Глава 301. Заметки о подъеме по лестнице (часть 8)

«Все-таки, как изменилась сейчас ситуация…» — в темноте Фэн Буцзюэ разговаривал сам с собой. – «Сейчас мне бы следовало поддерживать свой образ стороннего наблюдателя…» — Он вздохнул. – «Эх… По-видимому, такой как я выделяется в любой компании, где бы не скрывался, сияю, как светлячок во тьме… Меланхоличный взгляд, брутальная щетина, тренированное тело, все с головой выдает меня».

Он развлекал сам себя болтовней. Из-за того, что вокруг была темнота (из-за ограничений зрения обострялся слух) и обширное пространство закрытого типа (звуки разносятся очень далеко), слова брата Цзюэ, до последнего звука, достигали ушей трех его товарищей.

«Какой бесстыжий человек… Я таких за всю жизнь не встречал». – Тихим голосом прокомментировал Осенний Ветер.

«В такой обстановке, он еще может так беззаботно болтать…» — сказал Мастер Планов. – «Это показывает, насколько он силен морально».

Лебедь добавил: «Его невозможно просчитать…» — он непроизвольно задрожал, поправил очки и сказал. – «Возможно, он тот противник, с которым я меньше всего хотел бы столкнуться…»

«Аналогично». – Отозвался Осенний Ветер. – «Трудно представить, что может случиться, если такой противник попадется в игре на истребление».

В этом три мудреца были единодушны, Мастер Планов сказал: «Если бы мы были не товарищами по команде, а противниками, в самом деле, ситуация была бы скверной… Вы обратили внимание? Не зависимо от того простые это действия или стратегия, выглядит так, будто брат Сумасшедший действует хаотично, но в действительности, за этим скрывается тонкий расчет… Если вспомнить, все, что он делал в той или иной мере сыграло свою роль. Естественно… За исключением его особенного чувства юмора».

«Интриган, придумывает коварные планы; Открытый стратег, опирается на свою силу». – Задумчиво говорил Лебедь. – «Первый становится на скользкую дорожку, когда ему недостаточно сил, и пытается компенсировать этот недостаток коварными планами. Даже если он достигает успеха – это лишь временный эффект, к тому же, весьма часто его могут подстерегать неудачи, что приводит к разочарованию и делает легкой мишенью; А последний действует в соответствии с ситуацией, не оставляет следов, король стратегии, ему невозможно помешать». – Он сделал паузу и продолжил. – «Само собой, что игроки находчивого типа, вроде нас, стремятся действовать, как последний вариант. Однако брат Сумасшедший…»

«Похоже, все дальше уходит на скользкую дорожку…» — добавил Осенний Ветер.

Лебедь сказал: «Человек, придумывающий коварный план может быть очень умным, открытый стратег может быть очень сильным, но если есть человек, который может гарантировать, что каждые его план будет успешным, то его можно считать гениальным стратегом».

«Ха… Если бы брат Сумасшедший оказался в мире Троецарстивия… Его ценные советы могли помогать генералам каждый раз одерживать победу, это бы доказало, насколько хорошо он справляется с работой советника». – Сказал Осенний Ветер.

Три человека тайком обсуждали брата Цзюэ, поскольку они кружком стояли на краю отверстия в полу и говорили шепотом, их голоса уходили вниз, а не разносились далеко вокруг. Потому этот диалог Фэн Буцзюэ не слышал. Если бы брат Цзюэ его услышал, то вероятно, воспринял бы, как похвалу и еще больше возгордился…

Примерно 10 минут спустя, Фэн Буцзюэ не спеша вернулся к товарищам по команде, вид у него был страдальческим.

«Судя по твоему виду, ничего не нашел». — Сказал Осенний Ветер.

«Ха-ха…» — рассмеялся Мастер Планов. – «На самом деле, то, что брат Сумасшедший вернулся без единой царапины, уже неплохой результат. По меньшей мере, это значит, что на этом этаже пока нет никакой опасности».

«Далее мы разделимся на две группы и все тщательно осмотрим, наверняка сможем найти какую-нибудь зацепку…» — Лебедь не успел закончить.

Фэн Буцзюэ прервал его: «В той стороне я нашел труп». – С этими словами он указал во тьму.

Эти слова, как холодная вода, пролились на головы товарищей по команде.

Атмосфера мгновенно заледенела, среди людей повисло молчание.

Фэн Буцзюэ продолжал: «Строго говоря, я нашел целое место преступления».

Три человека молчали, они ждали, пока он закончит, чтобы высказать свое мнение.

«Затем…» — Фэн Буцзюэ и в самом деле еще не закончил. – «А в том направлении…» — он указал в другую сторону. – «Я нашел трупы преступников».

«Преступников?» — повторил Осенний Ветер. – «Или преступника?»

«Все верно, согласно выводам, которые я сделал после первичного осмотра места преступления, было четыре убийцы, которые совершили преступление». – Сказал Фэн Буцзюэ.

«И эти преступники скончались неподалеку от места преступления?» — перебил его Лебедь.

«Нет, умерли только двое». – Сказал Фэн Буцзюэ. – «Еще двое сбежали на четвертый этаж».

«Что? Ты нашел проход на 4 этаж?» — спросил Мастер Планов.

«Да, там есть спиральная лестница». — Фэн Буцзюэ указал на третье направление. – «К счастью, два преступника оставили на лестнице хорошо заметные следы». – Он обернулся. – «Слепо следовать туда не стоит, потому я решил вернуться и обменять с вами информацией».

Когда он закончил говорить, товарищи по команде впали в глубокую задумчивость.

Примерно минуту спустя, Фэн Буцзюэ снова заговорил: «Ладно, сейчас у вас уже должно быть представление о первых шагах в такой ситуации, идемте со мной, я поочередно покажу вам места преступления».

В его словах «поочередно» было ключевым, остальные трое услышали это и сразу поняли. На самом деле, порядок, в котором Фэн Буцзюэ обнаружил три места действия, не обязательно такой, в каком он об этом рассказывал. Но после осмотра, он установил между ними определенную связь, потому рассказывал в таком порядке: первое место преступления, второе место преступления, лестница на четвертый этаж.

Три человека следом за Фэн Буцзюэ направились в какой-то угол на третьем этаже. Еще на половине пути, они все учуяли не слишком приятный запах, почти наверняка эта была вонь источаемая трупом.

Некоторое время спустя, в луче света фонарика, они увидели лежащий на плитке пола труп.

Покойник… Если можно так выразиться, был ведьмой.

Она была одета в одежду из грубой черной ткани, ее плащ был изодранным, грязным и вонючим. Ее лицо было невероятно уродливым, длинный орлиный нос, кончик носа и подбородок были загнутыми, кожа покрыта нарывами, источающими гной, и изборождена морщинами, такими же явными, как шрамы. Выпученные глаза были распахнуты.

Наверняка вам кажется, что характерной одежды и внешности недостаточно, чтобы называть ее ведьмой, в таком случае… Рядом с рукой трупа так же лежала остроконечная шляпа, метла и яблоко.

Шляпа была черной и широкополой. Метла – деревянной, такой же, как та, на которой летал мистер Поттер. А яблоко было алым, налитым и твердым, будто только что снятым с дерева.

«Как я и говорил, всего два ранения». – Сказал Фэн Буцзюэ и сел на корточки рядом с трупом. Оказавшись рядом с этим разлагающимся и воняющим телом, он не чувствовал никакого давления. – «К тому же, два этих места совершенно очевидны».

Он поднял руку с фонариком и направил луч на голову ведьмы. В свете можно было увидеть, что череп трупа раскроен, на пол вытекал мозг и кровь, мозг из черепной коробки весь исчез.

«Первое место – голова. Человек с острым оружием, ударил по линии роста волос и расколол черепушку». – Говорил Фэн Буцзюэ. – «Что касается того, куда делся мозг… Скоро вы поймете».

Наблюдая за тем, как равнодушно и привычно излагает Фэн Буцзюэ, три игрока испытали благоговение.

«Второе место – это грудь». — Фэн Буцзюэ переместил луч фонарика на торс ведьмы.

Эта колдунья была вспорота от груди до живота, ребра были откинуты в две стороны, внутренние органы — полностью обнажены.

«Сердце и желчный пузырь забрали». – Сказал Фэн Буцзюэ. – «На прочих органах повреждения разной степени, но, по крайней мере, они остались в теле».

«В таком случае… С чего ты взял… Что убийц было четверо?» — спросил Осенний Ветер.

«О, подсказка бросается в глаза». — Фэн Буцзюэ поднялся. – «Во-первых, несомненно, это ведьма». – Он говорил, одновременно подняв фонарик и осветив стену в двух метрах от трупа.

В этот момент, три игрока были поражены, потому что на стене была кровавая надпись.

Она была сделана на английском, к тому же, система давала перевод: [Нет места лучше дома].

«Во-вторых, эта подсказка». – Продолжал Фэн Буцзюэ.

«Эй… Неужели это…» — Мастер Планов уже понял, но другие два человека, похоже, еще были обескуражены.

«Верно, это реплика Дороти из финала ‘Волшебника Изумрудного Города’» — Фэн Буцзюэ осветил лучом фонарика ноги ведьмы. – «Глядите, на ней нет обуви, это так же можно считать уликой».

«Да, ты шутишь…» — в этот раз Осенний Ветер и Лебедь тоже осознали, о каких «четырех убийцах» говорит Фэн Буцзюэ.

«Да, эта загадка очень похожа на шутку». — Фэн Буцзюэ осветил труп и пояснил. – «Не иначе, как эти четверо обуздали ведьму, затем лев разорвал ее грудную клетку, из нее вынул «храбрость (так же означает желчный пузырь, прим. пер.)», Железный Дровосек забрал «сердце», затем топором разрубил ее череп, и Страшила вынул «мозг». Что касается Дороти, она забрала волшебную обувь ведьмы». – Он говорил легкомысленным тоном и снова указал на слова на стене. – «Человек, написавший на стене у места преступления, на девять частей перестаравшийся идиот, а на одну оставшуюся — гений». – Он сжал губы и покачал головой. – «Но эти слова на стене заставляют меня чувствовать, что что-то не так». – Он вопросительно посмотрел на товарищей. – «Как вы думаете?»

«Я думаю… Не слишком ли ты невозмутимый?» — сказал Осенний Ветер. – «Когда я сказал «да, ты шутишь», то имел в виду, что вся эта ситуации разрушает детские воспоминания!»

«О… Так ты в этом смысле». – Сказал Фэн Буцзюэ. – «К счастью, в детстве я с большим презрением относился к такой детской литературе, хоть и прочитал немало…»

«Деятели искусства, действительно, все с приветом…» — саркастично заметил Лебедь и тут же вернулся к теме. – «Что касается этой кровавой надписи… Я считаю, что есть два варианта». – Он сделал паузу и продолжил. – «Первый – убийца не имеет никакого отношения к четверке из Волшебника Изумрудного Города, а эту надпись оставил, чтобы запутать нас; Второй – предположим, что убийцы действительно Дороти и компания… Тогда эти слова, очень вероятно, подсказка системы, а не кем-то оставленная надпись».

«Хм… Почти то же подумал и я». — Фэн Буцзюэ кивнул головой. – «Ладно, пойдемте на второе место преступления». – Он фонариком осветил труп. – «О, кстати, сейчас уже не обязательно сохранять целостность места преступления, и мы можем забрать предметы, кто знает, может они пригодятся».

После этого, каждый из трех людей, кроме Фэн Буцзюэ, взял по предмету.

Лебедь в одной руке держал фонарик, потому он взял самый маленький предмет – яблоко; Осенний Ветер, по предложению брата Цзюэ, взял метлу (когда Осенний Ветер спросил о причине, Фэн Буцзюэ ответил — Осенний Ветер сметает опавшие листья); Мастер Планов взял широкополую шляпу ведьмы.

[Наименование: Яблоко]

[Тип: связанное со сценарием]

[Качество: обычное]

[Функция: неизвестна]

[Можно ли вывести из сценария: нет]

[Примечание: алое яблочко, кажется очень соблазнительным]

…………

[Наименование: Метла]

[Тип: связанное со сценарием]

[Качество: обычное]

[Функция: неизвестна]

[Можно ли вывести из сценария: нет]

[Примечание: похоже, кроме подметания обладает и другими функциями]

…………

[Наименование: Остроконечная шляпа]

[Тип: связанное со сценарием]

[Качество: обычное]

[Функция: неизвестна]

[Можно ли вывести из сценария: нет]

[Примечание: если тебя не смущает вонь внутри, то можешь надеть]

Характеристики этих трех предметов соответствовали стилю этого сценария… То есть, не давали ясных подсказок. Как должен использоваться каждый предмет, вы должны выяснить сами. В любом случае, все эти предметы нельзя вынести из сценария, это означает, что, почти наверняка, они имеют применение.

«Взгляните на эти кровавые следы…» — Фэн Буцзюэ вел товарищей на второе место преступления, и фонариком освещал следы на мраморной плитке. – «Самый четкий – это след льва, затем след железного дровосека». – Он указал пальцем. – «Довольно небольшие следы матерчатых тапочек – это Страшила, а оставшаяся дорожка небольших следов, естественно, Дороти».

Они шли вдоль стены и, за разговором, очень быстро оказались на втором месте преступления. Расстояние от места убийства ведьмы не превышало 100 метров.

«Что это опять за фигня…» — сказал Осенний Ветер.

В этот раз перед ними было два трупа, один – маленькая девочка, одетая в синее платье и рубашку, а другой – огромный лев.

Фэн Буцзюэ снова взял на себя роль комментатора, вышел вперед и увлеченно заговорил: «Дороти, должно быть, растерзал лев». – Луч фонарика он направил на голову трупа. – «От шеи оторван кусок, кости перекушены, а лицо изуродовано когтями».

Он повернул голову и указал на пару серебристых туфель валяющихся рядом с телом: «Эта пара, должно быть, обувь ведьмы. По-видимому, она не стала сразу после убийства колдуньи обувать их, а несла в руках».

«Постой-ка…» — сказал Мастер Планов. – «Насколько я помню… В «Волшебнике Изумрудного Города» у Ведьмы Востока была пара красных волшебных туфель?»

«Это распространенная ошибка». – Ответил Фэн Буцзюэ. – «На самом деле, в оригинале Лаймена Фрэнка Баума, туфли были серебристыми, но из-за того, что фильм «Волшебник Страны Оз» 1939 года стал каноническим, все последующие издания и экранизации оказались под его влиянием, и туфли ведьмы стали красными».

«Ты и это знаешь…» — Лебедь был поражен шириной кругозора Фэн Буцзюэ.

«Это элементарные знания». – Ответил Фэн Буцзюэ.

«Что еще за элементарные знания… Это разве не значит, что мы не знаем, кто такой автор Волшебника Изумрудного Города…» — без обиняков заявил Осенний Ветер.

«Ну, тут ничего не поделать, во всяком случае, для меня это элементарные познания». — Фэн Буцзюэ подошел к трупу льва. – «Теперь посмотрите на этого парня».

«Очевидно, он был зарублен топором». – Сказал Лебедь, глядя на труп животного. – «К тому же, судя по углу и глубине ран, а так же следам крови на земле, он перед смертью вел бой с обладателем топора».

Мастер Планов вступил в разговор: «Если судить по ранам… Без сомнения, лев убил Дороти, а Железный Дровосек убил льва».

«Должно быть, Железный Дровосек и Страшила вместе убили льва». – Дополнил Фэн Буцзюэ. – «Взгляните…» — он присел на корточки и двумя руками разжал пасть животного. – «Видите рисовую солому у него во рту?»

«Ладно-ладно… Не ссорьтесь по пустякам…» — посоветовал Осенний Ветер.

Фэн Буцзюэ закрыл пасть и вытер руки о гриву, он не обратил внимания на то, что при этом испачкал руки в крови, и поднялся: «Однако я думаю, что со своей силой Страшила не мог ничего поделать со львом и, если считать, что он принимал участие в атаке, то мог нанести лишь незначительный урон. Так что, по существу, льва убил именно Железный Дровосек».

«Здесь тоже есть надпись…» — когда Лебедь этот сказал, он уже освещал фонариком стену.

Здесь была аналогичная кровавая надпись.

«А, верно». – Отозвался Фэн Буцзюэ. – «Еще одна весьма направляющая подсказка».

[Когда вы посчитаете, что обрели желаемую вещь, на самом деле, уже потеряете намного больше]

За исключением брата Цзюэ, остальные трое смотрели на надпись довольно долго, и Мастер Планов заговорил первым: «Если отбросить философский подтекст этой фразы… Она должна намекать на следующее…» — он сделал небольшую паузу и продолжил. – «Лев получил «храбрость» и решил съесть Дороти. Обладающий «сердцем» Железный Дровосек и «мозговитый» Страшила, после того, как увидели эту сцену, убили льва».

«Внешне… Все действительно выглядит так». – Сказал Лебедь.

«О? Внешне?» — усомнился Мастер Планов.

Осенний Ветер тоже внес свои пять копеек: «Если тщательно все обдумать… То сомнительных моментов действительно много».

«Например?» — спросил Мастер Планов.

Ответил Лебедь: «Если до обретения храбрости лев не осмеливался нападать на людей, то, как объяснить смерть ведьмы?» — он поправил очки. – «И еще, раз уж Дороти забрала туфли у колдуньи, то почему не надела их и не перенеслась, ведь эти туфли обладают волшебной силой перемещения, не так ли?»

Фэн Буцзюэ снова заговорил: «Хм… Эти вопросы тоже пока опустим». – Он нагнулся и поднял пару волшебных серебристых туфель. – «Сначала пойдемте к лестнице на четвертый этаж, а там поговорим».