно был очень мощным.


После того, как яйцо было ранено, золотой огонь, который оно использовало, принял форму огненной птицы. Она отчаянно устремилась за Хан Сенем, но у парня были Ботинки Зубного Кролика. Он всё ещё мог двигаться намного быстрее, чем эта огненная птица, и она не могла его опалить.

Но вдруг золотое пламя поднялось в воздухе, как распустившийся цветок. Золотой огонь начал расслаиваться, и в мерцающих огнях показался красивый мужчина. Мужчина выглядел святым, как какой-то Бог.

— Хан Сень, убийство Ворона не принесёт тебе пользы. Если ты его отпустишь, я могу пообещать тебе три желания, — тихо сказал богоподобный человек парню.

— Это истинная форма Небесного Бога? — Капитан Вуд снова был потрясён. Он не думал, что Небесный Бог сможет покинуть пурпурно-бронзовый зал. Он не ожидал, что неуловимая фигура появится за пределами зала, причем в другой форме.

Однако Хан Сень проигнорировал этого мужчину. Он продолжил ударять по яйцу, заставляя его ещё сильней греметь и раскачиваться.

— Я могу стереть метки, и ещё выполню три твоих желания, — мужчина продолжал говорить.

Однако Хан Сень всё ещё наносил удары по яйцу. В конце концов, раздался шум, после которого яйцо упало на землю.

Парень приземлился рядом с ним, а его Нож Призрачный Зуб был в бешенстве, подобно зверю. Он продолжал бить по яйцу, пока изнутри не раздался странный звук. Это было похоже на плач.

— Довольно! — лицо мужчины изменилось, и он холодно отдал команду.

Золотой огонь полился дождём, как вода, покрывая всё вокруг. Мужчина продолжал парить в воздухе, глядя на Хан Сена, напоминая некое божество. А затем он сказал:

— Сегодня я нарушил свои собственные правила, позволив тебе уйти живым. Ты догадался, что я просто существо, использующее иллюзии.

После этих слов золотое пламя превратило дворец в царство лавы. Золотое пламя начало превращаться в чудовищные сущности. Через мгновение их окружили огненный драконы. Казалось, что весь мир подчинён этому мужчине.

Увидев такую силу, Герцог Вуд хотел немедленно поклониться этому мужчине. Однако Хан Сень продолжал стоять, игнорируя неизвестного. Он продолжал ударять по яйцу, из-за чего плач внутри становился всё громче. Яйцо начало покрываться трещинами.

В этот момент мужчина пришёл в ярость, а огненные драконы будто ощутили его ярость. Они бросились вниз к Хан Сеню, воспламеняя атмосферу всевозможными огнями.

Парень стал похож на муравья перед наводнением. Казалось, что эти чудовищные огни без труда смогут его уничтожить.

Многие огненные существа заревели на Хан Сеня, а языки пламени хлестали воздух. Им почти удавалось поймать юношу. Однако, в результате, они ударяли лишь по земле, заставляя её плавиться.

Хан Сень по-прежнему не проявлял к ним никакого внимания и продолжал бить по яйцу. Яйцо начало издавать ещё больше шума, и по его поверхности стало появляться больше трещин.

Капитан Вуд и Чёрная Сталь были потрясены, увидев всё это. Трудно было поверить, что Хан Сень мог противостоять тому безумию, которое творилось вокруг него, и продолжать быть по яйцу. Герцог, вроде Капитана Вуда, превратился бы в дрожащий комок на земле, если бы столкнулся с таким давлением.

— Как мне заставить тебя остановиться? — глаза мужчина горели огнём. Его лицо сильно исказилось.

Однако ответ, который он получил, был в виде нового удара Ножа Призрачного Зуба. Хан Сень вёл себя так, как будто ни на что не обращал внимания, кроме своего врага. Крепко сжимая нож, он все время ударял по яйцу.

В конце концов, чёрное яйцо не выдержало такой силы и на нём появилась большая трещина. Из этой трещины начал сочиться сок, похожий на лаву.

— Хан Сень, если ты ударишь по нему ещё раз, я заставлю всю твою расу страдать! — проревел мужчина.

Катча!

И снова ему ответили звук от удара ножа по яйцу.

Теперь на яйце появилось ещё больше больших трещин. Пурпурный туман от лезвия стал обволакивать яйцо, а из множества трещин начал сочиться золотой сок, как будто это была кровь.

— Я, Король Цзюнь, клянусь богом! Твоя раса вернётся к примитивному существованию, с палками и камнями. Весь интеллект твоей расы будет снижен до уровня, который позволит вам есть только мясо, — грозно закричал мужчина.

Вся гора начала раскачиваться и грохотать, издавая шум, похожий на гром. В небе образовались облака, и они закружились, проливая кровавый дождь. Казалось, что его клятва была исполнена.

Гром казался постоянным, и было похоже, что выполняется наказание какого-то великого бога. Образовавшиеся реки крови вместе с золотыми огнями сделали гору похожей на местность, на которой начался апокалипсис.

Молния ударила прямо рядом с Хан Сенем. Огненные чудовища заревели ему в уши, но даже в такой ситуации парень не проявил никакого беспокойства. Без единого колебания он продолжал крепко сжимать нож.

Удар за ударом, Нож Призрачный Зуб ударял по яйцу, как сумасшедший. Яйцо было покрыто пятнами, и потоки жидкости стали интенсивней. Она была повсюду вместе с пурпурным туманом. Это было довольно жуткое зрелище.

На лбах Короля Се Цина, Гу Цинчэн и маленькой лисички до сих пор были видны метки. Маленький Ангел, которая осталась на базе, тоже не избавилась от неё. Поэтому эта богоподобная фигура, назвавшая себя Королём Цзюнем, не вызывала доверия. Все существа, которые загадывали ему желание, встретили ужасный конец.

Хан Сень решил, что единственный способ стереть метки — это уничтожить яйцо Ворона. Другого пути не было. Парень знал, что Король Цзюнь был ограничен какой-то силой, и поэтому могущественное существо не могло сражаться с ним напрямую.

Тем не менее Хан Сень верил, что-то, что он делает сейчас, принесёт наилучшие результаты.

Молния в форме дракона ударила рядом с Хан Сенем.

Ливень из крови пропитал Хан Сеня.

Огненные существа и рёв Короля Цзюня были подобны проклятиям, произносимым из бездны ада.

Но, несмотря на всё это, ничто не могло остановить Нож Призрачный Зуб Хан Сеня.

Катча!

Спустя неизвестное количество ударов яйцо раскололось и разлетелось на куски. Сок, похожий на лаву, хлынули наружу, затопляя всё вокруг.