Глава 671. Смирение – благо

Может для перворожденных отклонение от плана и не имеет особого значения, для Патрокла все обстояло иначе. Будучи главой нового общества, он знал, что если не заложит крепкий фундамент с самого начала, в будущем все развалится на куски.

Перворожденным была известна финальная цель их Верховного Лорда, но они сомневались в ее осуществимости.

Полное уничтожение будет гораздо проще, чем медленная ассимиляция. Когда перворожденные раздавят силы сопротивления, им будет гораздо легче изменить взгляды человеческого населения; и даже тогда, этот процесс займет десятилетия.

Теперь же, появление Ван Дуна дало человечеству надежду, и вновь зажгло волю к сражениям.

Хотя Халмонд и понимал намерения своего господина, он также знал, что добиться подобного будет невероятно сложно или даже совсем невозможно. Бывший заместитель директора Кайпу знал, что Патрокл не собирался обращать в перворожденных всех вокруг. Вместо этого Верховный лорд желал, чтобы люди начали мирно сосуществовать с его народом. А что до его агрессивной политики, то она была необходимым злом для обеспечения перворожденным места в этом мире.

Если человечество примет перворожденных, то в награду обретет непобедимость и бессмертие.

Бессмысленно спорить по поводу того, что правильно, а что нет. Единственное, что имеет значение, это результат. Тот, кому удастся достичь лучшего будущего для человечества, и станет в итоге победителем.

По какой-то причине Халмонд был уверен, что Ван Дун сможет обнаружить местоположение Королевы. Однако, ему все равно не удастся изменить неизбежного.

С того момента, как Ван Дун прибыл на Землю, Патрокл избегал его и человеческий флот. Подобное затишье значительно улучшило настроение воинов. А в то же время, за Землю прибыла группа очень важных гостей.

Когда Хайди, принцесса каэдианцев, прилетела на Землю, ее собрались встречать все главные члены человеческого сопротивления.

Многим должностным лицам наконец удалось воочию лицезреть ее красоту; как только взгляд Портена упал на ее потрясающую фигуру, мужчине стало трудно сдерживать желание прижаться к этой женщине. Портен полностью потерял интерес к Ли Жуо’Эр, ведь было очевидно, что ее волнует лишь Ван Дун. Учитывая политическое влияние наследника Воина Клинка, мужчина решил, что доставать его девушку сейчас будет неразумно. По этой причине Портен быстро переключил внимание на Хайди.

Когда принцесса наконец добралась до главной базы сопротивления, Ли Шиминь горячо поприветствовал ее от лица всех землян. С момента прибытия Ван Дуна Ли Шиминь быстро вжился в свою новую роль.

Он знал, что так будет лучше для него и его семьи. Хотя Ли Шиминь больше и не мог бороться с Ван Дуном за власть, он собирался найти возможность для того, чтобы восстановить влияние своего Дома.

Помощь Ван Дуну не была глупым ходом со стороны Дома Ли. Мало того, что Ли Жуо’Эр многими считалась его женщиной, он также являлся наследником Воина Клинка, что еще сильнее связывало его с семьей Ли. Другими словами, помогая Ван Дуну, Ли Шиминь помогал своему Дому.

— Добро пожаловать, принцесса Хайди!

— Спасибо за прием. Я прибыла на Землю, чтобы доставить сюда Индиго. — сказала принцесса.

Портен выступил вперед, встав в ряд с Ли Шиминем. Мало того, что он был на голову меньше ростом, так у него еще и была немного сгорбленная спина.

— Дорогая принцесса, я бы хотел сводить вас в путешествие по Земле, дабы показать Вам нашу культуру и кухню… — Портен внезапно остановился, когда Индиго громко фыркнул в его сторону. Никогда в своей жизни мужчина не видел такого ужасающего существа: его глаза были словно лед, а зубы остры, как ножи. Портен задержал дыхание и сделал шаг назад.

— Прошу прощения, мистер Портен, и спасибо за предложение. У меня очень плотный график. Боюсь, что нам придется подождать следующего раза.

— Принцесса, снаружи Вас уже ждет транспорт. — В этом нет нужды. Индиго отведет меня. — сказав это, Хайди запрыгнула на монстра, поднявшегося с земли. За один прыжок зверь преодолел несколько сотен метров, и спустя мгновение Хайди и Индиго испарились за горизонтом.

— Черт, почему все девчонки ведут себя так, словно Ван Дун — единственный в мире мужчина. — пожаловался Портен.

Ли Шиминь похлопал товарища по плечу:

— В море еще много рыбы. А сейчас у нас есть дела поважнее романтических отношений.

— Хаха, это точно. Я надеюсь, что Ван Дун и Патрокл укокошат друг друга в предстоящей битве! — с обидой отозвался собеседник. Если подобное и впрямь случится, это станет отличной возможностью для многих оппортунистов. Ле Кэнь и Ли Шиминь станут теми, кто больше всего выиграет в такой ситуации.

Молодой глава Дома Ли был не особо впечатлен эгоизмом Портена. Мужчина не мог правильно оценивать ситуацию, и Ли Шиминь боялся, что без должного руководства Портен потеряет себя в своем высокомерии. Ван Дун явно не стерпит действий, способных подорвать всеобщее единство, и молодой глава Дома Ли был готов поспорить, что его товарищу это тоже было известно.

Портен был совсем не идиотом, но иногда ему недоставало понимания законов жизни. Даже по пути домой его разум был занят лишь образом Хайди. В отличие от нее шесть лет назад, носившей невинный взгляд на своем лице, сейчас принцесса стала обладательницей непреодолимого зрелого женского шарма, словно сочный персик в августе, ждущий, пока его кто-нибудь не сорвет.

Ван Дуну было велено дожидаться Хайди в гостиной, в то время пока девушки будут приветствовать ее в вестибюле. Парень понимал, что его отказ ни к чему хорошему не приведет, и решил повиноваться.

Как только появилась информация, что Хайди выдвинулась в их направлении, Ма Сяору, Чжоу Сиси и Ли Жуо’Эр сразу же оделись в свои лучшие наряды и сделали друг другу макияж. Чжоу Сиси и Ма Сяору не хотели вмешиваться во встречу Ван Дуна и Хайди, но третья девушка настояла, что они должны первыми ‘поприветствовать’ принцессу.

Сказав, что они нисколько не беспокоятся по поводу Хайди, Ма Сяору и Чжоу Сиси явно бы солгали. Кроме того, за последние шесть лет принцесса провела с Ван Дуном больше времени, чем они все трое вместе взятые.

— Ты уверена, что это хорошая идея? — спросила Чжоу Сиси.

— Побольше уверенности! Ван Дун ПРИНАДЛЕЖИТ нам, забыла? Мы должны донести это сообщение. — горячо заявила Ли Жуо’Эр.

— Она наш гость. Мы не можем ее так терроризировать.

— Аргх! Вы обе такие бесполезные! Ладно, ладно, давайте просто дадим ей нас затмить и забрать Ван Дуна. — сказала Ли Жуо’Эр со смесью издевки и недовольства в голосе.

Внезапно, во дворе промелькнула синяя тень. Вот и она. Прибыла с грациозностью богини. На лице Хайди появилась сдержанная улыбка:

— Приветствую, сестры.

Ли Жуо’Эр была немедленно очарована скромными манерами принцессы. Когда она вспомнила, с какой целью сюда пришла, ее сердце наполнил стыд. Ма Сяору ответила с не меньшими изяществом и смирением:

— Рады встрече. Какая же ты красавица! Неудивительно, что Ван Дун так часто о тебе упоминает.

После этих слов на лице Хайди появился румянец. Хотя они были не так уж и близко знакомы с Ван Дуном, чувства девушки, скрытые под маской обязательств, диким пламенем горели в ее груди. Перед отправлением на Землю, ее мать, королева, вновь напомнила Хайди о ее обязанности: во что бы то ни было добиться брака с наследником Воина Клинка. Принцесса понимала, что для выполнения этого задания ей нужно прежде всего заручиться одобрением Ма Сяору.