Глава 314. Вторжение в клетки мозга (часть 21)

Фэн Буцзюэ и суккуб достигли «соглашения». В этот момент суккуб из монстра перешла в стан NPC и больше не стремилась атаковать.

Однако система не дала в отношении этого никаких указаний, дать ли суккубу уйти, всецело было выбором Фэн Буцзюэ.

«Хм…» — Фэн Буцзюэ несколько секунд внимательно рассматривал ключ и его описание.

[Наименование: Проклятый ключ]

[Тип: связанное со сценарием]

[Качество: обычное]

[Функция: обладателя будет преследовать злой рок (данный предмет нельзя выбросить, уничтожить или отдать)]

[Можно ли вывести из сценария: нет]

[Примечание: после открытия соответствующей двери, ключ исчезнет]

Когда Фэн Буцзюэ увидел, какой эффект оказывает эта штука, он вспомнил вторую найденную фразу: [Когда вы посчитаете, что обрели желаемую вещь, на самом деле, уже потеряете намного больше]

«Эх… Кажется я понимаю, почему ты была заперта в моей постели». – Прошептал Фэн Буцзюэ.

«Это судьба». – Отозвалась суккуб. – «Я прошла в твою комнату сквозь стену, на высоте метра, и оказалась на кровати, кто мог продумать… Что человек может нарисовать магический круг Соломона на простыне».

Судя по ее реакции, она не знала о характере этого «проклятого ключа».

Фэн Буцзюэ не показалось это странным, потому что он знал, почему так получилось… Точка зрения персонажа сценария и «путешественника из другого мира» отличалась.

В глазах суккуба это был просто ключ, если никто не расскажет ей, что эта вещь привлекает злой рок на голову своего хозяина, то, естественно, она об этом и не узнает.

А игрок через свое игровое меню может непосредственно увидеть характеристики предмета.

Естественно, с точки зрения игрока тоже могут возникнуть некоторые вопросы. Например, суккуб смогла отдать его, но Фэн Буцзюэ не мог выбросить или передать его…

«Можешь сказать, откуда у тебя этот ключ?» — спросил Фэн Буцзюэ.

«Хозяин велел мне занести его тебе». – Ответила суккуб.

«Ха?» — Фэн Буцзюэ с сомнением сказал. – «Он велел тебе занести его мне, тогда почему ты прямо не сказала, зачем пришла? А попав в ловушку, пыталась соблазнить и убить меня».

«Кто сказал, что я хотела убить тебя?» — суккуб похлопала по краю кровати с кокетливой улыбкой. – «Если я просила тебя подойти, значит, собиралась убить? Неужели я не могла хотеть сделать что-то другое? А после, вручила бы тебе ключ».

Услышав это, Фэн Буцзюэ снова припомнил фразу, которая подходила и сюда: [Когда вы посчитаете, что обрели желаемую вещь, на самом деле, уже потеряете намного больше].

Однако он ясно понимал, что в Триллер Парке не может быть эротического элемента, вероятно, суккуб сказал эту фразу потому, что ключ уже был у него, будто игрок изначально мог воспользоваться случаем, хотя на самом деле… Если бы он действительно подошел, то, определенно, был бы атакован или даже убит.

С таким Фэн Буцзюэ уже сталкивался в консольных играх, там очень любили перед финалом давать игроку выбор. Если ты выбираешь А, то игра подходит к мошенническому финалу, затем загружаешь сохраненную игру и выбираешь В, уже зная, чем обернется А, и получаешь еще более мошеннический финал.

Это все равно, как если бы какой-то человек протягивает тебе лепешку и дает выбор, съесть ее или нет. Если ты съедаешь, то травишься и умираешь. Если выбираешь не есть, тогда он съедает ее сам и с полным ртом говорит: «Так вкусно, как жаль, что ты уже не попробуешь».

У-у-у-у…

Очень удачно в кухне закипел чайник и засвистел.

Фэн Буцзюэ повернулся и собрался уходить.

«Эй! Ты еще не…» — попыталась окликнуть она.

«Выключу плиту и вернусь». — Фэн Буцзюэ знал, что хочет сказать собеседница, прервал ее и направился в кухню.

Спустя две минуты, он выключил плиту, захватил ножницы и вернулся в спальню.

Чтобы точно избежать ошибок, перед тем, как приблизиться к кровати, Фэн Буцзюэ вынул [Алмазный Колокольчик] и активировал его, в результате получил следующую информацию об NPC:

[Имя: Суккуб]

[Влияние NPC: клуб Умозаключений]

[Уровень: ???]

[Рост: 165 см]

[Вес: 42 кг]

[Можно ли вызвать на бой: да]

[Сопутствующий сюжет: проклятый ключ]

«Раз уж не сказано напрямую, что это монстр, значит, возможное сражение можно обойти. Судя по нашим нынешним отношениям, если я не буду нападать на нее, то проблем можно будет избежать…» — думал Фэн Буцзюэ.

«Чего копаешься?» — поторопила суккуб.

Беспокойство Фэн Буцзюэ усилилось, и он решил больше не затягивать: «Хм… Ничего». – Сказав так, он сделал два шага вперед, схватился за угол простыни и быстро ее разрезал до середины.

Живое существо, заключенное в магический круг Соломона, опираясь на свою силу, не сможет разрушить его. Не зависимо от того, какой хрупкий этот круг, даже если он сделан из опавшей листвы или кубиков, которые может разметать дуновение ветра, но заключенный внутри окажется полностью бессильным. Но если есть существо, не подвластное силе круга, например, человек, вошедший в область его действия, тогда заключенный может использовать кровь этого существа, чтобы обезвредить круг и сбежать.

После того, как Фэн Буцзюэ открыл дверь спальни, улыбка не сходила с его губ, он быстро освободил запертого противника, тем самым взяв инициативу на себя, и избежал активации боевой линии сюжета.

Чуть больше десяти секунд спустя, когда внешняя граница семиугольника была разрезана, Фэн Буцзюэ внезапно ощутил давление на свои плечи, это бы явный призрак того, что суккуб вернула свои силы.

В тот же момент крылья за спиной суккуба затрепетали и она взлетела: «Пф… Можно считать, что сегодня мне не повезло». – Недовольно сказала она, повернулась и сквозь стену покинула квартиру.

«Эх…» — Фэн Буцзюэ опустил голову и посмотрел на ключ в своих руках. – «С этого момента везти не будет мне». – Он опустил ключ в карман и покинул спальню.

Вернувшись на кухню, Фэн Буцзюэ убрал ножницы в выдвижной ящичек и задвинул их все, затем настороженным взглядом окинул комнату: «Этот «злой рок» должен быть серьезным…» — он пробежал глазами по стойке с ножами. – «Смерть может прийти в любой момент, как в «Пункте назначения»…» — при этих словах его взгляд переместился на пол. – «Даже пройдя этим обычным путем, я могу упасть на ровном месте и сломать два передних зуба…»

На самом деле, он просто слишком много думал. Если бы у проклятого ключа действительно был такой мгновенный и убийственный эффект, то суккуб уже давно обнаружила бы странность и попала бы в ловушку, еще даже не добравшись до спальни Фэн Буцзюэ.

…………

Пять минут спустя, Фэн Буцзюэ заварил себе растворимый кофе и вернулся в гостиную. Он поставил чашку на чайный столик, перевернул и поставил на место диван и с наслаждением сел.

Он хлебнул кофе, затем довольно протянул «а-а-а…», это походило на восклицание наркомана.

«Если я ничего не перепутал, то страницы с 599 по 602 должны быть…» — Фэн Буцзюэ поставил чашку, закинул ногу на ногу и принялся листать книгу. – «Ага! Действительно “Возвращение”».

Все верно, подсказка S.H. указывала на книгу Фэн Буцзюэ — «Полное собрание сочинений о Шерлоке Холмсе».

Болезненное пристрастие к чтению образовывалось не за один день.

Как говорится, долгий путь начинается с одного шага, для Фэн Буцзюэ эта книга стала отправной точкой на этом длинном пути.

Он с самого детства отличался от других детей. Хоть он тоже любил играть и читать маньхуа, но его врожденный талант и страсть к чтению, была намного сильнее, чем у людей того же возраста, и даже превосходила взрослых.

Это «Полное собрание сочинений о Шерлоке Холмсе» включало в себя все детективные рассказы о Шерлоке Холмсе, написанные Конан Дойлом, которое еще в детстве купил Фэн Буцзюэ, на свои карманные деньги. Его семья не была богатой, потому денег ему давали очень мало, и чтобы купить книгу, в которой более 1400 страниц, с очень мелким шрифтом, ему пришлось немало потрудиться.

Но Фэн Буцзюэ перечитывал эту книгу бесчисленное количество раз, к тому же, она осталась в прекрасном состоянии. Он никогда не ел, читая книгу, никогда не листал страницы грязными и жирными руками, не переламывал переплет и каждый раз запоминал, на какой странице закончил.

Хоть минуло уже больше десяти лет, но эта книга, по-прежнему, была на его полке, хоть бумага уже немного пожелтела, но слова, все еще были очень четкими, и нигде нельзя было найти и следа перегиба.

«Кто бы мог подумать, что я снова буду листать ее». – Пробормотал Фэн Буцзюэ, его вниманием быстро завладели слова перед глазами.

На страницах с 599 по 602 располагался отрывок рассказа «Пустой Дом», который был частью сборника «Возвращение».

С точки зрения такого опытного читателя, как Фэн Буцзюэ, со сборника «Возвращение», эта серия начала сдавать. Последовавшие за ним “Долина Ужаса”, “Его прощальный поклон”, “Архив”, логические выводы в которых уже не были такими острыми. Холмс, в этот период времени, мог сделать выводы, даже из движений вроде «лицо изменилось, изменилось выражение глаз, губы сжаты, руки сжаты в кулаки или расслаблены…», таким образом определяя причины и следствия преступления.

Этот феномен можно объяснить тем, что господин Конан Дойл к этому моменту потерял интерес к созданию подобных историй и продолжал лишь, чтобы угодить желаниям читателей. В этом и причина того, что Холмс после 1902 года уже не имел такого успеха.

Нынешний Фэн Буцзюэ, на самом деле, мог понять положение Конан Дойла. У многих авторов так, когда они с большим увлечением пишут свои произведения, те не имеют спроса, а когда писатель сделал себе имя и, попав в ловушку творчества, опускаются на дно, обязательно найдутся люди, готовые потратить немало денег, чтобы заставлять их писать.

«Этюд в багровых тонах», написанный в апреле 1986 года, когда Конан Дойл повсюду рассылал свою рукопись, но никто не хотел издавать ее, вплоть до рождества 1987 года, когда он был опубликован в рождественском ежегоднике.

Пять коротких лет спустя, он сам сознательно отказывался от публикации 12 коротких рассказов в «Приморском Альманахе» с гонораром в 1000 фунтов стерлингов.

Он уже давно не хотел писать, но на протяжении многих лет «находился в безвыходном положении», Конан Дойлу действительно было нелегко.

«О… Холмс рассказывает Ватсону о том, как спасся из Райхенбахского водопада…» — Фэн Буцзюэ просмотрел содержание 599 страницы и тут же вспомнил то, что написано на последующих трех, однако он все же продолжил читать.

« ‘Я с самого начала не падал’,  ‘Когда зловещая фигура покойного  профессора  Мориарти возникла вдруг на узкой тропинке, преграждая мне единственный путь к спасению, я был вполне убежден, что для меня  все  кончено’, ‘в его серых глазах я увидел беспощадный план’». — Фэн Буцзюэ изложил рассказ Холмса. – «Описание боя… Ха-ха, оно равносильно отсутствию описания, затем падение вниз… ‘Нагнувшись над обрывом, я еще долго следил взглядом за тем, как он летел в пропасть. Потом он ударился о выступ скалы и погрузился в воду’».

Фэн Буцзюэ отхлебнул глоток кофе: «Судя по этому отрывку, Мориарти несомненно умер. Только в случае если состояние его тело было близко к состоянию Капитана Америка, после получения таких тяжелых повреждений, он мог выбраться живым из водопада». – Он сделал паузу. – «В таком случае… Хозяин Клуба Умозаключений, по сути своей, призрак?» — в его глазах сверкнула догадка. – «Если он жив… Неужели упал дублер? Но как он мог обмануть глаза Холмса…»

Он поставил чашку кофе: «Хм… Может быть, Хозяин клуба – это проекция настоящего Мориарти какого-то периода времени, точно так же, как другие персонажи сказок в здании испытаний».

Боюсь, что на этот вопрос ответ может дать только сам профессор, потому Фэн Буцзюэ временно отложил его и продолжил читать книгу.

Хоть он и мог одним махом прочесть десять строк, но в этот раз он тщательно всматривался в каждое слово, вспоминал, как эти же слова звучали на английском (у него были и англоязычные издания о Шерлоке Холмсе, но в этой коллекции книг ни одна не превышала 500 страниц).

«‘В ту секунду, когда профессор исчез в глубине пропасти, я вдруг понял, какую необыкновенную удачу посылает мне судьба’, ‘вы утверждаете, будто стена была совершенно отвесной и гладкой.  Это не совсем так. В скале есть несколько маленьких выступов, на которые можно было поставить  ногу. Утес так высок,  что  вскарабкаться  на  самый  верх  было  явно невозможно, и так же невозможно было пройти по сырой тропинке, не  оставив следов.’». – Прочитав это, Фэн Буцзюэ не мог сдержать насмешки. – «Достойный пример для подражания, чтобы притворится мертвым, готов был карабкаться на крутой обрыв, невзирая на явный риск погибнуть».

На следующих 600 и 601 страницах шло описание скалолазания Холмса. В ходе этого, сообщник Мориарти, заранее устроивший засаду, использовал большой камень, для внезапной атаки. Если бы это был фантастический рассказ, то наш сыщик, очень вероятно, упал бы, но не разбился, а обрел какой-то навык, духовное искусство, красотку или дедушку-наставника…

К сожалению, это рассказа о начале двадцатого века, и главный герой мог рассказать лишь: «Я висел, цепляясь руками за край расселины. На полдороге я сорвался вниз, но все-таки каким-то  чудом оказался на тропинке. Весь ободранный и в крови, я побежал со всех ног, в темноте прошел через горы десять миль и неделю спустя очутился во Флоренции, уверенный в том, что никто в мире ничего не знает о моей судьбе».

Фэн Буцзюэ дочитал этот отрывок: «Хм… Содержание этого куска можно описать так – выжить любой ценой…»

И наконец, 601-602 страницы – описание финала.

Этот отрывок, главным образом, состоял из двух частей, первая часть – о том, где Холмс пропадал эти несколько лет, и каким образом прокачивался.

«Два года я пропутешествовал по Тибету, посетил из любопытства Лхассу и провел несколько  дней  у далай-ламы, вы, вероятно, читали о нашумевших исследованиях норвежца Сигерсона, но, разумеется, вам и в голову не приходило, что-то была весточка от вашего друга.Затем я объехал всю Персию, заглянул в Мекку и побывал с коротким, но интересным визитом у халифа (титул лидера теократического мусульманского государства) в Хартуме (столица Судана). Отчет об этом визите был затем представлен мною министру иностранных дел. Вернувшись в Европу, я провел несколько месяцев во Франции, где занимался исследованиями веществ, получаемых из каменноугольной смолы. Это происходило в одной лаборатории на юге Франции, в Монпелье.  Успешно закончив опыты и узнав, что теперь в Лондоне остался лишь один из моих заклятых врагов, я подумывал о возвращении домой».

А вторая часть связана с приспешниками Мориарти.

Здесь это не описывается ясно, поскольку на 600 странице Холмс говорит: «Вовсе не один Мориарти поклялся свести меня в могилу, в живых были еще, по крайней мере, три человека, и их желание отомстить мне, со смертью лидера стало только сильнее».

Однако в «Последнем Деле» Ватсон говорит, что количество этих людей свелось к двум, и эти двое были важными шишками в криминальной группе Мориарти, к тому же, успешно ушли от суда.

А на 602 странице остался один человек.

Над этим вопросом Фэн Буцзюэ размышлял, еще, когда читал книгу в детстве. Естественно, самое простое объяснение – небрежность автора. И действительно, это изменение в количестве не связано с сюжетом.

Преступная империя Мориарти, со смертью своего императора, рассыпалась, как песочный замок.

Однако в данный момент, в Триллер Парке, при столкновении в сценарии с Мориарти, система дает весьма точное указание на 599-602 страницы. И брату Цзюэ нужно было все тщательно обдумать с этой точки зрения…

«В последнем деле появился «молодой швейцарец» — беглец, по предположению Ватсона, он, должно быть, приспешник Мориарти, но явно не заслуживающий внимания». — Фэн Буцзюэ закрыл книгу и поднял голову, размышляя. – «Предположим, что у водопада на Холмса напал один из этой «тройки», а другие двое – люди, которые никогда не выходили на сцену и существовали только в описании». – В его голове нескончаемым потоком вертелись мысли. – «Количество людей уменьшалось потому, что они гибли, были арестованы, скрывались…» — Он снова устремил взгляд на ключ в своих руках. – «И еще, содержание этих четырех страниц и этот ключ, какое отношение они имеют к моему побегу из этой квартиры?»