Глава 310. Вторжение в клетки мозга (часть 17)

Эта шторка висит на овальном стальном каркасе. На бледно-голубом фоне вверху ее украшают цветные узоры. На самом деле, обычно Фэн Буцзюэ не пользуется этим предметом, но благодаря силе своей памяти, а так же острой наблюдательности к деталям, он обнаружил эту странность.

«Цвет и форма узора не такие, как у меня дома…» — пробормотал Фэн Буцзюэ и раздвинул шторку, осматривая тщательнее.

Он смотрел долго, но так и не смог понять, что означает этот рисунок. Хоть он и нашел отличия рисунка, но если не поймет, что это значит, то все будет бесполезно.

«Неужели я смотрю не под тем углом?» — размышлял Фэн Буцзюэ, он не переставая двигал шторку и рассматривал ее с разных углов, но все безрезультатно.

«Стоп-стоп… Угол наблюдения!» — внезапно его озарило, и он осознал еще одну возможность.

Брат Цзюэ вынул из кармана фонарик, включил, потом подошел к двери и выключил свет в ванной.

«Когда я оказался в ванной, то свет уже был включен. Едва ли кто-то захотел бы сам выключать его». – Пробормотал Фэн Буцзюэ и переместил луч фонарика на штору. – «Потому… Я не мог этого увидеть».

В этот момент на бледно-голубой шторке узор приобрел очень явный зеленый цвет, в тот же момент, проявился белый узор.

С самого начала все было прямо перед глазами, просто он не «видел».

Эту информацию на шторке можно было увидеть только в особом свете. Когда ванная освещалась белым светом ламп, подсказка было невидна. А желтый луч фонарика смог высветить белые буквы на зеленом фоне.

«M… D… D… M… I… I… R…» — на шторке Фэн Буцзюэ обнаружил много букв. Изначально он полагал, что они собираются в какое-то простое слово или предложение, но немного поразмыслив, понял, что это не так, поскольку большая часть букв повторялась, а в их расположении не было никакой логики.

Проверив всю шторку, он потер подбородок и сказал: «Хм… В итоге A, D, I, K, M, O, R – 7 букв. Повторяются с разной частотой, кроме того, бессистемно, это…» — Он отошел на несколько шагов и издалека осмотрел штору. – «Неужели они относятся к осям координат XY? Или это трехмерный чертеж? Или… О!»

Он еще не договорил, как увидел ключ. Быстро вытащив блокнот и ручку, он довольно аккуратным почерком переписал буквы со шторы. Несколько минут спустя, он разгадал загадку.

«Изначально порядок составлен по правилам «совпало (об играх на комбинирование определённого кол-ва одинаковых предметов), прим. пер.»…» — для Фэн Буцзюэ эта головоломка была слишком простой, но это не повлияло на верность ответа.

Не прошло много времени, и он убрал все лишнее — зачеркнул на листе все «D, A, K», а оставшиеся несколько букв… Брат Цзюэ проигнорировал вертикальные позиции, поставил их в ряд по оси Х и записал через клеточку, в результате получилось слово – MIRROR.

«Столько хлопот, чтобы заставить меня посмотреться в зеркало…» — он снова подошел к раковине, положил фонарик на край и пристально посмотрел в зеркало.

Так он простоял больше минуты, но ничего не произошло.

Фэн Буцзюэ подумал: Ранее я уже смотрелся в зеркало, но не увидел никакой подсказки и не активировал никакой сюжет. Сейчас посмотрел после разгадывания загадки, но, по-прежнему, ничего…

«Эй? Неужели…» — похоже, его снова осенила идея, он взял блокнот и посмотрел на зачеркнутые буквы. – «Буквы, которые не потребовались D, A, K… Если добавить сюда самую часто встречающуюся R, неужели…»

Фэн Буцзюэ рассмеялся: «Ха… Вот оно что».

Он, не долго думая, протянул руку и выключил фонарик.

Если бы на его месте был кто-то другой, то перед этим, определенно, колебался бы. В конце концов, когда ты один в темном маленьком пространстве, а за дверью ‘поток лютой ненависти’, в такой ситуации, чтобы позволить тьме поглотить себя, определенно, нужна храбрость.

Однако Фэн Буцзюэ совершенно не испытывал давления, сказано выключить фонарик, значит он ловко его выключает.

Что такого в том, чтобы стоять в темноте ванной перед зеркалом и смотреть в него? Максимум, можно увидеть какое-то жуткое изображение в сочетании со звуком, заставляющим застыть в жилах кровь. Ну и что с того? Думаете так напугать кого-то до смерти?

«И что?…» — стоя перед зеркалом, бормотал Фэн Буцзюэ, хоть перед его глазами был лишь мрак, он все же стоял и смотрел.

5-6 секунд спустя, что-то произошло.

Поверхность зеркала вспыхнула тусклым голубым светом, и на ней появилось отражение человеческого лица.

Это лицо было точно таким же, как у Фэн Буцзюэ, но, очевидно, оно не было отражением, поскольку, когда брат Цзюэ увидел его, он несколько раз повернул голову и скорчил несколько физиономий, но лицо не повторило за ним.

Это лицо смотрело на Фэн Буцзюэ через стекло со странным выражением, то ли улыбаясь, то ли гримасничая. У обычного человека в такой ситуации, наверняка волосы бы встали дыбом, однако Фэн Буцзюэ лишь молча наблюдал и ждал следующие изменения.

Так прошло секунд 10, зеркальный «Фэн Буцзюэ» изобразил легкую улыбку и сказал: «Мое имя — Фэн Буцзюэ».

Его голос был точь-в-точь, как у брата Цзюэ…

«Я – погрязший в нелепостях, автор новелл-ужасов».

Перед каждой фразой он делал небольшую паузу.

«Я живу один в большой квартире».

«День за днем пишу невероятные истории».

«Я смотрю на отблески заходящего солнца, но будто вижу глубокие моря крови преисподней».

«Я стою у окна, прислушиваясь, и ясно слышу предсмертные вопли людей».

«Ты видел сточные канавы? Их цвет каждый день разный, иногда красный, как кровь, иногда зеленый, словно гной, иногда желтый, будто желчь… На самом деле, это река преисподней, разливающаяся ужасная радуга».

«Какофония шума с фабрик отдается в землю и разносится по городу».

«В воздухе носится скверный запах, похожий на блевотину какого-то огромного животного…»

«Я чувствую, будто живу вовсе не среди людей, а в преисподней».

«Я сошел с ума?»

Сказав все это, лицо снова замолчало и уставилось на Фэн Буцзюэ, будто ожидая ответа.

«Ха-ха-ха… Ха-ха-ха-ха…» — внезапно Фэн Буцзюэ рассмеялся перед зеркалом, затем поучительным тоном и следуя мелодии, запел. – «Визжи, стони, в аду бесконечной тьмы – хэй, нечисть, монстры, черти, желают отсечь головенку твою, стоит лишь тебе придти – спускайся, спускайся, человечек, быстрее падай вниз…»

Когда лицо в зеркале услышало эту песню, на нем появилось недоуменное выражение.

«Ну, как? Хочешь послушать еще?» — спросил Фэн Буцзюэ. – «Спускайся, спускайся, в ад бесконечной тьмы – хэй, гори, тони, хочется жить, но не выжить, хочется умереть – но никак, человечек, быстрее падай вниз… Падай на самое дно ада, слышишь, покойники начали петь, в озере крови, в море огня, в горах острых игл…»

«Достаточно». – Прервало его лицо в зеркале.

Фэн Буцзюэ холодно фыркнул, прекратил петь и невозмутимо сказал: «В 9 лет я прочитал «Колыбельную преисподней»[1]. В то время я был слишком мал и расстроился на целых три дня». – Он сделал паузу. – «Что касается этого отрывка, сохранившегося в памяти, я о нем и не подозревал, но все дело в ужасном впечатление оставшемся во мне. Образы, что ты использовал, всколыхнули мои чувства, это действительно неплохой план, к сожалению…» — он сокрушенно  покачал головой. – «Нынешний я, может лишь следуя за тобой вспомнить сцены и реплики из этой маньхуа, чувство страха, однако, уже дано потеряно для меня».

Услышав эти слова, лицо в зеркале начало изменяться и превратилось в мужчину европеоида, лысого, безусого, с длинными и прямыми бровями. А самое странное было в том, что его кожа была бледно-голубой, будто бы он очень долго находился в формалине…

«Ладно, тебе незачем объяснить». – Голос этого лица тоже изменился. – «Ты прошел второе испытание».

«Второе?» — спросил Фэн Буцзюэ. – «Буквы на шторке были первым?»

«Верно». – Ответил собеседник. – «Из испытания ‘мудрости’, ‘храбрости’, ‘гуманности’, ты уже…»

«Воу-воу-воу… Стой-стой-стой…» — Фэн Буцзюэ прерывал собеседника. – «Я еще не закончил спрашивать, ты ведь не сам все это устроил?» – Настойчиво сказа он. – «По меньшей мере, прежде ответь на один мой вопрос – могу я зажечь свет?»

Лицо в зеркале ответило: «Хм… Можешь».

Фэн Буцзюэ нащупал выключатель у двери, зажег свет, а потом снова вернулся к зеркалу и спросил: «Ладно, позволь спросить, кто ты? Сато?»

«А?» — вопрос поставил лицо в зеркале в тупик. – «Сато – это кто?»

«Инопланетянин Сато». — Фэн Буцзюэ говорил так, будто это самом собой разумеется. – «Командир Могучих Рейнджеров, лицо в стеклянной колонне». – Он все кратко объяснил, но собеседник, по-прежнему, недоумевал.

«Э… Я не знаю, о чем ты…» — просто ответило лицо.

«Ну и ладно». — Фэн Буцзюэ снова очень невежливо прервал его. – «Не видел и ладно, саундтрек в сериале сильно промывает мозги, услышишь один раз и потом очень сложно выкинуть ее из головы».

«Это… Я – ассистент «Хозяина», Волшебное Зеркало». – Волшебное Зеркало не знало, как понимать слова Фэн Буцзюэ и могло лишь попытаться сменить тему.

«О, так ты с самого начала являешься лицом в зеркале, а не зеркалом, как таковым». — Отозвался Фэн Буцзюэ.

«Если можно так выразиться…»

«Говори… Как связаны ты и Скрывающийся в Зеркале (одна из трех пальчиковых кукол Цзиньгуан)?»

«Кто такой Скрывающийся в Зеркале…»

«Ты можешь читать мою память, но не знаешь, кто такие Командир Могучих Рейнджеров и Скрывающийся в Зеркале?» — внезапно спросил Фэн Буцзюэ.

Изначально все выглядело так, будто он просто болтал всякий вздор, однако все это были проверки.

Волшебное Зеркало ответило: «Я вижу лишь очень ограниченный кусочек и не могу просматривать всю твою память».

«Хм… Ладно». — Фэн Буцзюэ получил желаемый ответ и был довольно уверен, он с улыбкой сказал. — «Сейчас ты можешь рассказать о третьем испытании».

[1] Для любопытствующих http://www.dm5.com/m97738/