Глава 1940. Небеса

— Почему ты меня преследуешь? — спросил Хан Сень, глядя на Хай’эр.

Хай’эр небрежно шла за ним:

— Я предложила тебе сделку, поэтому буду следовать за тобой. Небеса откроются через несколько дней, а до тех пор я буду с тобой.

— Я собираюсь послушать выступление Горящей Лампы Альфа. Мы можем встретиться там, — сказал Хан Сень.

— В любом случае мне больше некуда идти. С таким же успехом я могу следовать за тобой. Было бы неплохо встретиться с Королевой Ножа, — Хай’эр действительно хотела последовать за ним.

Хан Сень, видя, что Хай’эр не уходит, позволил ей следовать за ним.

До начала выступления оставалось несколько дней, и парню казалось это вечностью. Даже в день выступления Иша всё ещё не появилась.

«Странно. Где Иша? Она сразу пошла в зону для гостей?» — Хан Сень нахмурился.

— Ты действительно ученик Королевы Ножа? Где она? — когда речь должна была начаться, Хай’эр бросила подозрительный взгляд на Хан Сеня. Ей начало казаться, что он не тот за кого себя выдает.

— Если ты мне не веришь, забери табличку обратно. Тогда мы сможем пойти разными путями, — Хан Сень протянул ей табличку.

За последние несколько дней он исследовал текст на ней. Это выглядело как нечто очень глубокое, но во включённом в неё тексте не было ни начала, ни конца. Это была всего лишь часть большого гено-искусства, и из этого ничего нельзя было узнать.

Однако парень обнаружил, что табличка была довольно хорошо известна. То, что дала ему девушка было настоящим.

Виртуальная Табличка имела довольно много места для хранения, и все оно было заполнено гено-искусством. Однако, так как у него была лишь одна табличка, то это означало, что у него была только одна часть гено-искусства. Теперь юноша понял, почему Хай’эр решила её предложить.

— Нет! Ты уже прочитал содержание. Какой смысл возвращать её мне сейчас? — Хай’эр покачала головой.

Хан Сень проигнорировал её и продолжил хмуриться.

Речь началась, а Иша ещё не вернулась. Без Иши Хан Сень не получил бы приглашения Будды войти в их Небеса. Он не мог слушать речь во дворце, поэтому ему пришлось остаться на площади и слушать вместе с простолюдинами.

Горящей Лампы Альфа не было видно с площади. Публика могла только слышать его голос из жёлтых динамиков.

Многие существа слушали речь через звуковую систему Будды. Когда Хан Сень услышал, о чём говорилось, он подумал, что это имеет большое значение. Он чувствовал, что это повлияло на его сердце.

Но, подумав ещё немного, юноша пришел к выводу, что это действительно слишком расплывчато. Если бы вы могли делать то, что говорилось в речи, вы должны были быть святым. Но тогда, вам не нужно было бы ничему учиться.

— Это твоя вина! Я одна из Пиратов! Я должна слушать во дворце. Но я застряла на площади с таким убогим человеком, как ты! — Хай’эр выглядела расстроенной.

Хан Сень засмеялся и сказал:

— Ты, наверное, всё равно не собиралась внимательно слушать. Неважно, где ты находишься, ты всё равно всё слышишь!

— Это другое. Слушать это из дворца — это признание твоей личности. Когда ты там, всё по-другому, — сказала Хай’эр. Однако Хан Сень не особо задумывался над этой речью. Он беспокоился об Ише, которой всё ещё не было.

Вдали, в каменном павильоне в юго-западном углу Королевства Будды, перед столом сидел старик. Похоже, он задремал.

На столе стояли шахматы, и партия зашла в тупик.

Иша сидела напротив мужчины, изучая тупик. Она держала фигуру, пытаясь решить, что делать дальше.

Павильон был довольно обычным, но казалось будто он отрезан от внешнего мира. Это было похоже на царство, которое не казалось реальным.

Время шло, и Иша сидел так неподвижно, будто она превратилась в камень.

Хан Сень не смог увидеть Горящего Лампу Альфа, и выступление длилось весь день. После этого все существа выразили свою благодарность Альфе, кланяясь перед дворцом.

Речь закончилась, и Небеса открылись. Бесчисленные существа хлынули к отверстию.

Хан Сень и Хай’эр застряли в толпе, глядя на путь в Небеса.

В городе Будды было восемь дверей, и три из них были открыты. Пять из них всегда были закрыты. Одна из дверей вела в Небеса, и это был единственный путь. Он был расположен на западе.

Западная дверь была открыта, и когда они посмотрели на неё, то увидели свет Будды. Очевидно, она не вела к земле за городом, как можно было бы ожидать.

Хан Сень всё ещё не видел Ишу, поэтому решил двигаться вместе с толпой к западной двери. Когда он прошёл через западную дверь, то оказался в пустыне.

На этих пустынных пустошах ничего не было видно, даже кактусов. Там был просто жёлтый песок, шипящий под ярким горячим солнцем.

Войдя в пустыню, Хан Сень что-то услышал, будто кто-то шептал рядом с ним. Казалось, что кто-то произносит крылатую фразу Будды, но из непонятного источника.

Шум распространялся вокруг него непрерывным шепотом. Звук не был громким, но он отчетливо его слышал. Как будто это исходило прямо из его мозга.

Когда он прислушался к этому звуку, тело Хан Сеня захотело двигаться вместе с ним. Это заставило его нахмуриться.

— Ты слышишь шум? — спросил Хан Сень у Хай’эр.

— Конечно. Разве ты не знал, что в Небесах звучат небесные звуки? — Хай’эр закатила глаза. Если бы она не спросила у других, она бы не поверила, что Хан Сень был учеником Королевы Ножа. Он ничего не знал.

— Что с этими небесными звуками? — Хан Сень пытался определить его источник, но не мог.

Хай’эр, продолжая идти, объяснила:

— Музыка повсюду, повсюду в этих Небесах. Сначала будет казаться, что это ничто. Но чем дольше ты это будешь слышать, тем сильнее она тебя затронет. Если ты не сможешь сохранять спокойствие и вовремя пройти через эти Небеса, твоё тело начнет танцевать вместе с музыкой. Ты не сможешь остановится, пока не умрешь.

Хан Сень нахмурился и сказал:

— Если это так опасно, и только десять человек могут пройти через это, почему так много людей приходит сюда? Разве они не боятся смерти?

— Что ж, ты можешь повернуть назад, пока не потерял контроль. Если ты это сделаешь, то будешь в безопасности, — Хай’эр огляделась, но не увидела Безмолвной. Затем она спросила. — Когда ты должен встретиться с Безмолвной?

— Я уже говорил. Между нами нет никаких отношений, — Хан Сень огляделся и спросил. — Как мне узнать, когда идти дальше или когда мне нужно вернуться?

— Это зависит от того, кто ты. У каждого в сердце страх. Человек возвращается назад, когда теряют всякую надежду. Чем увереннее и упорнее человек, тем в большей опасности он находятся, — Хай’эр закатила глаза и продолжила: — Но с тобой всё будет в порядке. Безмолвная защитит тебя, и вы дойдёте до конца.