Том 18. Глава 6. Никакого сватовства

Мо Лин заморгала, собираясь что-то сказать, но Лин Лою, равнодушно бросив взгляд на Чжан Шаня, не дала ей этого сделать:

— Проходи внутрь.

Заодно взгляд девушки зацепил и Ван Чжэна. В её сознании за этими двумя уже закрепился ярлык «никчёмных парней».

Ван Чжэн понял, что попал под обстрел совершенно случайно: он-то тут причём?

Мо Лин неловко улыбнулась Чжан Шаню и обратилась к Ван Чжэну:

— Ван Чжэн, извини. Сегодня у меня есть дело к сестрице, я пообедаю с вами в следующий раз.

Ван Чжэн слегка улыбнулся:

— У нас тоже не очень много времени, так что ничего страшного. Ещё увидимся.

Внезапно Лин Лою замерла на полушаге.

Ван Чжэн?

Лин Лою взглянула на него. Он и есть Ван Чжэн? Тот самый вознесенный до небес дедушкой Ван Чжэн?

Чжан Шань окончательно вошел в режим пикапера и быстренько спросил у Мо Лин номер её скайлинка, а затем развернулся к Лин Лою:

— А как зовут тебя? Я – Чжан Шань из класса жёлтый-7. Обменяемся номерами?

Когда остальные учащиеся, которые в это время ели в столовой, услышали, что Чжан Шань подкатывает к Лин Лою, желая получить номер её скайлинка, все сразу заулыбались. Снова какой-то сказочный придурок, который не боится смерти.

Лин Лою – внучка профессора Гайэра, студентка ранга чёрный-1, обладательница суперсильной способности; к тому же ей, как ни крути, передался по наследству высокий IQ – с этим никто не мог поспорить. Если бы все её поклонники выстроились в очередь, эта очередь бы протянулась от Подземного Ролан Гарроса до самой поверхности планеты. Единственный её недостаток заключался в том, что она также унаследовала и чересчур прямой характер своего деда. Профессор Гайэр являлся одним из членов правления Высшей Академии и был видной фигурой, обладающей здесь реальной властью, потому никто не желал спровоцировать его гнев на себя, а о его характере знали уже все.

Номер её скайлинка даже среди её одноклассников знало всего несколько человек. В прошлый раз, когда Ху Ба из её же класса спросил номер ее скайлинка, она применила силу.

Сказ о дальнейшем весьма печален, и никто из свидетелей больше не поднимал эту тему.

Но, так или иначе, многие уже заметили, что Ху Ба больше не подходит к Лин Лою на расстояние ближе пятидесяти метров.

Теперь все уставились на Чжан Шаня, гадая, в каком настроении сегодня прекрасная Лин Лою. Поколотит его словами или физически? Исход для парня при первом варианте будет не таким болезненным, как-никак, лучше опозориться, чем быть избитым.

В столовой стало так тихо, что можно было услышать даже звук упавшей иголки. Затем все услышали, как Лин Лою холодно ответила:

— Лин Лою. Запиши мой номер и дай мне номер своего друга, я вскоре с вами свяжусь.

Дзынь! Бам! Разнеслось по залу.

Это кто-то уронил столовые приборы, и чья-то посуда упала на пол, разбившись вдребезги.

Не ошибка ли это? Дать номер Чжан Шаню – ещё ладно, возможно, это ради сохранения репутации Мо Лин. Но зачем вместе с этим спрашивать номер Ван Чжэна?!

Мо Лин тоже изумленно заморгала, не вполне понимая суть происходящего. После того, как они зашли в отдельную комнату, она сразу же спросила:

— Сестрица, ты не боишься, что они разболтают всем, что получили твой номер скайлинка?

Лин Лою рассмеялась, показав милые клыки, и несколько самодовольно ответила:

— Наоборот. Я боюсь, что они этого не сделают.

По правде говоря, ежедневно выслушивая в своём доме, что Ван Чжэн – такой, Ван Чжэн – сякой, Ван Чжэн – настоящий гений, и так далее, Лин Лою хотела уже оторвать себе уши. Вдобавок после того, как дедушка узнал, что в ближайшее время Ван Чжэн прибудет в Подземный Ролан Гаррос, его глаза хитро прищуривались каждый раз при взгляде на неё.

Как она не могла понять, на что он рассчитывает?!

Вот ещё! Лин Лою выходила из себя каждый раз, вспоминая об этом – в конце-то концов, разве не она его любимая внучка?!

Ей не хотелось признавать этого, но она поняла, что ревнует.

Однако с её положением в обществе было бы сложно и неуместно идти искать Ван Чжэна по своей инициативе. Как-никак, она – студентка старших курсов. В Высшей Академии только совсем уж смирившиеся с неудачами малые могут искать младшекурсников, чтобы повыпендриваться. Умелые и удачливые стремятся вверх и бросают вызов только тем, кто сильнее.

Сегодня они случайно встретились и, конечно, упустить такой шанс она не могла. Первой её задачей было получить его номер, а дальше можно будет ориентироваться по ситуации.

Мо Лин часто заморгала, сообразив, что больше задавать вопросов не стоит, лучше поднять свою тему:

— Сестрица, в мире мудрецов есть одно задание, и мне нужна твоя помощь…

В мире мудрецов Мо Лин уже давно достигла этажа последователей, но по-прежнему владела лишь Техникой Клинка 16 Узлов. Так получилось не оттого, что ей не было из чего выбирать, а как раз наоборот – у неё на примете было кое-что получше.

Техника Ледяного Мудреца. В мире мудрецов Техника Ледяного Мудреца была особой техникой, полная версия которой включала в себя использование 32 узлов. Однако условие для получения техники также было весьма специфическим: цельная техника была разделена на 6 фрагментов.

Но неужели целеустремленный человек побоится приложить усилие? На руках у Мо Лин уже имелось 5 фрагментов Техники Ледяного Мудреца, не хватало только последнего – и можно будет их всех объединить в одно целое.

— У тебя есть сведения о последнем фрагменте?

— Да, он оказался на руках у одного человека…

— У кого?

— У тебя с этим парнем есть свои счеты. Уголь, — Мо Лин опять заморгала. — У меня смешанные чувства по отношению к этому парню. Вероятно, он не из тех, с кем будет легко договориться.

Выражение глаз Лин Лою переменилось. Проигрыш Углю заставил её немного погрустить, однако она не думала о мире мудрецов слишком много. Значительная часть людей в Высшей Академии считала мир мудрецов местом, где можно позабавиться, и только.

— Мо Лин, я знаю, что сейчас все уделяют миру мудрецов повышенное внимание, но, что касается меня, я считаю, что это по большей части справочный материал. Мир мудрецов – это совместный проект Высшей Академии и какой-то влиятельной независимой силы. По моим ощущениям, больше похоже на то, что всех там держат за материал для экспериментов. Конечно, есть и некоторый эффект от тренировок, но… — сказала Лин Лою.

Мо Лин согласно кивнула. Действительно, всё в этой игре отдавало немного провокацией, поскольку некоторые испытания и правда были очень сложными. Суть в том, что эти сложности не говорят тебе «твоя стратегия неверна», а служат лишь для того, чтобы проверить твою индивидуальную мощь и оценить другие составные факторы. Эту игрушку нельзя не принимать всерьез, однако нельзя относиться к ней и слишком серьезно.

— Слышала, этот Ван Чжэн попал в желтый-7? — спросила Лин Лою, и выражение лица Мо Лин тут же изменилось.

Она, не то улыбаясь, не то нет, смотрела на Лин Лою.

— Сестрица, неужели ты…

— Совсем с ума сошла, ты что несешь?! — догадавшись, о чём хочет спросить подруга, разразилась гневом Лин Лою.

Но всё-таки, знаменитая феминистка из чёрных классов, которая намеренно притесняет мужской пол и всё такое, вдруг начинает интересоваться каким-то младшекурсником. Как Мо Лин могла не удивиться?

Усмотрев недоумение на лице подруги, Лин Лою бессильно вздохнула:

— Об этом я расскажу только тебе. Если это выйдет наружу – ты труп, имей в виду.

Дружба между ними была завещана предками: они с детства росли вместе, являясь детьми семей, которые одними из первых поселились на Ролан Гарросе. В этом месте сосредоточились выдающиеся личности всего человечества, и именно благодаря этому здесь были перемешены сотни культур. Сам по себе Ролан Гаррос существовал во благо всех людей, и потому никто здесь не считал эту планету какой-либо страной.

Только Мо Лин услышала, что они будут сплетничать, как у неё засверкали глаза:

— Лин Лою, мы же близкие подруги с самого детства. Ты считаешь, что я могу тебя выдать?

— Ладно! Не знаю, что нашло на моего дедушку, но он явно хочет меня сосватать, — беспомощно произнесла Лин Лою.

— Сосватать?! — Мо Лин чуть ли не подпрыгнула, и Лин Лою поспешила зажать ей рот.

— Ты с ума сошла, хочешь, чтобы все узнали?!

Лин Лою – в 1-ом черном классе, не говоря уже о её силе, она являлась внучкой Гайэра! В Высшей Академии Х уважение к преподавателям было на первом месте, поэтому условия жизни этой «маленькой принцессы» здесь были весьма комфортными, по большей части её старались как минимум обходить стороной. Но если пойдут такие слухи…

Мо Лин изо всех сил не давала себе рассмеяться, но оттого, что она сдерживалась, её щеки раскраснелись, и вскоре ей стало трудно дышать.

— Хочешь смеяться – смейся, — бессильно сказала Лин Лою.

Наконец Мо Лин взорвалась хохотом, схватившись за живот и чуть ли не упав на пол.

— Этот Ван Чжэн неплох. Я с самого начала спросила его, не хочет ли он стать старостой своего класса, но, к сожалению, ему это оказалось неинтересно, — успокоившись, произнесла Мо Лин. — Однако учитель Гайэр и в самом деле видит в нём потенциал – в первый же день дал ему право не ходить на его занятия, так расхвалив его при этом, что многие, говорят, теперь его недолюбливают за это.

Как доказать собственное превосходство в месте, где все равны?

Продемонстрировать, на что ТЫ способен, а другие – нет.

И, тем самым, получить привилегии.

Если Оливейдус – это Оливейдус, и этим всё сказано, то что за фрукт Ван Чжэн?

Никто не стал искать причину, по которой Гайэр дал Ван Чжэну это исключительное право не приходить на его занятия. В конце концов, это точно была не награда за боевые заслуги – из-за избиения других людей он мог бы только потерять в цене перед профессором математики, а всё остальное было уже не столь важно.

Лин Лою тихо помотала головой из стороны в сторону:

— Мой дедушка никогда бы не поступил подобным образом просто так. Этому Ван Чжэну на самом деле не нужно посещать его занятия. Скажу тебе по секрету: он самый молодой член клуба «Путешествие». Дедушка часто говорит: если бы этот парень ушёл в научные исследования, то, вероятно, смог бы стать ведущей фигурой в области физики.

Улыбка Мо Лин вдруг пропала с её лица:

— Ты хочешь сказать… Ему удалось вступить в эту организацию?

Клуб «Путешествие» не имел какого-либо официального статуса, но тем не менее он был куда официальнее, чем какой-либо официальный клуб. В этой организации объединились самые первоклассные деятели науки Коалиции Млечного Пути, включая как людей, так и представителей инопланетных наций. Каждый, кто хочет вступить в этот клуб, должен соответствовать определенному уровню. Считалось, что, если кто-то достиг этого до сорока лет, то он уже очень перспективный молодой ученый.

Лин Лою кивнула.

— Это… Невозможно! Это, должно быть, какая-то ошибка! — воскликнула Мо Лин.

Несмотря на то, что её семья не особо посвящала себя науке, из-за их добросердечных отношений с Лин Лою Мо Лин ясно представляла себе могущество этой организации. На самом деле, чем сильнее становилось это общество, тем меньше о нем было слышно.