Глава 2154. Съеден

— Как оно могло исчезнуть? — в замешательстве пробормотал Хан Сень.

Солнечный Ворон был младенцем, но это было обожествлённое существо из гено-вселенной. Его обожествлённые гены были настолько стабильны, что Хан Сень не мог их поглотить. Для существа из Альянса было бы бессмысленно красть его.

Вдобавок ко всему, все это место принадлежало Хан Сеню. Здесь обитало много страшных существ, и они могли захватить весь Альянс, если бы он этого захотел. Кто мог осмелится что-нибудь у него украсть?

Хан Сень, возможно, мог бы забыть куда его положил, однако оно было очень большим, и сдвинуть его было непросто.

Когда парень впервые получил тело Солнечного Ворона, он не смог его поглотить. Поэтому он хранил его на складе. За последние два года он ни разу не взглянул на него. Прошло столько времени, что он даже не знал, когда оно пропало.

Хан Сень использовал свою ауру Дунсюань, чтобы просканировать местность, но труп птицы не смог обнаружить. Это тело было очень прочным и должно было оставить за собой какой-то след.

К счастью, склад был оборудован камерами. Хан Сень направился в диспетчерскую, где он мог просматривать изображения с камеры, но внезапно Бао’эр спрыгнула с плеч и побежала в определённый угол склада.

Хан Сень быстро понял, что Бао’эр что-то нашла, и последовал за ней. Девочка подошёл к деревянному ящику. Она забралась на него и заглянула внутрь.

Хан Сень вспомнил, что ящик использовался для хранения бутылок с вином, которые купила Джи Ян Ран. Они были произведены на знаменитой планете виноградников, но, поскольку для вина требовался редкий ингредиент, который производители больше не могли получить, производство вина было прекращено.

Джи Ян Ран принесла ящики туда, чтобы собрать всё, что могла. Они не часто пили вместе, поэтому их просто хранили на складе, когда в них не было необходимости. Открытый ящик был свидетельством того, что там кто-то был.

Вдобавок были открыты ещё несколько ящиков.

— Всё таки украли? — Хан Сень подошёл к Бао’эр и осмотрел ящики.

Парень увидел высокую чёрную бочку, которая тоже была открыта. В ней не было вина, которое там было раньше, но когда Хан Сень заглянул внутрь, он увидел то, что даже не думал увидеть.

От спиртного не осталось ни капли, но на дне ёмкости было яйцо размером с кулак. Его скорлупа была красной, и выглядела очень красиво.

Юноша использовал свою ауру Дунсюань, чтобы просканировать предмет, и по красному яйцу он смог различить что-то очень знакомое. Он мог сказать, что это принадлежало маленькой красной птичке, которая когда-то преследовала Бао’эр.

Поразмыслив над этим, Хан Сень понял, что не видел и ничего не слышал о маленькой птичке последние пару лет. Он был слишком занят, а птица всё равно преследовала Бао’эр, поэтому он не уделял ей особого внимания.

Хан Сень взял яйцо из пустой бочки и после более внимательного осмотра смог сказать, что оно действительно содержало ауру, принадлежавшую маленькой красной птичке.

— Странно. Почему оно здесь? И почему оно стало яйцом? — Хан Сень задумался об этом, а затем посмотрел на Бао’эр.

Девочка покачала головой, показывая, что она тоже ничего не понимает.

У маленькой красной птички была странная история. Когда они впервые нашли её, это было в Нирване Феникса. В то время она была в форме солнечной рыбы, но когда она покинула воду, то превратилось в маленькую красную птичку. Это было определенно странное существо.

Поскольку у маленькой красной птички не было атакующей силы, Хан Сень быстро перестал обращать на неё внимание. Он позволил Бао’эр оставить её как домашнего питомца.

Теперь, маленькая красная птичка пришла на склад и, очевидно, осушила целую бочку вина и превратилась в яйцо, все это казалось довольно странным.

Хан Сень принес яйцо, в которое превратилась маленькая красная птичка, в комнату охраны. Ему предстояло просмотреть отснятый материал за три года, поэтому он начал быстро смотреть.

Через некоторое время парень заметил движение на мониторе. Около двух лет назад, вскоре после того, как он принес тело Солнечного Ворона на склад, маленькая красная птичка прилетела и начала есть его.

Хотя Хан Сень не смог поглотить тело Солнечного Ворона, маленькая красная птичка без проблем жевала его. Но каждый раз ей удавалось съесть лишь небольшое количество. Маленькая птичка была похожа на дятла, и после целого года всё тело было съедено.

Поедая тело Солнечного Ворона, маленькая красная птичка претерпевала трансформацию, и в течение года постоянно меняла своё тело. В конце концов, её тело превратилось в красный кристалл, горящий постоянным пламенем.

После того, как маленькая красная птичка съела всё тело Солнечного Ворона, она подлетела к одному из ящиков и открыла его, а затем сняла крышку с бочки. Она плюхнулась в вино и превратилась в маленькую красную рыбку. Огонь, охвативший её, был потушен, но от тепла, должно быть, испарилась жидкость, которая была внутри.

Через несколько минут бочка стала сухой и появилось яйцо.

А потом из яйца вылетела маленькая красная птичка. Она забралась в каждую бочку и сделал то же самое, уничтожив весь запас алкоголя.

После того, как маленькая красная птичка достигла последней бочки, она больше не появлялась, пока Хан Сень не подошёл и не забрал яйцо.

— Чёрт возьми! Что это? Она съела Солнечного Ворона и эволюционировала, — Хан Сень в шоке посмотрел на яйцо в руке.

Парень не смог поглотить обожествленное тело, поэтому было трудно представить, как это сделала маленькая красная птичка.

— Как бы там не было, я всё равно не мог съесть тело. Я просто надеюсь, что во что бы она ни превратилась, это будет что-то хорошее, — в конце концов, Хан Сень решил положить красное яйцо обратно.

Парень не знал, что может потребоваться для успешной инкубации существа, но если оно выбрало это место по собственной воле, то это, вероятно, был лучший выбор.

Следующие несколько дней Хан Сень отдыхал дома. Он ещё не пробовал возвращаться в Металлический Мир, однако он беспокоился о Юйе. К сожалению, сейчас он ничего не мог с этим поделать. Он только надеялся, что остальные были в безопасности после побега из гигантского металлического города.

Хан Сень держал Хан Лин’эр, а Бао’эр сидела рядом с ним. Все трое смотрели фильмы и ели закуски. Хан Лин’эр держала бутылку с молоком, из которой она пила, как и Бао’эр, когда она была меньше.

Джи Ян Ран вернулась из компании, и увидела Хан Сеня и Бао’эр, спящих на диване. Хан Лин’эр спала на Хан Сене с соской во рту. Повсюду были закуски и игрушки.

— Серьёзно? Вот как ты исполняешь роль отца? — Джи Ян Ран пожаловалась, но сделала это с беззаботной улыбкой. Она не стала их будить, а просто накинула на них одеяло и прибралась.

Четыре дня спустя Хан Сень вернулся на склад, где жил Пожиратель Металла. Он планировал взять с собой Пожирателя Металла в надежде, что сможет договориться с металлическим существом, если он снова столкнётся с ним.

На всякий случай Хан Сень призвал крылья дракона на спине и крылья дракона, прикреплённые к ушам. Если что-то пойдет не так, он сможет телепортироваться с Пожирателем Металла и получить достаточно места, чтобы сбежать обратно в святилище. Остаться живым было важнее всего остального.