Том 8: Глава 3. Часть 2.2

Канезука Араки – главный кузнец школы Канезука; и, в этот раз, они будут использовать его личную кузницу. Она оборудована печью и инструментами высшего качества.

В кузнице, куда они прибыли была лишь одна единственная печь. Она была не очень большой, и, скорее всего, построена с единственной целью – выковать Священную Катану.

Араки сказал своим ученикам не подходить ближе и дал знак Шину войти.

Остальных троих, он попросил подождать снаружи. Кузница – служит лишь одной цели – передаче кузнечных техник. Когда там куют оружие, лишь кузнецу и участвующим в создании оружия специалистам разрешено находиться внутри.

«Я буду ковать, пытаясь создать Священную катану. Когда я закончу, скажите, что вы думаете о выкованной катане.»

Сказав лишь это, Араки взялся за свой молот.

Шин молча за ним наблюдал, и осознал, что Араки практически не использует магическую силу, когда ковал своим молотом.

Как Шин и ожидал, источником магической силы, содержащейся в оружие, были лишь материал и некоторое количество магической силы, находящейся в окружающем воздухе, в тот момент, когда молот ударял по материалу.

Скорость, с которой слиток железа изменял форму тоже была намного медленнее, чем когда ковал Шин. Араки, судя по всему, использовал навыки, но они уступали по уровню навыкам Шина, который мог изменять форму слитка по своей воле.

Наблюдая, как этот человек ковал, Шин предположил, что кузнечные навыки Араки находились приблизительно на

VII уровне. Если бы он мог использовать те же техники, что и Шин, Араки с легкость смог бы создать оружие Мифического ранга.

Однако, Шин слышал, что лучшее творение Араки – оружие Легендарного ранга. Причина тому – способ, которым он ковал. Если уделять внимание исключительно развитию навыков ковки металла, характеристики создаваемого оружия не смогут превзойти этого предела.

Шин не знал, принадлежало ли выкованное Араки оружие Легендарного ранга к высшему или низшему классу, но выковать подобный меч не используя магию, как это делал Араки, было невозможно, по крайней мере в Эру Игры.

(Или он гений, или это результат того, что он посвятил всю свою жизнь кузнечному делу и оттачиванию его техник… возможно и то и другое.)

Некоторые используют выражение “вдохнуть жизнь в свое творение”, но, в случае Араки, скорее можно было сказать “вкладывать свою жизнь в свое творение”.

Его аура и энергия, которую он вкладывал в каждый взмах молота были настолько мощными, создавая впечатление, словно Араки понемногу отдает ему свою жизненную силу. Он идеально соответствовал выражению “работает как одержимый”.

После окончания всего процесса, осталось лишь отполировать клинок.

Араки оставил эту работу опытному полировщику.

После окончания полировки, родилась катана с прекрасным клинком.

Внешне, она выглядела совершенно обычно, но принадлежала к среднему классу Уникального ранга. Поскольку Араки смог выковать подобный клинок из несовершенных материалов, Шин смог понять, как Араки выковал оружие Легендарного ранга.

«… Мне нее удалось.»

Произнес Араки с поникшим выражением лица.

Он рассчитывал выковать клинок, не уступающий катане низшего класса Легендарного ранга, 『Черной Луне』. Учитывая это, он не только провалился, не достигнув вершины, а даже близко не подобрался к подножию горы. Выражение лица Араки оставалось поникшим не только из-за качества катаны.

«Что вы можете сказать теперь?»

«Меня заинтересовали несколько моментов. Я хотел для начала задать вам несколько вопросов, если возможно.»

«Пока вы не просите обучить вас моим секретным техникам, можете спрашивать, о чем пожелаете.»

«Тогда, я начну. Во-первых, почему вы не вливаете магическую силу в катану?»

«Что?»

Глаза Араки сузились до размера щелочек, когда он услышал вопрос Шина.

«Если кузнец вливает магическую силу в катану, ее прочность и острота становятся лучше. Насколько мне известно, никак по-другому нельзя выковать катану Легендарного ранга и выше.»

«Вы говорите, что недостаточно просто оттачивать навыки ковки металла?»

«Да. И так же недостаточно просто вливать магическую силу. Это сложно сформулировать словами. Но нужно сначала вливать магическую силу в молот, затем вливать ее в катану, когда молот по ней будет ударять. Это самый простой способ объяснить процесс. Говоря на чистоту, вы исключительно талантливый мастер, Сир Канезука, раз можете выковать катану Легендарного ранга не используя этого метода.»

Конечно же, не обладая определенным уровнем кузнечных навыков, нельзя выковать хорошее оружие, не зависимо от того, как вливать магическую силу.

Но, если учитывать лишь способность манипулировать магической силой, Пикси и Эльфы оказались бы более склонны к кузнечному делу.

«…это скорее всего техника, утерянная прежде, чем ее смогли передать. Я слышал, когда Хиномото еще охватывало пламя войны, тут было намного больше искусных кузнецов, чем сейчас. И оружие так же было намного более высокого качества, чем сейчас.»

Судя по всему, во время войны были утрачены множество техник.

Все же, кузнечные техники никогда не покидали своих школ. Если целая школа исчезала во время войны, их оттачиваемые из поколения в поколение техники исчезали вместе с ней.

«Не думал, что когда-нибудь узнаю об одной из утраченных секретных техник… клянусь честью имени Канезука, что никому о ней не расскажу.»

«Сир, я не имею никаких намерений скрывать эту технику; мне достаточно, чтобы вы просто не упоминали, что услышали это от меня. Эта техника существовала в прошлом, поэтому кто-нибудь, где-нибудь может восстановить ее в любое время, или даже она может быть все еще где-то жива.»

Вполне естественно, если кто-то вроде Канкуроу, раньше служивший Игроку, мог ее использовать по-прежнему. (п/п: в 4 томе Шин и так слил инфу друзьям Джирара, естественно ее и не только ее могут уже юзать)

Шин так же чувствовал, что серьезность намерений и целеустремленность Араки не уступали их. (п/п: полагаю, он про Рокутен)

«Мне будет сложно объяснить все подробнее словами, поэтому, думаю, будет быстрее, если вы просто понаблюдаете за мной. Могу я позаимствовать ваши инструменты?»

«… используйте все, что вам нужно.»

Больше практики, нежели теории, смотри и учись. Подобные техники нельзя объяснить словами и теорией.

Вот почему Шин решил показать свое искусство.

Он лишь нанес несколько ударов молотом, используя сталь “Тамахагане” (п/п: алмазная сталь), найденную им в кузнице. Прежде, Шин нагрел слиток в печи и начал бить по нему молотом постепенно придавая ему форму катаны, пока она не будет завершена.

Шин вливал свою магическую силу в молот, поэтому, после каждого удара, искры различных цветов разлетались от “Тамахагане”.

«…….»

Араки следил, не отрывая глаз, за движениями Шина, не упуская ни малейшего движения. Он испускал такую ауру, словно сам махал молотом вместе с Шином.

«… Я закончил. Теперь осталось лишь ее отполировать.»

Клинок был завершен неестественно быстро. Шин мог сделать его так, что полировать его вовсе бы не потребовалось, но это уже выходило за возможности просто способного кузнеца, поэтому, Шин не стал заходить так далеко.

Благодаря работе того же полировщика, который работал с выкованной Араки катаной ранее, катана Шина приобрела свой блеск. Она принадлежала к среднему классу Уникального ранга, как и только что выкованная Араки.

«Вы специально выковывали ее…?»

«Нет, это просто совпадение. Но так даже лучше. Я бы хотел, чтобы вы увидели разницу между ними, вы не возражаете, если выкованная вами катана станет непригодной для использования?»

«… я не против. Позвольте мне увидеть насколько она хороша.»

Шин взял выкованную им новую катану и держал ее неподвижно, направив лезвие вверх.

Шин попросил Араки отойти назад, затем, нанес рубящий удар выкованной Араки катаной по изготовленному им клинком.

«!?!»

Араки смотрел широко раскрыв глаза на результат.

Выкованная Араки катана, которую Шин крепко держал в руке, была разрублена посередине. Катана, которую Шин удерживал неподвижно, напротив, не получила ни малейшей засечки.

«Они принадлежат к одному рангу, и все же так отличаются…»

«Сир Канезука, вы достигли такого уровня, не используя в процессе магической силы. Уверен, вы можете ковать более совершенные катаны. Оружие, называемое “Магическими Мечами” называют так, поскольку их клинки обволакивает магическая сила.”

Сказав это, Шин передал Араки клинок, который он держал в руке до сих пор. Как и сказал Шин, его клинок окутывала тонким слоем магическая сила.

По правилам игры, оружие Уникального ранга в действительности нельзя назвать “Магическим Мечом” или “Магической Катаной”. Вероятно, поскольку ее выковал Шин, теперь, катана, в руках Араки обладала характеристиками достойными имени “Магической”.

«Истинная Магическая Катана, хух… и правда, обе, и выкованную мною однажды катану, и 『Черную Луну』, их клинки окутывает магическая сила. Но я чувствую, что-то иное от 『Черной Луны』, нежели от обычной магической катаны.”

«Думаю, все дело в материалах. В этот раз я использовал Тамахагане, поэтому только характеристики катаны, как оружия, увеличились. Но, я слышал, что различные материалы могут добавлять множество всевозможных свойств. Хотя и не знаю, что это точно значит.»

«Этого более. Чем достаточно. Молодой человек… нет, Сир Шин, я вам очень обязан. Если вам понадобиться моя помощь для чего-либо, просто скажите.»

«Прежде всего, как я и сказал ранее, я хочу, чтобы вы сохранили в тайне источник информации. Кроме этого, мне ничего не нужно в данный момент.»

Шина уже видели несколько учеников Канезуки, поэтому он понимал, что есть шанс, что они смогут догадаться, что он источник сведений.

Шин не думал, что Араки будет болтать, что получил сведения от него, но хотел убедиться наверняка.

«Вы можете передать эту технику любому, кого сочтете достойным, Сир Канезука. Все-таки я и сам узнал о ней не собственными силами.»

«Вы точно в этом уверены?»

«Даже если я буду ее скрывать, кто-нибудь может узнать о ней с помощью шпионажа, к тому же, эту технику повсеместно использовали в прошлом. Я лишь надеюсь, что катаны, созданные с ее помощью будут использоваться для защиты других.»

Катаны не более, чем инструменты. В зависимости от владельца, они могли стать клинками-защитниками или клинками для убийства.

Шин дал еще несколько советов Араки, который сказал, что собирается выковать другой клинок, и. затем, покинул особняк Семьи Канезука.

Шин вернулся с Карин и Тоширо. Араки позвал Канкуроу, и тот остался в особняке Семьи Канезука.

«… Ты его чему-то научил?»

«Я рассказал ему о кое-каких известных мне техниках. Думаю, процесс создания Священной катаны немного продвинется.»

Поинтересовался Тоширо о произошедшем в особняке семьи Канезука. Пока они возвращались в дом семьи Саегуса.

«Умм, однако, я слышал, что подобные техники держат в секрете.»

«Я не принадлежу к какой-то школе или традицияи, поэтому не имею никаких намерений хранить эти техники для личного пользования. Однако, я и не собираюсь учить им каждого встречного.»

Карин все еще немного краснела, когда разговаривала с Шином, но он пытался говорить с ней обычно, как и раньше.

«Я никогда не видел у Сира Канезуки такого выражения лица раньше. Должно быть это весьма впечатляющая техника.»

«… вот как? Честно говоря, не знаю. Я просто дал ему кое-какие советы. Но, затем, я увидел, как он начал ковать так интенсивно… я и сам, как кузнец, не могу выразить всего одним или двумя словами.»

Шин мог дать правдоподобное объяснение, но решил не делать этого.

Для серьезно оттачивающих свое искусство кузнечного дела, приобретённые в Мире Игры Шином техники выглядели как жульничество. Поэтому, и отчасти, сам Шин, уважал кузнеца Канезуку Араки, достигшего такого уровня навыков, будучи обычным человеком.

«Так или иначе, кто вы вообще такой?»

«Просто Авантюрист и занятой человек, и ничего больше.»

«Я, я думаю, он хороший человек…»

«Что… гххх…»

Из-за комплимента Карин, последовавшего за словами Шина, Тоширо стиснул зубы. Вероятно, он понял, что Карин выглядит совсем не так, как обычно.

«Тогда, могу ли я тоже кое-что спросить?»

«Хм… что?»

«Сир Тоширо, вы принадлежите к семье Яеджима, верно? Я слышал, что Яеджима – могущественный клан, правящий Западом Хиномото. В таком случае, почему вы находитесь рядом с Канккуроу, слугой семьи Куджо?»

Шин начал задаваться этим вопросом, услышав о двух силах, правящих Хиномото.

Шин, изучавший Японскую историю в школе, на секунду подумал, что Тоширо – заложник, но тот вел себя слишком свободно для заложника.

«Я один из учеников Сира Канкуроу. Он из числа людей, которые передают свои техники, не заботясь о социальном статусе ученика, и Лорд Тадахиса тоже дал свое согласие.»

Однако, если семья Яеджима сделает что-то, чтобы разжечь конфликт в Хиномото, жизнь Тоширо станет ценой этому.

«Я верю, что ни мой отец, ни брат, никогда не сделает ничего настолько глупого. Но, даже если это произойдет, я просто отдам свою жизнь.»

Тоширо произносил каждое слово уверено, не отводя взгляда в сторону.

Если они что-то планировали провернуть, держать его в доме семьи Куджо, чтобы он начал буйствовать в нужный момент – остроумный план.

В случае реальной угрозы, кто-нибудь мог внезапно пойти на попятную при угрозе жизни дорогому ему человека. (п/п: вот тут не понятно про Тоширо речь, про его родню. Или про членов семьи Куджо)

Однако, Шин не думал, что Тоширо способен на нечто подобное. Это можно было сказать о всех, следовавших за Канкуроу.

В Хиномото, доверие некоторых людей к друг другу выходило за грань разумных рамок. Вот что чувствовал шин, смотря на Тоширо.

Когда Шин ушел, в кузницу, где уже больше не горела печь, разговаривали Араки и Канкуроу.

«Сир Шин рассказал о чем-либо, что окажется полезно, чтобы выковать Священную Катану?»

«Да, я могу сказать это тебе, поскольку, думаю, что тебе это уже известно… но он передал мне одну из утерянных в истории техник.»

Благодаря своему опыту персонажа поддержки, Канкуроу знал о существование подобных техник, даже без подробных объяснений Араки.

«С этой техникой я вероятно смогу подобраться ближе к способу создать Священную Катану, однако…»

«Возникли какие-то проблемы?»

Канкуроу заметил, что лицо Араки выглядело еще более горьким, чем обычно.

Ответ кузнец произнес обессиленным голосом.

«Я не смогу выковать Священную Катану. И не только я, а боюсь, ни один кузнец в Хиномото вообще.»

«И по какой причине ты так решил?»

«Возможно… нет, Сиру Шину точно известны техники, которыми мы не обладаем. И не просто одна или две… Сир Шин определенно может выковать клинок, не уступающий 『Black Moon』. Я слышал, что он Самурай, но я могу уверенно сказать, что он не из числа людей, кто “использует” оружие. Он “создает” его.»

Понял Араки, проведя свою жизнь изготавливая оружие.

В Эру Игры, фактически, Шин носил прозвище “Черный Кузнец”. Остальные члены Рокутен так же имели псевдонимы такие, как: “Красный Алхимик”, “Белый Повар”, и “Золотой Торговец”.

Причина тому – как и Шин, по натуре, они — “творцы (создатели)”.

«Даже среди Вернувшихся Предков лишь самые искусные способны на подобное. Он может думать, что лишь выковал нечто простое, но его техники так отточены, что я ясно понял, что никогда с ним не сравнюсь.»

«Вот как. В таком случае, мы не можем откладывать ритуал наследования и дальше.»

«Да. Даже не беря в расчет чудесное рождение Вернувшегося Предка, обладающего исключительными навыками в кузнечном деле. Я могу сделать вывод, что Священную Катану не смогут выковать в ближайшие 100 лет. Бессмысленно будет откладывать наследование и дальше.»

Дал свое заключение, полностью потерявший всякую надежду Араки, словно нечто, делавшее его одержимым, теперь его покинуло.

Затем, бессознательно, его рука схватилась за молот.

«Ох, даже придя к подобному выводу, ты снова продолжишь ковать мечи?»

Канкуроу говорил с Араки, словно с юным воином, зацикленном на своих суровых тренировках.

«Поскольку я смог мельком увидеть вершину, даже если мне известно, что никогда не смогу её достигнуть, я не смогу перестать пытаться на нее взобраться… вот что из себя представляют кузнецы. Хаха, только подумать, что брошу вызов вершине снова в таком возрасте… Я никогда этого не ожидал, вот уж точно.»

Араки разжег пламя в печи, со совершенно безмятежным выражением на лице.

«Ну, что ж, похоже мне нужно еще раз поблагодарить Шина.»

После этого, звук ударов молота по металлу эхом раздавался из кузницы еще какое-то время.