Том 25. Глава 70. Божество Дэйдары!

После этого Ван Чжэн вдруг заметил, что золотой свет вливающийся в Костеголового начал преобразовываться в материю, которая становилась частью корпуса меха. Таким образом прошло всего несколько секунд, и уродливая скульптура стала выглядеть даже симпатично. Остатки полученной энергии от алтари ушли на формирование золотого знака молнии прямо на кабине пилота.

Когда сияние исчезло, Ван Чжэн уже стоял на ногах, и в это же мгновение он сам превратился в луч света, который буквально всосало внутрь.

Через секунду Ван Чжэн появился в кресле пилота.

Поле зрения в триста шестьдесят градусов, без мёртвых зон, управляемый духовной силой, сильнейший мех Костеголовый!

Тем временем на поле боя Лаладува полностью обездвижили. Спиральная электромагнитная пушка тоже была уже полностью готова к выстрелу.

Четырех суперсолдат оказалось более чем достаточно, чтобы справиться с лучшим воином среди великанов. Шанмэна же остановили бесчисленные звероподобные мехи. Они кусали и разрывали его плоть когтями, из-за чего кровь текла рекой, но он всё прорывал и прорывался, и даже не заметил, как ему оторвали руку. И лишь оказавшись совсем близко от Лаладува, капитан Стражей Титана заскрежетал зубами от досады. Осталось всего чуть-чуть, наверное, прежде он преодолел бы это расстояние обычным прыжком, но теперь и это для него было невозможно, ведь… Одну из его ног тоже оторвали.

Пшик…

В небе мелькнула маленькая вспышка. Это выпущенный с ярким пламенем из корабля специальный снаряд отправился к Лаладуву.

В этот момент уже вся Дэйдара наполнилась отчаянием. Неужели это конец их сопротивления?

В подземном командном бункере никто не мог произнести и слова. У них нет ничего, чем бы они могли ответить такому могуществу.

Е Цзы Су и её друзья оцепенели и стали бледными. В конце концов, несмотря на весь сой опыт, они до сих пор слишком молоды, чтобы оставаться равнодушным в таких ситуациях. Сначала Ван Чжэн, а теперь Лаладув… Только старый торговец никак не изменился в лице. Видимо его жизнь в любом случае приближается к концу, так что страх перед смертью и отчаяние давно покинули его сердце.

Но на самом деле это было не так…

Ван Чжэн, ты маленький дурень, выходи скорее, если ты еще не умер! Если не сделаешь этого сейчас, то будет уже слишком поздно!

Хаддис в космосе по привычке затянулся своей сигарой. Рядом с ним сегодня также лежала бутылка столетнего Латура. На самом деле это вино определённо не стало лучше за свои года, и возможно даже наоборот, но Хаддису хотелось отметить скорую победу чем-то особенным.

И кажется открыть её можно будет уже вот-вот!

Ян Фань и его бойцы знали, что главными действующими лицами в этой битве являются не они. Им, наконец, удалось расправиться с одним из Стражей Титана, эти великаны действительно становятся невероятно сильными, когда сходят с ума, однако всё это бесполезно. Никто не сможет спасти Титана, точно так же, как никто не смог спасти Ван Чжэна.

Боеголовку уже можно было заметить невооруженным глазом. Масдар также увеличил свою силу, чтобы Лаладув точно не сбежал в этот критический момент. Всё-таки им пришлось попотеть с этим великаном.

В то же время под ними все остальные солдаты Сириуса начали разбегаться в стороны. Они знали мощность ударной волны от приземления этого снаряда. Супервоины выживут благодаря своим супермехам, но обычные солдаты умрут мгновенно.

Что касается великанов, то они, наоборот, начали заполнять это освобождающиеся пространство, совершенно не боясь смерти.

Лаладув не сдавался. Он все еще боролся и всё ещё не верил, не мог поверить, никогда не поверит, даже если умрёт прямо сейчас!

Огненный шар становился всё ближе и благодаря своим способностям, Лаладув уже мог почувствовать, с какой силой этот снаряд разрезает воздух перед собой. Атака подобной мощи точно сокрушит его.

Тем не менее… Он не мог умереть! Нет! Это невозможно!

Масдар и его товарищи подсчитывали время до столкновения. Чтобы выжить им всё равно нужно будет разлететься в разные стороны и все свои силы пустить на защиту в самую последнюю секунду. Именно так они выживали во все предыдущие разы, хотя ударная волна и будет сильной, этого недостаточно, чтобы их уничтожить.

В этом и заключается их особенность. Они могут уничтожить любого суперсолдата с наименьшими затратами.

Люди в городах все смотрели на свои скайлинки. Хотя нет, многие уже не могли смотреть и просто закрыли глаза. Разумеется, никто из великанов так поступить не мог, это будет смерть храброго воина, так что они обязаны проявить ему уважение.

Смерть храброго воина?

Нет!

Кое-кто точно был не согласен с этим.

Всех на поле боя оглушил резкий свист и даже расслабленный Хаддис смог его услышать по обратной связи. Через секунду у него на экране появился золотистый мех, который казался немного большим, если сравнивать со всеми другими человеческими мехами. Он завис высоко над связанным Титаном и командой Масдара.

Это ещё что такое?!

Хотя какая разница, чем бы это не было, оно должно умереть!

Золотой мех раскрыл свои объятия, словно собираясь принять в них приближающуюся боеголовку.

Хаддис даже прикусил свою сигару из-за этого: что за идиот?!

В следующе мгновение пространство перед золотым мехом будто оказалось разрезано и на этом месте появилась чёрная брешь.

Буууух…

Боеголовка влетела внутрь, и разрушительная сила в форме колеблющегося зонтика вырвалась наружу, только… В сторону космоса.

Звук при этом тоже был довольно необычным.

Прошло больше 10 секунд и… Ничего не произошло???

Золотой мех хлопнул в ладоши, и пространство вернулось в норму.

Это не тот трюк, что можно легко повторить дважды. С таким оружием можно бороться, если у тебя есть пространственная способность!

Лаладув пристально уставился на золотой мех над головой и его сердце заколотилось, когда их глаза встретились.

В этот момент снизу послышался рёв остальных дэйдарианцев: — Адан вернулся!

Рев был хриплым, но громким, как весенний гром.

— Адан вернулся!

— Адан вернулся!

— Адан вернулся!

Глаза Ван Чжэна были наполнены гнева и желания мести: телепортация!

Масдар почувствовал опасность. Противник появился за его спиной и замахнулся для удара, однако он успел обернуться и выставить блок своим мечом. Тем не менее, Ван Чжэн не собирался сдерживаться.

Атомный Взрыв Мечом!

Вуух…

Масдар никогда и представить себе не мог, что умрет таким образом. Он оказался разрезан на две части.

Одной рукой Ван Чжэн поймал половинку от своей первой жертвы, а другой поднял свой золотой меч к небу.

— Корпус Саламандр, прислушайтесь к моему приказу: сражайтесь не на жизнь, а на смерть! Уничтожьте всех!

Глаза оцепеневших великанов тут же стали свирепыми, они отпустили головы и посмотрели на своих оппонентов.

С этого момента они стали воинами с бессмертной душой!

Аааа!

Истинная сила Саламандр прорвалась. Техника Слияния Ван Чжэна, казалось, полностью нашла отклик у великанов. Благодаря этому, каждый из них сформировал вокруг себя невероятно мощную ауру, которая также поддерживала ауры товарищей.

Лаладув также не забыл воспользоваться шансом и схватив зазевавшегося суперсолдата, проткнул его кабину насквозь своим кулаком.

Эти четверо так долго работали в команде, что совсем позабыли как действовать в одиночку.

Израненный Шанмэн улыбнулся, глядя на металлический коготь, приближающийся к его лицу. Теперь он мог умереть без сожалений. Адан не даст Титану умереть…

Вуух…

Ван Чжэн вихрем устремился вниз и взмахнув своим мечом, за раз избавился от четырех звероподобных мехов, окруживших Шанмэна. После этого он сразу же использовал свою силу, чтобы остановить кровотечение из его многочисленных ран.

В этот момент капитан Стражей Титана услышал только одно слово: — Живи!

Следом подоспели и другие великаны, которые бросились спасать Шанмэна. Убедившись, что его другу больше ничего не угрожает, Ван Чжэн снова поднялся в воздух.

Золотой мех стал источником силы армии Саламандр. Солдаты Сириуса почувствовали это очень отчетливо. Эти здоровяки в один миг превратились в ветеранов сражений, к тому же, бесстрашных и сумасшедших. Да, воины Сириуса тоже не боятся смерти, но тут они начали бояться этих «умалишённых» великанов, ведь они действительно отбросили последние свои разумные мысли и стали бросаться на них, как голодные хищники, увидевшие кусок мяса. Кажется, теперь жизнь для них вообще ничего стоит, главное убить кого-нибудь из противников, даже если получится лишь забрать его с собой. Иначе говоря, их безумный рев постепенно превратился в призыв к смерти.