Глава 2049. Планете Облачное Небо

Хан Сень протянул руку к Нефритовой Мин’эр. Тело девушки тут же оказалось связано и притянуто к парню.

Королева Шура нервничала, но она была Монархом шуры. В итоге, женщина нахмурилась и спросила:

— Ты здесь только для того, чтобы создать проблемы с девушкой?

Хан Сень проигнорировал её и стал внимательно изучать Нефритовую Мин’эр. Они действительно выглядели одинаково, однако их ауры отличались. Используя ауру Дунсюань, Хан Сень смог убедится, что она действительно отличалась от Зеро.

Когда парень проигнорировал Королеву Шура и стал внимательно изучать Нефритовую Мин’эр, это ещё больше обеспокоило женщину. Но она знала, что чем больше будет говорить, тем больше будет казаться, что она переживает о своей дочери. В итоге, незнакомец сможет найти её самую большую слабость.

Королева Шура просто стояла на месте, она не выглядела нервной и ничего больше не говорила.

Через некоторое время, когда Хан Сень отвёл взгляд от Нефритовой Мин’эр, Королева Шура тихо сказала:

— Можешь ли ты сказать нам, для чего ты сюда пришёл?

Хан Сень ещё не освободил Нефритовую Мин’эр из своей хватки, но с восхищением посмотрел на Королеву Шура.

— Я дам тебе пять дней. Тебе следует разобраться в своих текущих делах, а затем встретиться со мной на Планете Облачного Неба через пять дней.

— Ты можешь сказать мне всё, что хочешь, прямо здесь и прямо сейчас. Я сделаю всё, что ты пожелаешь, если смогу. Если я не смогу чего-то сделать, то не имеет значения, когда мы встретимся, — ответила Королева Шура.

— Это приказ. Это не просьба, — ответил Хан Сень, пристально глядя на Королеву Шура.

— Шура не уступит ни одному человеку. Это относится и к тебе, — женщина оказалась очень упрямой.

— Помнишь Костяной Кинжал перед бассейном Шура? — тихо спросил Хан Сень.

— Ты… — на лице Королевы Шуры отобразилось потрясение.

— Через пять дней ты прибудешь на Планету Облачного Неба. Если ты этого не сделаешь, все Шура будут убиты, — сказал Хан Сень и исчез. Нефритовая Мин’эр исчезла вместе с ним.

Королева Шура не двинулась с места, и она выглядела странно.

Планета Облачного Неба была планетой, на которой жили и люди, и шура. Это было место беззакония, и туда часто отправлялись рискованные бизнесмены. А с дикими уроженцами Планеты Облачного Неба это место было известно как очень опасное.

Людей часто убивали на улице среди бела дня, и никто не поднимал шума.

Хан Сень держал Бао’эр, пока они шли по улице. Нефритовая Мин’эр ничего не говорила, она выглядела ледяной.

— Папа, я проголодалась, — сказала Бао’эр, глядя в сторону модного ресторана.

Они ещё не нашли ни одного приличного места, чтобы пообедать, а Бао’эр, похоже, не любила есть с грязных тарелок.

— Хорошо. Мы поедим здесь, — Хан Сень кивнул и повернулся к ресторану.

Нефритовая Мин’эр не сказала ни слова, но последовала за ними внутрь. Они втроем вошли и увидели многих Шура, сидящих внутри.

Вид двух вошедших людей побудил всех повернуть голову. Все Шура смотрела на них холодно, без единой улыбки.

На Нефритовой Мин’эр была шляпа и маска. Её лицо было закрыто, но на шляпе были прорези для рогов. Это показывало, что она из Шура, но также это показывало, что она не была никем примечательным.

Бао’эр проигнорировала взгляды посетителей и запрыгнула за стол. Она указала на меню и сказала:

— Это… это… и это… Дайте мне по одному.

Шура средних лет за прилавком засмеялся. Его лицо было рассечено огромным шрамом, немного похожим на сороконожку. Шура средних лет подошел к Бао’эр, жестоко посмеиваясь:

— Малышка, здесь еда продаётся только тем, у кого есть рога. А те, у кого нет рогов — становятся едой.

— Ха-ха! — Шура в ресторане засмеялись.

Бао’эр моргнула. Она с любопытством посмотрела на мужчину средних лет и спросила:

— Какой я могу быть едой?

Шура средних лет был шокирован. Он не ожидал, что Бао’эр, которая была ещё маленькой, совсем его не испугается. Остальные Шура тоже были удивлены. Они странно посмотрели на девочку.

Шура средних лет засмеялся и посмотрел на Бао’эр, как если бы она была рыбой или каким-то другим мясом. Через некоторое время он сказал:

— Ты такая маленькая, а твоя плоть молодая, лучше всего было бы сделать из тебя сырые ломтики. Я бы срезал твою кожу и положил на лёд, а затем подал бы её с соевым соусом. Это было бы чудесно. Ты согласна на это для нас?

После этого мужчина средних лет очень злобно улыбнулся ей. Его лицо приблизилось к Бао’эр, и он поднял топор.

— Конечно! Я бы хотела узнать, какая я на вкус, — девочка развела розовые руки в стороны. Она спросила Шуру: — Дядя, какая часть меня будет самая вкусная?

Шура средних лет и другие потрясённо посмотрели на Бао’эр. Они впервые видели, что человеческий ребёнок проявляет такую ​​храбрость.

Нефритовая Мин’эр тоже потрясённо посмотрела на Бао’эр. Было трудно представить себе такого маленького ребёнка с таким мужеством.

Шура средних лет неловко засмеялся. Он погладил её по голове и сказал:

— Вот стол. Присаживайся. Еда, которую ты закажешь, будет приготовлена. Маленькая Лин, иди и обслужи нашего гостя и её друзей.

Женщина-шура, с обычным лицом, но пышными формами, пригнулась и улыбнулась Бао’эр:

— Маленькая покупательница, ты первый человек, которого мы обслужили за десять лет.

— Присаживайтесь, пожалуйста, — официантка Шура подвела Бао’эр и Хан Сеня к столику.

Это место было немного лучше среднего на этой планете, и не было украшено нелепыми украшениями. Здесь было чисто, однако не было отдельных комнат.

Через несколько минут принесли еду, которую заказала Бао’эр. Шура средних лет принёс девочке бутылку спиртного, и рассмеявшись, сказал:

— Маленькая клиентка, у нас есть только такие напитки. У нас нет сока. Это тебе.

— Папа, можно я выпью? — вежливо спросила Бао’эр у Хан Сеня.

— Конечно, — Хан Сень пожал плечами.

— Я выпью большую чашку, — Бао’эр выглядела взволнованной.

— Хорошо, — Шура открыл напиток и налил Бао’эр большую чашу. Он поставил бутылку на стол и сказал Хан Сеню и Нефритовой Мин’эр:

— Наливайте, если хотите.

Нефритовая Мин’эр нахмурилась и не прикоснулась к бутылке, однако Хан Сень взял и налил себе.