Глава 2221. Долина лавы

После возвращения Эдварда к Рыцарям Ледяной Синевы он направился в информационный зал. Там он внимательно изучил записи о различных рыцарских командах. Пролистав их, он нахмурился. Затем он обратился к менеджеру по информации:

— Все эти видеозаписи записаны за последний месяц?

— Так точно, инспектор, — учтиво ответил менеджер по информации.

После непродолжительной паузы Эдвард спросил:

— Были ли команды, которые привозили неисправные записывающие устройства и просили новые?

— В течение последнего месяца было четыре команды, да, — сообщил менеджер по информации, просмотрев свои журналы.

— Сообщалось ли о каких-либо из этих инцидентов за последние две недели? — поинтересовался Эдвард прежде, чем менеджер закончил говорить.

— За прошедшие две недели у двух команд были заменены записывающие устройства: у 79-й и 354-й команд. Во главе этих команд стоят Джон и Хан Сень, соответственно. Их членами являются… — руководитель поспешно просмотрел список членов команды, который был у него в архиве.

— 354-я команда? Это и есть та новая команда, которую привел сюда капитан? — по голосу Эдварда казалось, будто он спрашивает, но с уверенностью можно было сказать, что это был риторический вопрос. Он с интересом смотрел на информацию о 354-й команде.

— Так точно, господин инспектор. Это особая команда. Несмотря на то, что они являются резервной командой, они не входят в список рыцарей резерва. Они являются личной охраной Мистера Вайта, — сказал руководитель.

— Охрана мистера Вайта? — переспросил Эдвард, просматривая информацию. На его лице появилось странное выражение, когда он сказал:

— Он — ученик Королевы Ножей. Это интересно.

В это время Хан Сень по-прежнему занимался зачисткой Долины Лавы, но в ней оказалось слишком много ксеногенных существ, и его отряд никак не мог справиться с ними со всеми. Более того, Хан Сень получил задание запечатлеть все на пленку. Обычно, когда ксеногенные существа не угрожали его команде, они оставляли их в покое.

В поисках ксеногенных существ уровня Герцог, Хан Сень последовал по извивающейся тропе Долины Лавы. Все остальные особи не имели значения.

Он велел Бао’эр сконцентрироваться на том, чтобы запечатлеть на пленку существ, которые обитали в лавовой реке, и направлять камеру на них, только когда они будут убивать обыкновенных ксеногенных существ. Ему не хотелось, чтобы камера снимала, как они убивают Герцогов.

К сожалению, Хан Сеню так и не удалось найти душу зверя, которая ему была нужна. В последние два дня он убил трех Герцогов, но ни один не дал ему душу зверя.

— Осторожнее! Отступайте, — торопливо проговорил Хан Сень, его взгляд стал настороженным. Он внимательно осматривал лавовую реку, в которой появилась большая тень. Черный хребет длиной в десять метров поднимался из реки, но Хан Сень знал, что-то, что он видит, — лишь малая часть настоящего существа.

Все уставились на реку лавы. Существо плыло все глубже в долину, и не было никаких признаков того, что оно покидает лавовый поток. Тем не менее, все окружающие огненные ксеногенные твари старательно держались в стороне.

Все ксеногенные птицы разлетелись и спрятались в своих маленьких пещерных гнездах. Внезапно в долине стало так тихо, что было слышно только пенистые пузыри лавы.

После того, как его тень исчезла, все ксеногенные существа вышли обратно.

— Неужели это ксеногенный представитель класса Король? поинтересовалась Цзи Цин.

— Скорее всего, — кивнул Хан Сень.

Вместе со своими спутниками он двинулся дальше. В конечном итоге они добрались до темного места на лавовой реке, в котором поток лавы окрасился в темно-красный цвет. В этом месте было несколько птиц, напоминавших журавлей. Их перья были белыми, а головы красными. Увидев их, Хан Сень улыбнулся.

Тем не менее, этих красных журавлей было очень много. По меньшей мере тысяча, и самые слабые из них были Графами. Среди них были также Маркизы, а некоторые даже Герцоги.

— Любопытно, какими звериными душами они наделены? — Хан Сень поручил Бао’эр заняться съемкой в другом месте. Он с командой принялся истреблять красных журавлей.

Когда они были в нескольких тысячах метров от красных журавлей, те наконец заметили их приближение. Их головы вспыхнули огнем, а затем все их тела охватило пламя. Завизжав, они помчались к Хан Сеню, как шквал ракет.

По мере приближения пули Хан Сеня и стрелы Хан Мэн’эр настигали журавлей, но как только они сбили первого журавля, он взорвался в воздухе. Из трупа птицы вырвался огонь, испепеляя землю вокруг.

— Не может быть! Они пилоты-камикадзе! Вызывай Бай Сема! — крикнул Хан Сень.

Хан Мэн’эр вызвала Короля Демонических Жуков Бай Сема, и множество горящих красных журавлей врезались в него. Они, словно солнца, начали взрываться на его поверхности.

Целая тысяча красных журавлей обрушилась на Бай Сема, как гранаты. Это была невероятная сцена. Казалось, что бесконечный поток огненных шаров обрушивается на Бай Сема, а огромные стены огня вырываются наружу и сжигают все вокруг.

— Они действительно просто не хотят жить, — Хан Сень наблюдал, как журавли продолжали пикировать на щит, в их глазах-бусинках светилась ненависть. Очевидно, что характер журавлей был очень плохим.

На его счастье, в группе Хан Сеня был Король Демонических Жуков Бай Сема, который защищал их. Сквозь этот щит не смог бы пробиться ни один из их врагов, даже Герцоги.

Всего там было около тысячи красных журавлей, и понадобилось около десяти минут, чтобы они все убились о поверхность Бай Сема. Никто из них не остался в живых, и все они быстро превратились в пепел. На лице Хан Сеня промелькнул вопрос, как им удалось продержаться столько времени.

Остальные представители ксеногенных существ в округе разбежались в страхе перед обезумевшими красными журавлями. Но один ксеногеник вылетел из лавы, совершенно не боясь красных журавлей. Он плавно пересек лавовую реку и не спеша подошел к Хан Сеню.

Появившийся из лавы ксеногеник выглядел как золотой павлин. Все его тело было сформировано из горящей лавы, и во время полета с него капала золотая лава. Все капли падали на землю, как золотой фейерверк, а затем превращались в пыль.

Приблизившись к Королю Демонических Жуков Бай Сема, павлин-ксеногеник распахнул пасть и изверг лаву. В скором времени золотистая жидкость полностью окутала Короля Демонических Жуков Бай Сема. Бай Сема оказался под слоем лавы, но температура жидкости оказалась недостаточно высокой, чтобы преодолеть защиту щита.

— Неужели это ксеногенный матант уровня Герцог? — удивился Хан Сень, глядя на лавового павлина. Он восхищенно рассматривал его.

— Открой Бай Сема и отпусти меня убить его, — выхватив нож Призрачные Зубы, Хан Сень выбежал из-под защитного щита. Он метнул нож в сторону лавового павлина, и в воздухе показался темно-фиолетовый нож, который должен был вонзиться прямо в лавового врага.

Как только нож приблизился к нему, лавовый павлин стал извергать лаву еще более безрассудно, посылая в воздух фонтаны расплавленного камня. При этом ему удалось расплавить воздушные ножи Хан Сеня, что удивило его самого.

Хан Сень двигался как призрак, рассекая воздух мягкими ударами своего Ножа Призрачных Зубов, но казалось, что его атаки не действуют на павлина.

Как только он попытался убить павлина, он взмахнул крыльями, после чего птица исчезла. Двигалась она довольно быстро, и Хан Сень не сумел выследить ее и атаковать своими шелковыми ножами.

— Эта тварь… необычайно шустрая, — нахмурился Хан Сень.