Глава 1884. Кровавый путь

— Мы должны попробовать, несмотря ни на что. Мы не можем добровольно позволить себе здесь умереть! — сказал Ван Юйхан и прыгнул к божественному свету.

Когда его ноги и голова коснулись божественного света, это было похоже на то, что он ударился о стальную пластину. Мужчина ощутил боль, но, к счастью, он был облачен в броню Маркиза Хан Сеня. Если бы не это, то он мог бы быть ранен.

— Чёрт возьми! Это свет или стена из стали? — Ван Юйхан посмотрел на золотой свет.

— Как думаешь, почему Короли ещё не добрались до статуи? — Гуя взглянула на него с презрением.

Хан Сень коснулся золотого света, и понял, что он был подобен камню. Стена была такой гладкой, что он не смог найти ни одной выпуклости или щели. Затем юноша попытался использовать свой Нож Призрачный Зуб, чтобы разрезать золотой свет. От удара полетели искры, но это оружие не смогло пробить свет.

— Слишком прочный! — Хан Сень был шокирован. Они не могли проникнуть через свет, как другие Короли. Хотя Короли не могли пройти только последние два метра, где свет был более мощным, их группа вовсе не могла попасть в зону действия света.

Ван Юйхан и Хан Сень не смогли войти в божественный свет, но вскоре шесть Королей заметили их, несмотря на то, что были сосредоточены на статуе.

Они оглянулись и оказались потрясены. Они не ожидали, что ещё одна довольно большая группа останется в живых. Вдобавок ко всему, группа Хан Сеня обладала средней силой.

Кроме Герцогини Ледяной Птицы, все остальные были намного слабее.

Однако, когда они увидели Гуньа и Гую, они стали ещё больше потрясены. Но затем на их лицах отобразилась радость.

Гигантский Король, облаченный в броню, подошел к Хан Сеню. Он схватил Гую и Гуньа за руки и потащил их к статуе.

Хотя это не было сделано мгновенно, Хан Сень не сдвинулся с места, он просто смотрел на то, как двух девушек подводят к статуе.

— Что он хочет сделать? — спросил Ван Юйхан.

Герцогиня Ледяная Птица холодно сказал:

— Они не могут разбить божественный свет. Они хотят использовать кровь Гуньа и Гуи, чтобы заполучить связь с Небесным Чистилищем. Возможно, так им удастся получить контроль.

Хан Сень ничего не мог сказать. После того, как их забрали, защитный свет ушёл с ними. Из пола стали появляться руки, как сумасшедшие. Но люди Хан Сеня не могли войти на ту территорию, где был свет, поэтому юноша начал размахивать Пустым Ножом, отрезая руки.

— Король Будда, ты лучший в этом деле. Я позволю тебе справиться с этим. Наше выживание зависит исключительно от тебя, — сказал Гигант прямо перед тем, как передать Гуньа и Гую Королю, похожему на монаха.

— Кто попадёт в ад, если я этого не сделаю? — Король произнёс строки древнего Будды, а затем поднял руку и сам стал Буддой. В пелене белого света он предстал перед Гуей и Гуньа.

— В гено-вселенной есть монахи? — Хан Сень был шокирован, так как он думал, что монахи — это люди.

— Они не монахи, это Будды! Это одна из высших рас, — сказала Герцогиня Ледяная Птица.

— Будды? — Хан Сень и Ван Юйхан пришли из Αльянса. Их лица выглядели странно.

Голова Будды была гладкой, как лампочка, без единого волоса, как будто он родился лысым. Τочки на его голове были девятью естественными родинками. Лица Гуньа и Гуи побледнели. Казалось, что они хотели бороться, чтобы освободиться. Ηо под Светом Будды Короля Будды они не могли даже моргать.

Король Будды двинул пальцем, и Свет Будды устремился ко лбу девушки. Через мгновение, из её лба стала сочиться кровь.

Но из раны не просто скатывались капли крови. Из её крови образовалась длинная полоска, которая устремилась к статуе. Теперь стало понятно, что он хотел сделать.

Кровь коснулась золотого света. Золотой Нефритовый Король и остальные начали собирать силы, готовые нанести удар.

Когда Короли приготовились к ужасающей атаке, золотой свет начал трескаться. Кровь стала заливать трещины, как распустившийся цветок.

Короли были довольны этим результатом, и Гигант закричал:

— Король Будда! Βозьми сущность другой ганы, чтобы мы смогли сбежать! Чем дольше мы здесь, тем мы в больше опасности.

— Αмитабха! — произнес Король Будда. Его лицо вовсе не казалось добрым, он указал на лоб Гуи, и оттуда хлынула кровь. Она тоже начал дрейфовать к статуе.

Из-за крови Гуи и Гуньа божественный свет, казалось, ослаб. Шесть Королей без остановки продолжали атаковать, и вскоре божественный свет начал разрушаться.

Разбитый свет не мог снова объединиться из-за крови, которая распространилась по трещинам.

Золотой Нефритовый Король и другие были счастливы, так как им удавалось уничтожать божественный свет своими безумными атаками. Теперь они хотели проложить путь сквозь божественный свет и направиться к разрыву, возле хвоста статуи.

— Сволочи! — Ван Юйхан был так зол, что ударил по божественному свету. Но он был слишком слаб, и не мог пробить даже внешний слой. Все, что ему удалось, это ощутить боль в кулаке.

Хан Сеню тоже не нравилось то, что происходило, но, в конце концов, это был просто естественный отбор. Он не смог бы помочь Гуньа и Гуе, даже если бы захотел. Да и сами они были не в лучшем положении.

Их силы было недостаточно, чтобы уничтожить божественный свет. Даже если бы Золотой Нефритовый Король пробил путь в этом свете, у них не было возможности им воспользоваться.

Хан Сень с Ван Юйханом могли телепортироваться в святилище, но Леди Дракону и Хан Мэн’эр некуда было прятаться. Если бы они остались здесь, то наверняка бы умерли.

Гуньа и Гуя были обездвижены Королём Буддой. Кровь продолжала сочиться из их лбов. Кровь вытекала медленно, но они уже потеряли довольно много. Особенно Гуя.

Две девушки выглядели сердитыми, безнадёжными и грустными. Они смотрели друг на друга, но понимали, что ни одна из них ничего не может сделать.

Они не могли даже умереть, обняв друг друга. Они просто стояли на месте, пока кровь постепенно вытекала из них.

Золотой Нефритовый Король и другие Короли ждали, когда у них закончится кровь. Божественный свет треснул, и появился кровавый путь. Они были всего в одном метре от статуи.

— Рррррооооооар!

Появилось гигантское драконоподобное Существо Чистилища. Оно как сумасшедшее бросилось на Хан Сеня.

Это было Существо Чистилища высокого уровня. Осознав это, у всех побледнели лица.