Том 21. Глава 90. Своеобразный близкий контакт

Бучер нарочно затеял этот спор. Его не интересовала борьба между студентами за лидерство, он наблюдал за проявлением их личных качеств.

Характеры студентов проявлялись достаточно явно. Абиданцы отличались спокойствием и мощной силой, но они интересовались только собой и собственной выгодой, другие люди их совершенно не интересовали.

Аслан до сих пор считался мировым лидером, неудивительно, что асланцам свойственны безграничная самоуверенность и стремление командовать. Но уроженцы Абидана явно были с этим не согласны и не собирались подчиняться.

Ван Чжэн, хоть и землянин, но своим мастерством и харизмой завоевал несомненный авторитет. Это признавали как сторонники Ван Чжэна, так и его противники.

Лиер казался Бучеру очень странным типом. Сам Бучер был простым и добродушным человеком и редко сталкивался с такими, как Лиер. Рациональный, во всем подчиняющийся рассудку, а не чувствам, полностью контролирующий свои эмоции — нечасто встретишь подобных людей, особенно в таком молодом возрасте. Он должен войти в историю либо как герой, либо как величайший злодей.

Айна, принцесса Аслана, конечно же, великолепна. Она никогда не спорит, но всегда берет ситуацию под свой контроль. К тому же, она умеет использовать все преимущества слабого пола. С виду мягкая и нежная, но за этим скрывается сила, которой невозможно сопротивляться.

Бучер достаточно разбирался в международных делах и отлично понимал, какое огромное влияние оказывает принцесса на рост авторитета Аслана и завоевание симпатий к нему во всем мире. С тех пор, как она поступила в Высшую Академию Х, атмосфера здесь тоже начала меняться.

Но Бучер также знал, что главная проблема женщин в том, что они слишком подвержены эмоциям. И Айна не исключение.

Но как бы там ни было, Бучер преподавал в этой академии уже много лет, и никогда еще в ней не было такой бурной активности. Все эти молодые люди даже не представляют себе, насколько им в будущей жизни пригодится этот опыт.

Сегодня он, видимо, решил отложить в сторону учебники. Соответствующие материалы уже рассекретили, и можно было поговорить об известной на данный момент структуре Бездны и расположении загов.

«Как вы можете видеть на этом слайде, в настоящее время мы делим Бездну на три зоны. Под нашим полным контролем в основном находиться внешняя зона. Часть студентов Академии Х уже побывала там. В этой зоне встречаются, по большей части, заги первого обращения, но они, вовремя зачищаются. Вторая — это центральная зона. Там проходит так называемая линия фронта. В центральной зоне находятся места добычи полезных ископаемых и время от времени возникают стычки между нашими военными и загами. Но, опираясь на нашу военную базу, мы в состоянии сохранять стабильность в этой зоне и постепенно продвигаться вперед. Все эти годы мы старались сохранять умеренность и не проникали слишком далеко вглубь Бездны. Но то, что произошло с Ван Чжэном, раскрыло перед нами третью область, так называемые Недра Бездны».

На слайде было показано огромное пространство. Чем дальше вглубь, тем гуще становился красный цвет. При переходе за линию фронта начинали встречаться заги второго обращения, обладающие невероятной боевой силой.

Все взгляды обратились на Ван Чжэна. Как-никак, он единственный вернулся живым из этого дьявольского места.

Реальность убеждает сильнее, чем любые слова. Бучер показал несколько эпизодов военных столкновений в центральной зоне. Все тотчас же прикусили языки, даже те, кто только что был полон самоуверенности.

Об ужасающей силе загов Бездны многие и так знали, но тут их были целые полчища, к тому же второго обращения, попадались даже третьего! Это было действительно жутко.

Бучер не стал показывать слишком много таких эпизодов, только избранные.

«За все прошедшие годы войска Коалиции Млечного Пути заплатили немалую цену за то, чтобы прочно обосноваться в Бездне. Это делается не только для того, чтобы добывать там полезные ископаемые, но, и чтобы лучше узнать потенциального врага. И мы обнаружили некую закономерность. Чем дальше углубляться в область красного тумана, тем больше вероятность встретить загов более высокого уровня. И наоборот, чем меньше красного тумана, тем ниже уровень загов. По этой причине мы и смогли захватить плацдармы для освоения Бездны. Но за эти годы мы также выявили одну проблему. Бездна растет, и красный туман постепенно сгущается».

Бучер вывел на экран увеличенную схему. К этому моменту все уже перестали отпускать легкомысленные замечания.

«У кого есть вопросы, можете спрашивать!» — Бучер решил дать студентам немного времени переварить информацию.

После молчаливой паузы первой задала вопрос Айна: «Я хочу спросить, третья зона, Недра Бездны, находится в той же пространственной плоскости, что и первые две?»

«Хороший вопрос!» — Бучер хлопнул в ладоши и указал на Ван Чжэна: «Выйди, расскажи нам об этом!»

«Я хочу, чтобы Ван Чжэн ответил на этот вопрос не только потому, что он побывал в Недрах Бездны» — продолжил Бучер: «Может кто не знал, но он авторитет в области физики, в частности, пространственной физики. Таких специалистов можно по пальцам пересчитать!»

Речь Бучера моментально подняла Ван Чжэна на новую высоту в глазах сокурсников. Теперь все взглянули на него по-новому. Такая оценка из уст старшего преподавателя очень много значит.

Ван Чжэн достал скайлинк, включил на нём режим указки и навёл свой луч на экран.

«Не стоит ориентироваться в Бездне, с точки зрения двухмерного пространства*. Так называемая линия фронта в центральной зоне продолжает продвигаться вперед, и конца этой зоне так и не видно. Учитывая наличие Недр, по-видимому, стоит рассматривать эту модель, минимум как трёхмерное пространство. Нашей современной космической техники должно хватить, чтобы достигнуть их, если мы будем знать координаты. Недра можно отнести к нестабильному пространству. То есть, это пространство, которое подчиняется более свободным законам. Если говорить упрощенно, некоторые заги обладают способностями в этой сфере, но у них эти способности проявляются по-другому, чем у людей, обладающих соответствующей способностью Х».

ПП: Тут у меня был диссонанс, так что скину пояснение из вики:

[Для того, чтобы описать положение окружности на плоскости, достаточно трёх параметров: двух координат центра и радиуса, то есть: пространство окружностей на плоскости — трёхмерно; пространство точек на той же поверхности — двумерно; тем не менее сама окружность — пространство точек на окружности — одномерна: любая её точка может быть описана одним параметром.

В рамках ходовых моделей поверхности нашей планеты для определения положения города (город при этом рассматривается не как двумерный объект, а как точка) на поверхности Земли достаточно двух параметров, а именно: географической широты и географической долготы. Соответственно: пространство в таких моделях является двумерным (сокращённо — 2D, от англ. dimension), см. геопространство.

В рамках ходовых моделей нашей физической реальности для определения положения некоего объекта, к примеру — самолёта (самолёт при этом рассматривается не как трёхмерный объект, а как точка), требуется указать три координаты — дополнительно к широте и долготе нужно знать высоту, на которой он находится. Соответственно: пространство в таких моделях является трёхмерным (3D). К этим трём координатам может быть добавлена четвёртая (время) для описания не только текущего положения самолёта, но и момента времени. Если добавить в модель ориентацию (крен, тангаж, рыскание) самолёта, то добавятся ещё три координаты и соответствующее абстрактное пространство модели станет семимерным].

В этой области Ван Чжэн обладал потрясающими познаниями. Но он был здесь не один такой потрясающий, ведь это все же Высшая Академия Х!

«Ван Чжэн, ты хочешь сказать, что это пространство каким-то образом создается самими загами?» — встав с места, спросил какой-то студент.

«Да, я действительно так думаю» — ответил Ван Чжэн: «Более того, я считаю, что внешний уровень, центральная зона и Недра — это не всё. Заги, вероятно, владеют искусством создавать очень сложные многомерные архитектуры. Они используют другие методы познания пространства. И используя эти методы, они создали некую пещеру сквозь обычное пространство. По степени сложности создание такой пещеры почти равносильно созданию перехода в параллельное пространство. Но из-за ограничений, связанных с пространственными законами, им не хватает какого-то завершающего шага».

«Что ты почувствовал, когда был там?» — спросил все тот же студент.

Это был Рафаэль, четверокурсник, специализирующийся на пространственно-временных проблемах, одаренный молодой человек из республики Леосфинкс. Он обладал способностью пространственного анализа, не имеющей военного применения.

По его вопросам Ван Чжэн сразу понял, что встретил специалиста.

«Я очень отчетливо чувствовал искажение пространства и времени» — ответил Ван Чжэн.

Рафаэль глубоко задумался: «Ты говоришь, ты это чувствовал. Но у тебя ведь нет пространственной способности, насколько я помню?»

Ван Чжэн улыбнулся: «Действительно, нет. Но у меня есть способность анализировать с помощью духовной силы. Поэтому я полагаю, что там еще более высокий уровень пространственно-временной архитектуры. Человечество в настоящий момент не владеет технологиями создания сооружений такого масштаба. Даже если бы у нас было понимание, как это делается, для такого строительства все равно потребуется время и соответствующие условия. А заги, когда в следующий раз высадят десант в Млечном Пути, уж точно доведут дело до конца».

«У меня еще вопрос. Когда ты там находился, ты мог различать размеры?» — вопрос Рафаэля прозвучал странно, но у Ван Чжэна все равно появилось чувство полного взаимопонимания с этим парнем.

С другими людьми обсуждать такие вещи бесполезно, они все равно ничего не поймут.

«Мог, но не точно. У меня были ошибки в определении размеров» — ответил он.

Рафаэль с удивлением смотрел на Ван Чжэна: «То, что ты смог выбраться оттуда живым — настоящее чудо!»

«О каких заумных вещах вы говорите?!» — недовольно проворчал Глориус из империи Мрака: «Такое впечатление, что справиться с загами — это что-то из области фантастики, и нас всех моментально уничтожат. Говорите яснее!»

Рафаэль бросил на него презрительный взгляд: «Просто мы говорим научным языком, которого ты не понимаешь!»

Невоенные факультеты часто с пренебрежением относились к военным. Никто не обязан для них все разжевывать, тем более вещи, относящиеся к пониманию пространства.

Дальнейшее занятие превратилось в семинар, на котором Бучер и Ван Чжэн вдвоем в форме диалога раскрывали вопросы физики пространства и биологии. Все слушали, вытаращив глаза. Вот это да!

Это тот же самый Ван Чжэн или какой-то другой?

Надеть на него очки, и не отличишь от аспиранта невоенного факультета.

Кое-что было понятно слушателям, кое-что они совсем не понимали, а некоторые вещи вообще впервые слышали.

Но Бучеру нравилась такая форма занятий, потому что во время открытого общения могут возникнуть неожиданные идеи. Ван Чжэн тоже говорил свободно, без той скованности, которая бывала у него прежде.

Сначала Айна вслушивалась и размышляла, но в какой-то момент ей начало казаться, что с ней что-то не так. Она словно перестала слышать голос Ван Чжэна, а только смотрела на него, чувствуя при этом, как ее наполняет тепло и желание.

Бучер подал знак Ван Чжэну, что он может садиться, но, когда он сел на место, до него вдруг дотронулась чья-то теплая рука.

Ван Чжэн совершенно естественным движением взял эту руку, и его охватило то же самое чувство. Оба, Ван Чжэн и Айна, застыли в оцепенении.