Глава 303. Заметки о подъеме по лестнице (часть 10)

На полу четвертого этажа была уже не мраморная плитка, а земля и трава.

В данный момент одна тощая старая лошадь, как раз, щипала травку неподалеку от отрубленной головы. Судя по подковам, седлу и поводьям, несомненно, именно она была транспортном того «рыцаря».

Фэн Буцзюэ подошел, нагнулся и схватил старую лошадь за голову, эта кляча никак не отреагировала, только продолжила опускать голову и щипать траву.

«Теперь подошла очередь Дон Кихота…» — сказал Осенний Ветер.

«Ага… Мужчина, достигший вершины двухмерного мира». – Сказал Фэн Буцзюэ. – «В прошлом не имевший достойных предшественников, в дальнейшем не нашедший достойных последователе».

«Поэтому… Он, как и в оригинале, боролся с ветряными мельницами, затем атаковал ее верхом на своем коне и, таким образом, пронзил пришедшего с третьего этажа Страшилу». — Мастер Планов попытался, исходя из представшей сцены, а так же логики сценария, сделать выводы. – «А затем, из ветряной мельницы выскочил Железный Дровосек и зарубил его».

Выражение глаз Лебедя несколько изменилось: «Железный Дровосек?» — с этими словами он огляделся по сторонам. – «Насколько я могу видеть, его нет на этом уровне». – Он снова повернул голову и сказал. – «К тому же, я не вижу пути, ведущего на пятый этаж, потолок полностью целый».

«Здесь есть надпись, но не знаю, можно ли ее считать сообщением». – Внезапно сказал Фэн Буцзюэ, сейчас он стоял в стороне от торчащего копья. – «Глядите, надпись на древке…»

Услышав это, товарищи по команде подошли посмотреть. Действительно, на древке копья выгравированы слова. Язык был похож на испанский, но в игровом меню отображался перевод: [С улыбкой на лице встречай злой рок, во сто крат храбрее сопротивляйся бедам].

«Хм…» — все впали в глубокую задумчивость.

«Вводит в заблуждение?…» — сказал Осенний Ветер. – «Кроме намека на оригинал, в отношении скрытого в этом сообщении некоторого философского смысла или связи с местом преступления, это крайне забавно, но не имеет никакого отношения к нашему квесту».

Лебедь нахмурил брови, в своих размышлениях он явно зашел в тупик: «Трудно сказать… Возможно позднее, еще появится подобное сообщение, у нас просто недостаточно информации, чтобы решить эту загадку».

«Хм, это верная мысль». – Добавил Мастер Планов. – «Если все эти сообщения сравнить с пазлом из множества кусочков, то пока у нас не будет собрана рамка или большая часть картинки, мы не сможем разгадать эту загадку».

«В таком случае, сейчас нужно поискать проход на пятый этаж». – Сказал Осенний Ветер и огляделся по сторонам. – «Единственные наши зацепки сейчас – это ветряная мельница, труп и старя кляча».

«Его зовут Росинанте». – Сказал Фэн Буцзюэ.

«Что?» — Осенний Ветер опешил, он не понял, на что намекает собеседник.

«Я сказал, что эту лошадь зовут Росинанте». – Объяснил Фэн Буцзюэ. – «Как? Ты читал Дон Кихота в другом переводе? Я думал, что они все звучат похоже…»

«Не-не-не…» — прервал его Осенний Ветер. – «Я вообще не читал эту книгу, только знаю общее содержание. Даже если бы я читал, то все равно не запомнил бы имя лошади».

«О… Так ты не читал». — Фэн Буцзюэ холодно фыркнул, сохраняя каменное выражение лица. – «Пф… Покончи с собой наевшись навоза».

«Эй! Людей, что не читали эту книгу очень много! Незачем желать мне смерти!» — заорал Осенний Ветер. – «Да, еще предлагать такой способ самоубийства!»

Лебедь сказал: «Э… Эта книга действительно неплоха».

«Неплоха?» — Фэн Буцзюэ перекинулся на миротворца. – «Ты оценил резкую, глубокую, жестокую, остроумную, патетическую балладу, как неплохую?» — Он не шутя поднял с земли отрубленную голову, поднял забрало и продемонстрировал обезображенное лицо. – «Ты осмелишься повторить эти слова в лицо этому забавному, трогательному, печальному, достойному уважения, незабвенному человеку?»

«Э… Я виноват». – Я и сам не знаю, откуда взялось это давление, заставившее Лебедя дать такой ответ.

«Внезапно признал свою вину!?» — изумился Осенний Ветер, он повернул голову и сказал Фэн Буцзюэ. – «Ты не автор, а просто фанат. Зачем проявлять такую принципиальность?»

«‘Дон Кихот’ одновременно сочетает в себе реальность и вымысел, трагичность и комичность, серьезность и юмор, пошлость и величие, безупречно объединяет в гармоничное целое. Сервантес своим произведением просвещал людей, трогал их души». —  Фэн Буцзюэ непрерывно болтал, будто читая лекцию с трибуны. – «После того, как я в детстве прочитал эту книгу, я решил, что если бы смог написать подобное критическое, по отношению к реальности, произведение, хотя бы на треть приближенное к его уровню, и оставил его после себя, то умер бы ни о чем не жалея. Сервантес – мой герой… Тебе, весь день проводящему в покеболе, этого не понять».

«Весь день проводящий где?… Это уже не смешно!» — у Осеннего Ветра иссяк словарный запас.

Мастер Планов закрыл лицо ладонью и покачал головой: «Мы можем вернуться к квесту? Это длится уже слишком долго, не перегибайте палку».

«Ладно». – Тут же отозвался Фэн Буцзюэ. – «Вернемся к основной теме…»

«Так долго все это выливал на меня, чтобы так просто отступить? Эй!» — Осенний Ветер был недоволен.

Фэн Буцзюэ проигнорировал его и продолжил: «Посмотрите туда…» — Он бережно опустил отрубленную голову, потом поднял руку и указал на «солнце».

«Как мы могли не обратить внимания… Солнце из папье-маше светит». – Сказал Мастер Планов.

«Если солнце из папье-маше может светить…» — Фэн Буцзюэ указал на другое. – «Нарисованные на стене зеленые горы, изумрудные воды и цветущие растения, возможно, тоже могут быть полезными?»

В народе говорят, что душевнобольные мыслят шире, если бы он не сказал, то оставшиеся мудрецы даже не подумали бы о таком.

Трех игроков будто осенило, они новым взглядом посмотрели на все вокруг. Все будто прозрели, одним махом их глазам предстали множество ключей.

«Хм… Если говорить с точки зрения удаленности нарисованного, тогда та корова, нарисована ближе всех». — Сказал Лебедь, указывая на стену.

Фэн Буцзюэ бросил взгляд в ту сторону и сразу пошел к этой стене. Когда он остановился рядом, то обнаружил короткий конец веревки, торчащий из стены. И эта веревка полностью соответствовала по цвету той, которой была привязана нарисованная корова.

Издалека такие мелочи были невидны, но сейчас, Фэн Буцзюэ лишь протянул руку и потянул за веревку, как легко вытянул нарисованную веревку и корову, вместе с ней, из двухмерного пространства «стены» на луг в трехмерное.

«Действительно получилось, кто бы мог подумать». – Пробормотал Осенний Ветер.

Заговорил Мастер Планов: «Значит ли это, что мы тоже можем войти в нарисованный мир на стене?»

«Нет». — Фэн Буцзюэ отвечал на вопрос Мастера Планов, одновременно прикасаясь к стене. – «По крайней мере, я не могу войти».

Лебедь и остальные подошли попробовать и тоже не смогли.

«Тогда… Что нам следует сделать с этой коровой…» — Лебедь потер подбородок. – «Это ведь нереально, заставить ее подкинуть нас рогами, чтобы мы подлетели, проломили потолок и попали на пятый этаж?»

«Ха… В мире «Тома и Джери» возможно сделать такое». – Рассмеялся Осенний Ветер.

«Эй… Господа!» — внезапно раздался детский голосок.

Четыре игрока обернулись и увидели, что сейчас на другой стене появилась маленькая черня точка, она постепенно увеличивалась, принимала форму человеческого силуэта, создавая визуальный эффект приближения издалека.

Через некоторое время этот силуэт без всяких проблем выбежал их стены и подбежал к игрокам.

Это был мальчишка с каштановыми волосами, на нем была старая, покрытая заплатками одежда, на голове маленькая шапочка. Когда он бежал, выглядел очень взволнованным, а когда остановился перед Фэн Буцзюэ и остальным, то запыхался и не мог вымолвить ни слова.

«Успокойся, малыш, говори медленно, мы никуда не уйдем». – Доброжелательно сказал Мастер Планов.

«Хух… Хух…» — два раза глубоко вздохнул, и сказал. – «Хух… Господа, прошу прощения… Я… Я умоляю вас, верните мне корову».

«Вернуть тебе?» — с сомнением переспросил Мастер Планов.

«Именно так…» — с некоторой обидой сказал мальчик. – «Я показал маме волшебные бобы, которые вы мне дали. Я считал, что она будет мною гордиться, но она очень разозлилась и выкинула волшебные бобы из дома и еще сказала, что очень во мне разочарована, сказала, что я идиот». – Он говорил сумбурно. – «Потом я быстро побежал обратно, к счастью, вы еще здесь! Господа, я могу поменять обратно волшебные бобы на Мики (кличка коровы)? Прошу вас». – Мальчик сделал жалобное выражение лица и протянул руку, в которой держал маленький мешочек с бобами.

«Позволь нам посоветоваться». – Внезапно сказал Фэн Буцзюэ и тут же сделал знак глазами товарищам по команде.

Четыре человека собрались вместе и принялись шептаться.

«Я понял… Этот мальчик – персонаж из ‘Джек и бобовый стебель’». – Сказал Осенний Ветер. – «Вытаскивание коровы активировало сюжет, нам нужно лишь обменяться с ним на бобы и мы сможем пробраться на пятый этаж».

«Естественно, этот вариант я уже рассмотрел». – Сказал Фэн Буцзюэ.

Лебедь спросил: «Тогда о чем так загадочно ты хотел с нами поговорить?»

Мастер Планов так же вопросительным взглядом посмотрел на брата Цзюэ.

«Я лишь хотел посоветоваться с вами…» — сказал Фэн Буцзюэ. – «Нужно ли убить этого чертенка и просто забрать бобы?»

«Ты сумасшедший…»

«Бесчеловечный…»

«Ты даже ребенка не хочешь отпускать…»

Услышав три этих фразы, Фэн Буцзюэ глубоко вздохнул, спустя секунду, по его лицу расплылась улыбка, он подошел к маленькому Джеку и ласковым голосом сказал: «Ха-ха-ха, конечно можно, маленькие бобы за…» — он протянул Джеку веревку от коровы и сказал. – «В следующий раз помни, что договор есть договор, и еще, не верь всем подряд, прежде чем что-то сделать, пошевели мозгами. Не обмани веру своей матушки в тебя, не посрами веру в тебя партии и государства, стань полезным человеком, внеси свой вклад в общество, в государство, в человеческий род… Ммм…&…%…&…»

Лебедь и Осенний Ветер закрыли брату Цзюэ рот.

Мастер Планов неловко сказал маленькому Джеку: «Не обращай внимания на слова этого дяди, быстрее беги домой». – С этими словами он взял бобы из рук Джека.

Джек изумленно заморгал, поблагодарил и, ведя за собой корову, ушел…