Том 17. Глава 2. Мех стихии ветра

Что касается Ван Чжэна, для него вряд ли можно было сделать что-то еще. Теперь он должен надеяться только на себя. Но этот землянин был отличным противником и отличным союзником. Потому на Луне надеялись, что, в конце концов, он вернется живым и здоровым.

* * *

А тем временем главный противник Кертиса, Лиер, был неожиданно отозван домой кланом Кронос.

Вначале Лиер хотел не подчиниться. Сейчас его положение было сильно, как никогда, и он не хотел разрушать свой, с таким трудом созданный, имидж. Но приказ исходил от самого главы клана.

Когда Лиер увидел Драппа, его лицо было по-прежнему недовольным:

— Будет лучше, если это дело окажется действительно важным!

Драпп слегка улыбнулся:

— Господин и его уважаемый гость уже ждут вас.

Лиер кивнул. Он хорошо знал Драппа. Этот человек уже давно работал на их семью и многое в жизни повидал. Потому, тех, кого он мог назвать «уважаемым гостем», можно было пересчитать по пальцам.

Лиер отправился прямо в комнату для заседаний. По пути он обнаружил, что огромный семейный замок совершенно опустел. Что же это за высокопоставленная персона, из-за которой отослали всех слуг? Видимо, дело действительно было важное.

В комнате для заседаний находилось всего двое. Один – старший Кронос, а другой – некто, с головы до ног закутанный в белую мантию.

Лиер почтительно приветствовал главу рода. В присутствии постороннего нельзя было нарушать этикет.

Старший Кронос взглянул на человека в белом, но даже не подумал представить его Лиеру.

Человек в белом склонил голову, так, что видно было только его подбородок. Он оглядел Лиера с ног до головы, словно раздевал его взглядом.

Такое впечатление, что если бы это не происходило в их собственном доме, гость начал бы его ощупывать. Но он только оглядывал Лиера пронизывающим взглядом.

— Ну, как? – в голосе старшего Кроноса слышалось волнение и нервное напряжение.

Человек в белом слегка кивнул:

— Неплохо!

Сказав это, он подошел к Лиеру, вытянул руку и схватил его за запястье. Такого уж Лиер позволить не мог. Он хотел было дать отпор, но обнаружил, что его рука крепко схвачена, а на него самого навалилась какая-то огромная сила, придавив его так, что он едва мог дышать.

Незнакомец включил свой скайлинк и начал передавать какую-то информацию Лиеру.

Во время всех этих действий старый Кронос стоял неподвижно, крепко сжав кулаки.

Когда тяжесть отпустила Лиера, и он отдышался, белого человека уже не было.

— Дедушка, кто это был?

Старый Кронос слегка усмехнулся:

— Это твой счастливый шанс. Не вздумай упустить его, Лиер! Такой шанс не каждому выпадает. Он может полностью изменить судьбу человека!

Властным жестом старший Кронос указал на его скайлинк.

Лиер не находил слов. Что за пафосное представление? Что это было, вообще?

* * *

Возвратившись в общежитие, Барри завалился на койку. Фактически здесь остались жить только он и Ван Чжэн. Все остальные обзавелись собственными жилищами в городе. Многие уже не планировали уезжать отсюда. Прожив много времени в определенном месте, замечаешь, что вся жизнь и все воспоминания накрепко связаны с этим местом и тебе уже незачем уезжать.

Ван Чжэн, сидя на своей кровати, поглядывал на Барри:

— Я же вижу, что ты просто помешан на проектировании мехов. Почему ты отказываешься от такой возможности?

Барри хорошо знал обстановку на Дэйдара-Титан, к тому же у него был настоящий талант. Но, когда ему представился шанс, он почему-то не пожелал им воспользоваться…

Барри невесело усмехнулся, и, глядя на искренне непонимающее лицо Ван Чжэна, безнадежно вздохнул:

— Раньше, когда я жил в Аквитании, я был довольно известен в определенных кругах. Все говорили, что у меня талант. Все свое время я посвящал изготовлению меха огненного типа, который должен был потрясти всех фанатов в Аквитании. Но я недооценил степень реакции G-материи с огнем… В результате однажды во время эксперимента произошел взрыв… Мой друг… На самом деле погибнуть должен был я…

Барри не мог продолжать и замолчал. В тот раз он получил серьезные ранения, а его лучший друг, помогавший ему во время испытаний в результате этого инцидента погиб. После тех событий Барри уже не решался вновь вернуться к конструированию. Куда бы он ни пошел, всюду ему чудилось осуждение во взглядах людей. Парень уже дошел почти до крайности, и, в конце концов, решил отправиться на эту дикую планету куда больше никто не хотел ехать.

Здесь Барри понемногу ожил, и даже начал в свободное время заниматься кое-какими исследованиями. Любовь к мехам была заложена у него в крови. Пока он был жив, он не мог не интересоваться этим.

Ван Чжэн похлопал Барри по плечу:

— Подумай вот о чем: возможно, твой друг тоже хотел бы этого. Ведь тебе был дан шанс остаться в живых не для того, чтобы ты раскисал. Ты забыл? Я ведь участник IG. Я много чего страшного пережил, такого, чего врагу не пожелаешь!

Барри вздрогнул от этой неожиданной мысли. Если бы Роб был до сих пор жив, разве он вел бы себя таким же образом, как он?

У них обоих была страсть к мехам. В этом заключался весь смысл их жизни. Теперь выживший должен взять на себя то, что не успел сделать погибший. Пора покончить с жалким существованием. Такая жизнь – все равно, что смерть.

— Ван Чжэн, я в деле! – Барри так резко вскочил, что треснулся головой об спинку кровати.

На голове тотчас надулась здоровенная шишка, а сам он заорал от боли.

— Потише! В деле ты или нет, решать будет Цзы Су. Если у тебя нет настоящего таланта, так ты нам и не нужен! – со смехом сказал Ван Чжэн.

— Ну, это само собой, конечно! – Барри ощупал шишку на голове, но на его губах невольно расцвела улыбка. — По правде говоря, я все свое свободное время использовал на разработку меха, специально заточенного под условия планеты Дэйдара-Титан. Я всегда считал, что на разных планетах нужно проектировать мехов, подчиняющихся господствующей стихии данной планеты. Вот, например, у нас, на Аквитании, господствует сила огня. Я говорю об огне не как о явлении физического мира, а как о своего рода энергии!

Барри боялся, что Ван Чжэн не поймет или будет смеяться над ним.

Но Ван Чжэн кивнул:

— Поэтому я и считаю, что ты сможешь нам помочь. Дэйдара и Аквитания очень похожи, но только принадлежат к разным стихиям.

Барри вдруг радостно хлопнул в ладоши:

— Верно, так и есть! Если мы сумеем создать такой проект, это станет выходом из нынешней застоявшейся ситуации!

* * *

На следующий день старательно вымытый, вычищенный и принарядившийся Барри подвергся самому строгому экзамену со стороны Е Цзы Су. Хотя она была моложе его по возрасту, но в области проектирования мехов она была настоящим корифеем.

Когда через два часа Е Цзы Су вышла из комнаты, Ван Чжэн с улыбкой спросил:

— Ну, как?

— Где ты нашел такой самородок? Он может принести большую пользу! Я уже говорила, я не до конца понимаю стихию ветра. Это может повредить проекту. Но он сможет это сделать! – ответила Е Цзы Су. — У него способность Х, которая позволяет ему проникать в суть вещей, но не очень сильная. Для военной сферы ее недостаточно, а для проектирования – в самый раз. Теперь я еще больше поверила в твою идею!

— Вот как? Ты, правда, поверила? Да разве теперь что-нибудь может помешать нам, великим конструкторам мехов! – засмеялся Ван Чжэн.

— Прекрати! Я как раз сделала первые официальные шаги – подписала договор аренды лаборатории! – ответила Е Цзы Су.

Одного Борея недостаточно. Вот если бы создать еще одного сенсационного меха, это дало бы огромный толчок развитию ОМГ.

— Ты арендовала лабораторию? Уже? – Ван Чжэн слегка растерялся.

Е Цзы Су метнула на него взгляд:

— А почему нет? Как только старший брат сказал слово, его сестричка сразу же принялась за дело. Как, по-твоему, мы бы работали без помещения, без инструментов, и без персонала?

— Да, конечно, ради этого ты и приехала! – сказан Ван Чжэн в полной уверенности, что так и должно быть.

При этих словах Е Цзы Су понимающе улыбнулась.

— Значит, сегодня и начнем. Этого парня я реквизирую. Так что, если возникнут какие-то проблемы, улаживать их будешь сам, понял?

— С этим не будет проблем! Я могу взять долгий отпуск, я ведь еще ни разу не отдыхал с самого приезда на Дэйдара-Титан. Да и в отряде сейчас все равно нечего делать! – взволнованно отозвался Барри.

Возможность работать в одной команде с самым красивым конструктором мехов Млечного Пути пробудила все его самые сокровенные мечты.