Глава 1995. Ты идёшь, я иду

Хан Сень вздохнул, пытаясь придумать, какой навык ему может понадобиться, чтобы победить Одинокого Бамбука. Парень овладел многими техниками, но по сравнению с Одиноким Бамбуком он преуспел лишь в немногих.

Его соперник мог потратить целую жизнь на обучение навыкам в своём сне. Однако Хан Сень был просто человеком. Его жизнь длилась всего несколько десятилетий. Ему не было и ста лет, поэтому парень не мог соревноваться с Одиноким Бамбуком.

Если бы они собирались и дальше так соревноваться, у Хан Сеня не хватило бы навыков. Поэтому ему нужно было заканчивать бой.

«Но как мне остановить Одинокого Бамбука?» — подумал Хан Сень. Но потом у него появилась идея.

Парень достал свой Нож Призрачный Зуб, но не стал направлять его на своего соперника. Хан Сень ударить им о землю и вырезал прямоугольный камень длиной десять метров. Затем, положил его на поверхность.

Людям было любопытно, хотя они не понимали, что юноша делает.

Хан Сень ударил по камню. Затем он улыбнулся Одинокому Бамбуку и спросил:

— Ты можешь так сделать?

Всем показалось это странным, потому что, когда Хан Сень ударил по камню, на нём вообще не осталось следов. Зрители не знали, что он имел в виду.

Рука Одинокого Бамбука превратилась в нож, он разрезал камень и разрезал его пополам.

А потом люди поняли, что на той стороне камня, по которой ударил Хан Сень, не осталось следов, а на внутренней стороне остался след от кулака. Камень вокруг этого следа превратился в пыль. Он появился после того, как Одинокий Бамбук разрезал камень. Дыра была в форме кулака. Она соответствовала кулаку Хан Сеня.

— Очень мощная сила Инь. Он может пробить десятиметровый камень и не сломать его. С этой силой Инь броня будет бесполезна против него. Любая защита будет уничтожена, — удивился кто-то из зрителей.

Одинокий Бамбук не сказал ни слова и просто ударил по камню, разрезанному пополам. На поверхности также не осталось и следа.

Хан Сень использовал нож, чтобы разрезать этот камень пополам. На той части, что была ближе к нему был виден след от удара.

— Хорошо, — похвалил Хан Сень. Он практиковался с силами Инь-Ян. Юноша приложил много усилий, чтобы стать талантливым в этом, но Одинокий Бамбук был не намного хуже.

Ученики Небесного Дворца были очень счастливы. Они хвалили удар Одинокого Бамбука. Хан Сень задал вопрос, а это означало, что он был в этом хорош. Но более удивительным было то, что Одинокий бамбук смог сделать то же самое.

Одинокий Бамбук сказал безэмоционально:

— Когда я был на семьсот тридцать первой жизни, я был слабой женщиной. Но я родился в семье боксёров. Надо мной издевались, поэтому я смог выработать навык кулака силы Инь. Удар не был очень сильным, но причинял другим боль изнутри. Я убил всех, кто издевался надо мной, и стал печально известным злодеем. Но тогда, увы, меня отравили. Нужно было три долгих года, чтобы мои органы сгнили, а я наконец умер.

Одинокий Бамбук говорил об этом спокойно, как будто это было ничто. Тем не менее люди были шокированы, услышав всё это.

— Твоя очередь, — тихо сказал Хан Сень. Он был опечален, услышав о сне Одинокого Бамбука.

Одинокий Бамбук взял ещё один кусок камня. Он воткнул его в землю, как табличку, торчать осталось семь-восемь метров.

Хан Сень посмотрел на Одинокого Бамбука, не зная, что он собирается делать. Если бы они собирались писать и соревноваться в силе воли, то Хан Сень мог бы использовать разум ножа Зубного Ножа. В этом случае, он не проиграл бы.

Но Одинокий Бамбук знал об этом, и Хан Сень понимал, что это будет не простое письмо.

Одинокий Бамбук посмотрел на камень, но не вытащил меч. Он отошёл на десять метров и сказал:

— Мой меч пробьет девять ярусов. Ты так сможешь?

Ученики, которые смотрели, были сбиты с толку. Они не знали, что это значит. Более того, он только говорил и ничего не делал.

Юнь Суи тоже выглядела смущённой. Как только она собиралась спросить Юнь Чанкуна, раздался взрыв. Поверхность камня взорвалась, и появилась трещина. А потом на нём появилась надпись: «Я хочу прорваться через девять уровней». Слова были высечены на камне, словно оружием. Это было похоже на бешеного быка. Казалось, что эти слова вырвутся из камня и прыгнут в небо.

— Звуковой Клинок — не такая уж редкость. Он может разбивать камни на расстоянии ста метров, но навык Одинокого Бамбука очень мощный. Больше никто, кто практиковал звуковые способности, не смог сделать такое. Это не касается контроля, просто никто не может так использовать силу звука, — Герцог Небесного Дворца был шокирован.

— Поскольку Одинокий Бамбук много пережил, он овладел множеством навыков и техник. Обычные люди не способны на такое. Хан Сень практиковался с ножами и Инь, что редкость для людей его возраста. Но, думаю, он не владеет силой звука.

— Боюсь, что Хан Сень сейчас не сможет конкурировать с Одиноким Бамбуком.

— Нет никого, кто мог бы сравниться с Одиноким Бамбуком. Несмотря на то, что Хан Сень силен, соперничать с Одиноким Бамбуком невозможно.

Многие ученики были шокированы. Хан Сень улыбнулся и спросил:

— В какой жизни ты научился этому навыку?

Лицо Одинокого Бамбука не изменилось, и он спокойно ответил:

— Это было в моей три тысячи семьсот пятьдесят четвёртой жизни. В ней я был музыкантом, который убивал других своей музыкой. Я оказался в ловушке в гулкой долине и в конце концов был убит своими музыкальными способностями.

Хан Сень покачал головой и ничего не сказал. Он подошёл к другой стороне камня, как и Одинокий Бамбук. Юноша остановился в десяти метрах от него и глубоко вздохнул.

— Сможет ли Хан Сень это сделать? — Юнь Суи забеспокоилась и схватила Юнь Сушан за руку. Она знала, что у них не может быть романтических отношений, но это не значило, что она хотела, чтобы Хан Сень потерпел поражение.

Юнь Сушан криво улыбнулась:

— Откуда мне знать? Но не многие люди практикуются со звуковыми способностями. У Одинокого Бамбука — редкий талант, и мы не видели, чтобы Хан Сень использовал технику, которая была бы хоть как-то похожа на неё. Это плохо.

Юнь Суи начала ещё сильней волноваться. Она хотела что-то сказать, но прежде чем девушка это сделала, Хан Сень снова заговорил.

— Сидеть в облаках, одиноко и холодно, — сказал Хан Сень. Он не особо об этом думал, но хотел утешить Одинокого Бамбука. Парень хотел понять его.

Одинокий Бамбук пережил десять тысяч кошмаров. Хотя в результате он стал гением, Хан Сень знал, что, должно быть, ему было грустно и одиноко. Никто не знал, как трудно быть таким могущественным. Никто не мог понять его боль.

После того, как Хан Сень записал эти слова, камень раскололся в порошок. Появились семь слов, и они ударили по зрителям как физический груз. Люди ощутили сильное давление в своих сердцах.