Глава 668. Забудь

Новости о том, что Ван Дун появился на Луне и ‘похитил’ Чжоу Сиси, разлетелись по всему спутнику. Этот землянин оказался настолько дерзким, что решился украсть у Верховного Лорда его возлюбленную. Более того, наследник Воина Клинка сделал все это с такой беззаботностью, словно просто подцепил девчонку во время прогулки по парку.

То, насколько легко Ван Дуну удалось осуществить свои намерения, громче всего говорило о его способностях. Каким бы могучим ни был Цзинь Цяньчжэн, в присутствии наследника Воина Клина он не смог даже пошевелиться. Большинство перворожденных видели запись боя Ван Дуна и Мою, однако, увидеть врага на экране и встретиться с ним на поле боя — это совершенно разный опыт.

Произошедшее взбудоражило перворожденных, и им не терпелось отомстить. Общественность считала Чжоу Сиси возлюбленной Патрокла, и произошедшее было невероятно наглой провокацией. В это же время, все сконцентрировали свое внимание на Верховном Лорде, ожидая его ответа. Будучи лидером сотен тысяч перворожденных, Патрокл не мог проявлять слабость.

Однако, вопреки ожиданиям общественности, услышав о произошедшем, Верховный Лорд остался спокоен. Он почувствовал присутствие Ван Дуна еще в тот момент, когда тот приземлился на Луну, и, более или менее, догадывался о его мотивах. Зная, что Патрокл не станет рисковать всем ради того, чтобы его остановить, наследник Воина Клинка даже и не пытался скрыть свою ауру. Ни Верховный Лорд, ни Ван Дун, не хотели ввязывать Чжоу Сиси в свое финальное сражение.

Потеряв последнюю ниточку, что связывала его с миром людей, Патрокл теперь мог удвоить свои усилия по подчинению себе человеческой расы. Верховный Лорд мысленно пожелал Чжоу Сиси удачи. Он был рад, что она наконец может быть с человеком, которого так сильно любит; с человеком, который вскоре падет от его рук, став ступенькой к обретению Патроклом божественности.

Мужчина провел целую ночь в гигантском пустом главном зале своего дворца, в последний раз размышляя о своем прошлом. С первыми лучами солнца Патрокл зажег в своем разуме пламя, которое превратило в пепел все его старые воспоминания: наступление новой эры было уже близко.

Силы перворожденных, тем временем, по всей Луне искали наследника Воина Клинка. В тайне они надеялись, что в конце концов так и не встретят Ван Дуна. Даже если перворожденным удастся найти его, они понятия не имели, что будут делать дальше. Наследник Воина Клинка стал для перворожденных такой же невозможной целью, как и Патрокл для человечества. Более того, Ван Дуну удалось изменить ситуацию в мире не только благодаря своим боевым способностям в битвах один на один, но и благодаря Искусствам массового поражения. Он же мог одним щелчком пальцев уничтожить целый поисковый гарнизон!

Перворожденные не очень-то и отличались от людей, особенно в своих способностях к преувеличению. Не потребовалось много времени, и сказки о силах наследника Воина Клинка стали гулять как среди перворожденных, так и среди людей. Несмотря на то, что эти истории имели мало общего с реальностью, им удалось увеличить уверенность человечества в победе. Чем выше была их уверенность, тем яснее они понимали, что финальное сражение с перворожденными неизбежно.

Если марсианам удалось освободиться от власти инопланетян, то и другим людям это под силу. Ключом к успеху был Ван Дун!

Наследник Воина Клинка не только был невероятно могучим воином, но и отличным командующим, способным высвободить весь потенциал своих подчиненных.

Пока Патрокл планировал, как ответить на осуществленное Ван Дуном ‘похищение’, тот в целости и сохранности вернулся на Землю вместе с Чжоу Сиси. Лично освободив девушку, наследник Воина Клинка восстановил ее подпорченную репутацию, и общественность узнала о том, что тайным агентом в стане перворожденных была так называемая «предательница», Чжоу Сиси.

Девушку, тем временем, нисколько все этого не волновало. С тех пор, как Ван Дун спустился с небес и спас ее, Чжоу Сиси жила словно во сне. Утонув в объятиях возлюбленного, она надеялась, что время остановится, дабы этот момент мог продолжаться вечно.

Такой внезапный поворот событий ошарашил Чжоу Сиси; она не была готова к подобным изменениям в своей жизни. Разум девушки был заполнен лишь Ван Дуном; картины произошедшего вновь и вновь проносились в ее голове.

Лишь увидев Ма Сяору, девушка наконец очнулась от своих мечтаний.

— Добро пожаловать домой, Чжоу Сиси!

Не зная, как ей следует ответить, Чжоу Сиси покраснела. Ма Сяору же повернулась к Ван Дуну и бросила на него испепеляющий взгляд.

— Мне нужно поговорить с ней наедине, можешь, пожалуйста, оставить нас? — спросила она.

— О чем вы собрались разговаривать у меня за спиной? — нервно спросил парень.

— Это личное. — твердо ответила Ма Сяору. Ван Дун нехотя признал поражение, и покинул комнату. Выйдя за порог, он встретил Чжан Цзин, которая показала ему большие пальцы. Наследник Воина Клинка почесал затылок, пытаясь понять, что девушка имеет ввиду. Так ничего и не придумав, он спросил:

— Ты смеешься надо мной?

— Я делаю тебе комплимент. Ни у каждого мужчины может быть две женщины.

— Я просил только об одной. — пробормотал Ван Дун.

Чжан Цзин в ответ закачала головой, сетуя на невинность парня. Если ему удастся победить Патрокла, он станет сильнейшим человеком в мире. Тогда все группировки станут умолять, или даже принуждать его взять их дочерей в жены. В политическом мире любовь была непозволительной роскошью, а брак не был чем-то личным.

— Неважно! Большинство людей готовы умереть ради того, чтобы оказаться на твоем месте. Перейдем к более серьезным делам: Чжоу Сиси что-нибудь рассказала о Королеве-Матери?

— Она сказала, что согласна с нашей догадкой. Королева должна быть на Ковчеге, который сейчас не находится ни близко к земле, ни где-то еще в космосе?

— Он в гиперпространстве?

— Бинго!

— До этого было не трудно догадаться. Еще пять лет назад Патрокл уже работал над устройством, способным взять под контроль область гиперпространства, и похоже ему удалось.

— Очень изобретательно, этого у него не отнять!

— Для стабилизации участка гиперпространства потребуется огромное количество энергии. Слишком огромное для того, чтобы остаться незамеченным.

— Ты забыла о ключевой особенности Ковчега: новых батареях. Одних их уже достаточно, дабы покрыть почти все нужды в энергии, необходимой для поддерживания гиперпространства в нашем измерении. — слова Ван Дуна попали в точку. Именно поэтому поиски до этого момента не приносили никаких плодов.

Пока двое собеседников были погружены глубоко в свои мысли, дверь внезапно распахнулась.

— Ван Дун! — раздался ошарашивший Ван Дуна возглас, в то время как по его спине побежали мурашки. Он поднял глаза и понял почему. Прежде чем парень успел вымолвить хоть слово, к нему прижалась фигуристая красотка и заключила его в свои объятья. Нос Ван Дуна наполнился ароматом парфюма, а на его лицо посыпались горячие поцелуи.

Ли Шиминь, тем временем, стоял как можно дальше от сестры, по-видимому, не желая иметь с ее проявлением чувств ничего общего.

Ван Дун не знал, куда ему деть свои руки, потому начал просто ждать, пока Ли Жуо’Эр не отпустит его. Но она не отпускала! Наследник Воина Клинка уклонился от очередного поцелуя и бросил на Чжан Цзин умоляющий взгляд, однако, та просто проигнорировала его.

Неудачи Ван Дуна не закончились на этом моменте в тот день, даже и не близко. Он почувствовал дыхание смерти, когда краем глаза заметил Ма Сяору и Чжоу Сиси, выходящих из комнаты, в тот момент, когда губы Ли Жуо’Эр были крепко прижаты к его собственным. Наследником Воина Клинка овладел страх, а потому он быстро взял девушку за плечо и отодвинул от себя.

Чем лучше Ли Жуо’Эр становилась в тактике Колдуньи, тем в большую головную боль для Ли Шиминя она превращалась. Обнаружив, что ее брат назначил встречу с Ван Дуном, девушка настояла и на своем участии. После смерти Ли Даочжэ влияние Дома Ли на Земле начало улетучиваться день ото дня. В конце концов, Храмовники быстро стали лидерами всей человеческой расы, заняв ранее принадлежавшее Дому Ли место. Ли Шиминь знал, что эра его семьи закончилась вместе с жизнью его отца. Люди видели в роли своего спасителя Ван Дуна, а не Ли Шиминя. К тому же, война все больше начинала походить на личную вражду между Ван Дуном и Патроклом. Другими словами, Дом Ли стал совершенно незначительным участником происходящего. Однако, какой бы горькой не была реальность, Ли Шиминь принял ее совершенно спокойно. Ван Дун уже доказал свою силу, и был достоин его доверия.

Лишь заметив Ма Сяору и Чжоу Сиси, Ли Жуо’Эр осознала, что перегнула палку. Однако, несмотря на то, что они поймали принцессу Дома Ли с поличным, две девушки ринулись вперед и обняли ее, словно старые подруги.

Увидев, что кризис похоже миновал его, Ван Дун облегченно вздохнул. Чжан Цзин же в свою очередь ухмыльнулась:

— Нет ничего лучше старых друзей, не правда ли?