Глава 2270. Серебряный плод

Стальная ветка оказалась неожиданно прочной. Хан Сень потратил довольно много времени, чтобы разрезать ее и завладеть серебряным плодом.

Как только он наконец перепилил прутик, серебряный плод упал с дерева. Хан Сень протянул руку, чтобы его схватить. Но стоило серебряному плоду коснуться его руки, как Хан Сень замер от неожиданности.

Он передернулся, его лицо исказилось, а мышцы задрожали и затряслись. В жилах забурлила кровь, как молния, а все тело превратилось в ледяной нефрит. Он взревел. Он с усилием попытался поднять руку, которая держала серебряный плод, а другой рукой сжимал поясницу, как будто у него вот-вот появится грыжа.

Тогда он собрал всю силу, которая была в его власти. На голове появились зеленые вены, а волосы разлетелись как сумасшедшие.

Серебряный плод продолжал падать на землю, увлекая за собой руку Хан Сеня. В результате Хан Сеню пришлось опуститься на колени.

— Что же это за фрукт? Он настолько тяжелый! Стоит мне его проглотить, и он разорвет мой желудок! — в недоумении Хан Сень взглянул на фрукт. Ему захотелось вытащить руку из-под фрукта, нотот прижал его к земле. Он изо всех сил дернулся, но плод не сдвинулся с места.

Хан Сень достал нож и стал рубить серебряный плод. В ушах зазвенело от звука удара металла о металл, но плод остался совершенно неповрежденным. Он был тверже, чем дерево, с которого он был снят.

Поразмыслив, Хан Сень решил покопаться в полу. Впрочем, пол во дворце тоже был невероятно твердым. От ударов Хан Сеня остались лишь легкие царапины.

С помощью своих когтей кровавый кирин вгрызался в камень возле руки Хань Сеня. Ему удалось оставить несколько царапин, но, когда он отдергивал когти, царапины исчезали.

Кровавый кирин продолжал копать, но пол продолжал чудесным образом восстанавливаться. Под серебряным плодом рука Хан Сеня оставалась неподвижной.

— Схвати этот фрукт и подними его! — рявкнул Хан Сень на кровавого кирина, когда понял, что копаться в полу бесполезно.

Как только кровавый кирин услышал Хан Сеня, его челюсти сомкнулись вокруг серебряного плода. Изо всех сил он дернул вверх, однако серебряный плод остался неподвижным.

— Что это такое… что это за штука… — застыл Хан Сень. Это был обычный фрукт, но даже полуобожествленное существо не могло сдвинуть его с места. Плод даже не дернулся.

Что более странно, рука Хан Сеня не была раздроблена. Плод был тяжелым, но если бы он был действительно тяжелым, как казалось, то рука должна была бы быть раздавлена и сломана.

На самом деле, его рука подверглась лишь незначительному давлению. Она определенно не была повреждена.

В то время как Хан Сень собирался использовать Бабочку Пурпурного Глаза, чтобы рассмотреть фрукт, телепортатор завибрировал от движения. Кто-то приближался.

Хан Сень оглянулся: появились Мистер Вайт и Преступник. Их присутствие заставило его нахмуриться.

Несмотря на то, что Преступник относился к классу Королей, а не полуобожествленных, Хан Сень видел его таланты в бою. По мнению Хан Сеня, он был не хуже полуобожествленного Эдварда.

— Хан Сень, а что ты делаешь? — с интересом посмотрел на него Мистер Вайт.

Однако его вопрос был прерван ревом кровавого кирина. После этого он прыгнул к Мистеру Вайту и Преступнику. От его когтей исходил кровавый воздух, и они, как лезвия, вонзились в Мистера Вайта.

В этот момент Мистер Вайт переместился вперед, словно телепортировался. Появившись рядом с кровавым кирином, он прижал руку к голове существа.

В его руке вспыхнул странный символ. Этот символ вонзился в чешуйчатый лоб кровавого кирина, словно клеймо.

Бум!

Вскоре тело кровавого кирина стало тяжелее, и увеличившийся вес почти поставил существо на колени.

Во лбу существа мягко светился символ, и кровавый кирин, казалось, боролся с обременением.

Взревев, он вновь бросился к Мистеру Вайту, хотя на сей раз его скорость была гораздо меньше. Мистер Вайт перемещался с удивительной грацией, и каждый его шаг выглядел так, будто он телепортировался.

При этом кровавый кирин по-прежнему пытался одолеть Мистера Вайта, издавая яростный рев. Он был в ярости от того, что его одурачили, и тем более от того, что не смог причинить вред Мистеру Вайту, который разыграл его как дурака.

— У кровавого кирина и правда весьма скудный интеллект, — промолвил Хан Сень. Хоть у зверя и было много мускулов, но ему сильно не хватало ума.

Заманив кровавого кирина в боковой зал, Хан Сень не смог ничего сделать, чтобы остановить его. Тем временем Преступник направился к прижатому к земле Хан Сеню. Он посмотрел на него и промолвил:

— Мы не держим на тебя зла. Отдай мне каменную плиту, и мы уйдем. Мы сделаем вид, что не заметили тебя.

— Подойди и отбери ее, если у тебя есть для этого все необходимое, — резко ответил Хань Сень.

— В твоих руках сила, но увы, плод, к сожалению, достаточно легко удерживает тебя на месте. В таком состоянии ты не сможешь убежать. Каким образом думаешь бороться со мной? — Преступник достал свой нож.

За то, что они недооценили Хан Сеня, им пришлось раньше расплачиваться, тем не менее, сейчас Преступник рассматривал его как равного противника. Преступник и Мистер Вайт не намерены более недооценивать его, поскольку он был Герцогом. Преступник собирался использовать всю свою силу, чтобы атаковать, несмотря на то, что рука Хан Сеня была крепко зажата, из-за чего он не мог бежать.

У Преступника был очень страшный нож, который был всего один фут в длину. Лезвие было выполнено из черного металла, и оно было короче, чем рукоятка. Было похоже, как будто лезвие было сломано.

Со стороны основания рукоятки виднелось кольцо, к которому была прикреплена цепь. С помощью другого конца цепь крепилась к сильной руке Преступника.

Как только Преступник бросился на него, Хан Сень безмолвствовал. В ответ он лишь дотронулся до птичьего гнезда на своей голове, и оно расширилось, закрыв все тело Хан Сеня.

В результате удар Преступника был пойман птичьим гнездом и отражен в полной тишине. Не было слышно ни звука, и гнездо осталось совершенно целым.

Преступник был шокирован. Набравшись сил, он нанес еще несколько ударов. Но ничего не помогало.

Впрочем, Хан Сень совершенно не тревожился по поводу того, что Преступник сможет разрушить птичье гнездо. Даже Королеве Лисе не удалось его повредить. Преступник никак не мог сделать то, что не смогла она.

К сожалению, не было возможности применять птичье гнездо в нападении. Но в данный момент он больше расстраивался из-за того, что не мог снять плод с руки.

Для этого он использовал различные силы, но все было бесполезно. Если не считать использования своего тела супербога, у него, похоже, было не так много вариантов.

Неожиданно послышался голос Мистера Вайта из бокового зала:

— Хан Сень, если все будет продолжаться в том же духе, никто из нас не выиграет. Почему бы нам не попробовать сотрудничать?

— Что Вы можете предложить? — поинтересовался Хан Сень после минутного раздумья.

— Для начала заставь этого кровавого кирина остановиться. Как минимум, тогда мы сможем поговорить, — произнес Мистер Вайт.

— Отлично, — Хан Сень подозвал кровавого кирина обратно к себе. Мистер Вайт удалил метку, которую он оставил на лбу существа.

— Как тебе такой вариант: Я помогу тебе сбежать, а взамен ты отдашь мне каменную плиту, — глядя на Хан Сеня, предложил Мистер Вайт.