Глава 1882. Уничтожение существа

— Если мы сможем вернуться к Небесному Чистилищу, может быть, я смогу попробовать, — сказала Гуньа.

— Что? — все одновременно задали один вопрос.

— Уже слишком поздно тратить время на объяснения. Нужно вернутся. Сейчас Небесное Чистилище никем не контролируется, но его сила со временем увеличивается. Будет появляться все больше и больше Существ Чистилища. Трудно сказать, сможем ли мы тогда добраться до статуи Богини. Поэтому давайте поторопимся, — Гуньа встала и жестом пригласила Гую следовать за ней.

Хан Сень знал, что время очень мало, и они не могли позволить себе задержек. Ван Юйхан и другие тоже последовали за ним.

Гуньа и Гуя пошли вместе. Хотя их свет была ярче, но он всё равно имел ограничения. Хан Сень и другие должны были держаться как можно ближе к ним.

Хан Мэн’эр и Заклинательница продолжали стрелять в Существ Чистилища, пытавшихся к ним подойти. Хан Сень очень удивился, узнав, что Хан Мэн’эр может своими стрелами убивать Существ Чистилища.

Силы Хан Мэн’эр были особенными, в этом не было сомнений. Её гены произошли от Бога и Богини Разрушения. Частью её был и Хан Сень. Смертельная разрушительная сила, которую она приобрела, была уникальной.

«Если Мэн’эр может убивать Существ Чистилища, это значит, что они и Небесное Чистилище каким-то образом связаны с силами смерти», — подумал Хан Сень.

Парень догадался об элементах, которые использовали Существа Чистилища, и, похоже, Заклинательница, также могла использовать эти элементы, чтобы уничтожать их.

Было жаль, что Заклинательница была только класса Барона. Пока ей удавалось отбиваться, но когда Небесное Чистилище станет сильнее, навыки класса Барона вряд ли смогут помочь.

Единственным навыком, который соответствовал классу Виконта была Нефритовая Кожа, но на Существ Чистилища это не действовало.

Герцогиня Ледяная Птица последовала за Хан Сенем и выглядела подавленной. Хотя женщина имела самый высший класс среди всех, она оказалась бесполезной в этой ситуации. Ей приходилось просто следовать за остальными.

Гуньа и Гуя были удивлены гено-оружием Хан Сеня и силой Хан Мэн’эр. Редко можно было встретить кого-то, кто мог бы убивать врагов, против которых они сражались.

Они вошли в город, и тут их охватило беспокойство. Послышался крик коровы, напоминающий рёв. Α потом из темноты к ним стали приближаться тяжёлые шаги.

Глаза Хан Сеня не могли видеть в этой темноте, поэтому он мог только слышать, как к ним направляется страшное чудовище Чистилища.

— Будьте осторожны! Появилось Существо Чистилища высокого уровня, — предупредила их Гуньа.

Однако в таком предупреждении не было необходимости. Заклинательница и Хан Мэн’эр вытащили оружие и нацелились на то, что приближалось. Они не могли увернуться и не могли отойти. Без Гуньи и Гуя их сразу утянут руки.

Му!

Коровий рёв эхом разнесся с неба, пронзая тьму вокруг них. Появилась Чёрная Адская Корова, которая мчалась к ним.

Заклинательница и Хан Мэн’эр нанесли удар одновременно, чёрные стрелы и белые пули слились воедино.

Дзинь!

Чёрная стрела попала в Чёрную Адскую Корову. Хотя существо получилось ранение, но ничего не смогло глубоко проникнуть в его тело. Пули и стрелы просто застревали в коже.

— Убирайтесь с дороги! — Хан Сень увидел, что корова всё ещё приближается. Заклинательница и Хан Мэн’эр не могли её остановить. Он подтолкнул Гуньа к Ван Юйхану и Леди Дракон.

Хан Сень схватил Гую и Хан Мэн’эр, а затем оттащил их.

Герцогиня Ледяная Птица не могла нанести урон существу, но она быстро отреагировала на команду парня.

Когда корова пыталась ударить в центр их группы, они разошлись в разные стороны. Адская Корова не смогла никого достать, однако все покрылись холодным потом.

Хан Мэн’эр и Заклинательница продолжали стрелять в корову, но это ничего не давало. Они были всего лишь Баронами, поэтому им и не удавалось нанести серьезные вред такому существу.

Чёрная Адская Корова выбрала новую цель, и этим человеком был Ван Юйхан.

— Маленький дядя! Лови! — Хан Сень бросил ему свою броню Маркиза.

Из всех присутствующих, человеком, который был в наибольшей опасности, был Ван Юйхан. Мужчина знал, что Существо Чистилища первым выберет его.

Ван Юйхан поймал броню и поспешно облачился в неё. Чёрная Адская Корова погналась за ним.

Бам!

Ван Юйхан не смог вовремя увернуться. Он получил неприятный удар, но броня Маркиза оказалась прочной. Корова не смогла пробить такую броню.

Однако из-за удара, мужчина упал на землю. Свет гуны был слабым и действовал только на расстоянии двух шагов.

Ван Юйхан упал на землю рядом с ужасными руками.

Хан Сень начал бить по рукам, которые пытались схватить мужчину. Неважно насколько прочной была броня Маркиза, она не могла помешать рукам затянуть Ван Юйхана под землю.

В этой ситуации Нож Призрачный Зуб и Сила Зубов были бесполезными. Однако Хан Сень смог отрезать несколько рук. Это его сильно удивило, и только тогда юноша заметил, что у него в руках был ещё один нож.

Это был Пустой Нож с планеты Могилы Ножей. Пустой Нож был подобен стальному стержню. У него не было лезвия, но даже в этом случае неполноценный клинок смог отрезать руки, которые не смогла повредить даже сила Герцога.

Конечно, сейчас не было времени обдумывать это. Итак, Хан Сень вернулся к делу, продолжив размахивать ножом. Он отрезал каждую руку, которая схватила Ван Юйхана и вытащил мужчину из земли.

Гуя и Гуньа не могли закрыть рты. Если кто-то мог убивать Существ Чистилища, это означало, что он был сильным. Но руки были энергией Небесного Чистилища. Даже те, кто был на уровне Короля не могли повредить их. Τогда как палка, которая была в руках Хан Сеня, могла с такой лёгкостью их отрезать?

Через несколько секунд Чёрная Адская Корова снова подбежала к Ван Юйхану.

— Старик Хан, помоги! — Ван Юйхан трясся, но боялся бежать. Если он двинется, то его сразу схватят новые руки.

Увидев, что Чёрная Адская Корова почти достигла Ван Юйхана, Хан Сень толкнул его к Гуньа и ударил корову своим Пустым Ηожом.

Голова чёрной коровы взлетела в воздух.

Бум!

Тело обезглавленной коровы какое-то время ещё бежало, но затем упало и исчезло в чёрном дыме.

У Гуя и Гуньа расширились глаза. Они смотрели на Хан Сеня, думая о том, насколько всё это было невероятно.