Глава 1877. Небесное Чистилище

— Каждый должен знать, что фармацевтические таланты ганов связаны с их силой. Чем чище их кровь, тем сильнее становится их лекарство. Эта Святая Леди не из королевской семьи, но её кровь настолько чиста, насколько это возможно. Она, несомненно, лучшая из всех ганов. Её стартовая цена… — продолжала говорить Као.

Люди вокруг начали выкрикивать свои ставки, что раздражало аукционистов. Шум шокировал Хан Сеня.

Осталось всего несколько десятков ганов, ожидающих продажи, это оказывало давление на участников торгов, которые еще не смогли никого купить. Перед ними была Святая Леди, которую все хотели заполучить.

Золотой Нефритовый Король не был слишком активным во время прошлый продаж. Похоже, он ждал гану с чистой кровью.

Хан Сень, увидев женщину на сцене, стал выглядеть ужасно встревоженным.

Девушка была прикована цепью, а её змеиный хвост был жёстким, она могла стоять на нём и не падать. Она выглядела совершенно бесстрастной. Её глаза были закрыты, и хорошо были видные длинные ресницы.

Её красивые губы задрожали. Она выглядела так, будто была монахиней, которая усердно молилась. Даже шум вокруг ганы не мог изменить её выражение.

«Что-то не так», — Хан Сень снова огляделся. Все купленные ганы делали то же самое. Они закрыли глаза и были в процессе молитвы.

Независимо от того, как бы Хан Сень не смотрел на них, казалось, что они действительно молятся. Об этом свидетельствовало даже то, как они двигали губами. Их голоса были тихими, и парень их почти не слышал. Однако они не использовали общий язык, поэтому Хан Сень всё равно не знал, что они говорят.

— Король, ганы что-то бормочут. Что они делают? — Хан Сень обратился к Золотому Нефритовому Королю. Он очень нервничал из-за всего этого.

Золотой Нефритовый Король посмотрел на ганов и ответил:

— Это язык ганов. Они молят о помощи своего Бога. Если бы их элита была здесь, их молитвы действительно смогли бы помочь. Но их элита давно предала ганов, и они вряд ли откликнуться на молитвы.

После этого, Золотой Нефритовый Король стал игнорировать парня и продолжил делать ставки.

Многие короли были элитой, поэтому они были бесстрашны. Хотя существовала опасность, они не останавливались. Сначала они собирались захватить все ресурсы, которые смогут.

Хан Сень не был таким сильным и боялся того, что могло произойти. Услышав слова Золотого Нефритового Короля, юноша ещё больше начал нервничать.

— Герцогиня Ледяная Птица, пойдём, — сказал Хан Сень, вставая.

— Почему? — Герцогиня Ледяная Птица почувствовал, что что-то не так, хотя она ничего не могла понять.

У Хан Сеня не было времени на объяснения. Он начал уходить и сказал:

— Здесь неудобно. Пойдём, я потом расскажу, ладно?

Герцогиня Ледяная Птица была сбита с толку, но она всё же встала и последовала за Хан Сенем из зала.

Однако, прежде чем они вышли на улицу, гана на сцене повысила голос. Она бесстрастно воскликнула:

— Сердца, подобные стеклу, тела, подобные зеркалам, падают в ад и превращаются в пыль. Если в сердце есть небеса, только тогда ты будешь свободен.

— Если в сердце есть небеса, только тогда ты будешь свободен, — все молящиеся ганы начали открывать глаза. Их голоса гудели по всему залу.

— Замолчи, — Као ударила одну из девушек.

Она не пыталась избежать удара и позволила кнуту ударить её. Прекрасное лицо ганы было испорчено красным следом.

Пострадавшая девушка проигнорировала удар и продолжила говорить.

— Я же сказала тебе заткнуться, не так ли? — охранница Као снова ударила её. На белоснежной коже ганы появилась ещё одна красная полоса из которой потекла кровь.

Однако леди по-прежнему сохраняла свой святой вид. Она продолжала говорить с другими ганами, не заботясь о полученных ранах. Казалось, что это вовсе не её били.

Короли вроде Золотого Нефритового Короля теперь начинали чувствовать, что что-то действительно не так. Однако, думая, что они сильны, все не верили, что у них есть причина отступать.

Самая сильная гана была не выше Герцога, поэтому они не думали, что им нужно бояться. Также никто не собирался отказываться от тех ган, которых они уже купили.

Внезапно статуя в зале зашумела. Статуя треснула, и трещины начали распространяться по всей статуи.

Вскоре, от статуи отвалился большой каменный кусок. За ним последовал ещё один, и ещё и ещё. Когда камни рассыпались, внутри статуи показалось нечто золотое.

— Внутри статуи ганы что-то есть, — все были потрясены, глядя на статую.

Бум!

На статуе было слишком много трещин, и в конце концов она разбилась, как стекло. Теперь все увидели, что внутри была золотая статуя.

Эта статуя богини ганов тоже была похожа на Гуньа, как и девушка на сцене. Змеиный хвост ожившей статуи медленно начала двигаться. Из-под пола стали подниматься бесчисленные кривые руки. Они были похожи на демонические руки из ада. Богиня не смотрела на пол. Она подняла руку и посмотрела в небо, сейчас она казалась святой.

Увидев эту странную статую ганы, Золотой Нефритовый Король и остальные были ошеломлены. Один Герцог был так напуган, что закричал:

— Небесное Чистилище! Это божественный предмет ганов. Почему он здесь?

— Убейте ганов, мы не можем позволить им активировать Небесное Чистилище! — крикнул какой-то Благородный.

Некоторые начали убегать, но было уже поздно. Небо над залом засияло золотым светом, стало невозможно увидеть звезды или галактику над головой.

Место погрузилось в полную темноту. Машины остановились. Небо над головой было ярким, но его свет не достигал земли. Зал освещала только золотая статуя ганы. В остальных местах стало темно, это напоминало ад.

Кто-то вытащил оружие и убил гану, стоящую рядом с ним. Но когда гана умерла, её свет был поглощён статуей. И когда это произошло, весь мир стал ещё темнее.

— Идиоты! Не убивайте их. Они приносят себя в жертву, — холодно крикнул король.

Снаружи послышались ужасные крики. Као извне ворвалась в зал, но большая часть её тела уже была оторвана. Она ещё немного поборолась и умерла.