Глава 400. Это мощно

[Сражение Бабочек вот-вот начнется, ваши данные будут загружены в течение 30 секунд, пожалуйста, не покидайте стартовое пространство]

[До перемещения 10 секунд, 9, 8, 7… 2, 1]

По истечению обратного отсчета, в ушах раздалось системное сообщение: «Прекрасные бабочки порхают с цветка на цветок, весь день летаю, соревнуясь в легкомыслии».

После этой фразы Фэн Буцзюэ был перемещен в сценарий.

[Загрузка завершена, в нынешний момент Вы находитесь в стадии осуществления Пика Борьбы за Господство – Сражение Бабочек]

[Данный сценарий не предоставляет краткого описания, нет вероятности обнаружения ответвлений/скрытых квестов, а так же исследование мира]

[Награда победителю сценария: Пропуск на Пик Борьбы за Господство]

[Основное сюжетное задание активировано]

[Убить противника]

Очень скоро перед глазами Фэн Буцзюэ рассеялся белый свет, и он вернул способность двигаться.

Парень стоял посреди Древне Римской арены (Колизея), вокруг кольцами возвышались зрительские трибуны, только на них не было никаких зрителей.

Над головой высоко в небе проплывали облака, светило яркое солнце.

Вокруг царила мертвая тишина.

В двадцати метрах перед братом Цзюэ стояла женщина-игрок.

Павшая Нюй Хуай была молодой, высокой, с тонкой талией. Ее личико было очень красивым, кожа белая и сияющая. Увидев ее лишь раз, забыть трудно, форма организации «Алая Вишня» дополняла ее образ: это был белый длинный наряд с эмблемой кроваво-красной вишни, легкий ветерок колыхал полы ее одеяния.

Что касается Фэн Буцзюэ… С точки зрения внешности, он был красавчиком, но все его тело излучало мрачную и гротескную энергию. Ленивое выражение лица и удрученный взгляд, все это не давало возможности понять, что у него на уме.

…………

«Чего?… Это Сумасшедший Поневоле?… Это, правда, он на втором месте рейтинга боеспособности? Может это какая-то ошибка?»

«Эй-эй… Он изображает Джокера? Этот парень просто недалекий, у него есть вообще какие-то способности?…»

«Так Сумасшедший Поневоле это этот вульгарный идиот?! Если этот гаденыш посмеет распускать руки с моей Нюй Хуай, то сможет принести извинения только через самоубийство!»

В Торговом Комплексе защитники (фанаты, сумасшедшие фанаты, телохранители и так далее…) Павшей Нюй Хуай, очевидно, были недружелюбно настроены к брату Цзюэ. Хоть это была ожидаемая ситуация, но то, что эта атмосфера распространилась, стоило Фэн Буцзюэ взойти на сцену, действительно, было немного слишком…

«Приветствую вас, дамы и господа, наконец-то, мы дождались [Сражения Бабочек]». – С большого экрана раздался голос комментатора. – «Я – комментатор Хуа Сюн».

«Я — Пань Фэн». – Тут же прозвучал голос Пань Фэна.

«Сегодня все собрались ради этого ключевого поединка». – Продолжал Хуа Сюн. – «Оба противника – особые приглашенные игроки, которые являются ‘сильнейшими игроками’. С одной из них, вы, наверняка, прекрасно знакомы. Верно, она – первый мастер «Алой Вишни», богиня сердец множества игроков — участница [Павшая Нюй Хуай]».

Зрители под главным экраном разразились овациями, видимо, Павшая Нюй Хуай, действительно, была потрясающей, в каждом Торговом Комплексе не было недостатка в ее фанатах.

«А другой…» — продолжал Пань Фэн, его тон стал немного странным, будто он вспомнил что-то не слишком приятное. – «Загадочный мастер, в этом месяце его имя звучала во все уголках Триллер Парка, и вот, наконец, мы можем увидеть его… Какова его реальная сила? Сегодня это станет известно!»

Очевидно, далее последовало недовольное гудение… Пусть даже два участника не могли их слышать, фанаты Павшей Нюй Хуай, по-прежнему, не хотели сдерживать свои эмоции.

«ОК, как мы можем наблюдать на экране, сейчас соревнование уже официально началось». – Говорил Хуа Сюн. – «Мы можем видеть, как два участника стоят напротив друг друга в центре арены, никто не делает первого движения».

Когда Пань Фэну нечего было сказать, он находил, что сказать: «Квалификацию этих мастеров… Нельзя точно определить, потому никто из противников не хочет действовать необдуманно. По моему мнению… Этот бой, скорее всего, начнется с дальней атаки».

Эти двое были умны, потому сразу перешли к обсуждению стратегии, а не продолжили обсуждать Фэн Буцзюэ и Павшую Нюй Хуай. Поскольку оба этих игрока в рейтинге боеспособности находились анонимно, официальные представитель игровой компании не могли выдавать их позиции.

…………

Между тем, стояние друг напротив друга на арене продолжалось.

Оружием Павшей Нюй Хуай являлись клинки.

Пара клинков, они были не длинными и не короткими.

На ее поясе с двух сторон висели ножны.

В данную минуту мечи были в ножнах, а руки висели рядом с ними.

Но Павшая Нюй Хуай при этом не двигалась.

Оказавшись перед этим таинственным [Сумасшедшим Поневоле], она, очевидно, побаивалась. Что касается слухов о том, что этот человек занимает вторую строчку рейтинга боеспособности, естественно, она их тоже слышала, однако клуб не смог найти информацию, касающуюся этого мужчины, и это заставляло ее беспокоиться еще больше.

«Внешне выглядит очень чистеньким и интеллигентным… Никаких дерзких черт…» — размышляла Павшая Нюй Хуай. – «Одежда, хоть составляет комплект, но при тщательном рассмотрении… Должна быть дешевой. В плане практичности, ничего особенного. За исключением обычных карманов, никаких чехлов для оружие нет…» — Ее взгляд блуждал по телу брата Цзюэ. – «Однако нельзя исключать, что это может быть его маскировка, или… Самоуверенность…»

В этот момент, брат Цзюэ внезапно двинулся, зачем-то опустился на одно колено…

«Что он делает… Предложение руки и сердца?» — удивилась Павшая Нюй Хуай, и хоть их разделяло несколько десятков метров, инстинктивно она отступила еще на полшага.

В следующую секунду Фэн Буцзюэ спокойно активировал навык и призвал эксцентричного школьника.

«Тс-тс-тс-тс… Моя очередь выходить на сцену?…» — Мусаши Коганей изобразил коварную ухмылку.

На самом деле, внезапное падение брата Цзюэ на колено было для того, чтобы удовлетворить условию призыва – «Сделать одно странное движение».

Павшая Нюй Хуай очень быстро осознала этот момент, однако она посчитала… Что условием призыва противника является «опуститься на одно колено».

«Неужели он — игрок с прокачанным талантом призыва?» — думала Павшая Нюй Хуай. – «Но его объект призыва внешне не выглядит сильным… Неужели это какое-то высокоуровневое призываемое существо с силой телекинеза или магией?»

Пока она сомневалась, брат Цзюэ прошептал несколько слов на ушко Коганею, после чего последний коварно ухмыльнулся и радостно убежал… К тому же, он бежал все дальше, по направлению к выходу с арены.

«Что происходит… Неужели я угадала?» — наблюдая за этой ситуацией, Павшая Нюй Хуай, по-прежнему, не могла действовать опрометчиво, но все же решила спросить. – «Ты хочешь заставить это призванное существо спрятаться… И издалека неожиданно атаковать меня?»

«Спрятаться и внезапно атаковать?… Хи-хи-хи…» — здесь Фэн Буцзюэ активно использовал выученную у Вуди технику – отвечать повторением вопроса и коварно смеяться.

Этот навык был невероятно скверным, но очень действенным. После использования велика вероятность того, что пылающий гневом противник окажется под психологическим давлением. Если не верите, то можете попробовать на ком-то из вашего учебного заведения или организации… Например, учитель на уроке спрашивает вас: «В каком году началась Синьхайская революция?» А вы отвечаете: «Синьхайская революция?… Хи-хи-хи…» В компании начальник спрашивайт вас: «Где отчет, который я у тебя просил?» А вы коварно ухмыляетесь и говорите: «Отчет… Хи-хи-хи…» Лучше всего нацепить на лице такое выражение, будто говорите: «Я им уже задницу подтер».

В общем, этот навык проверен многократным опытом, его мощь неисчерпаема, во избежание смертельных исходов, пожалуйста, используйте его аккуратно, хи-хи-хи…

Ближе к делу… Очевидно, что брат Цзюэ сделал это лишь для того, чтобы еще на один шаг приблизиться к выполнению своего «задания персонажа». Поскольку для выполнения задания [Использовать навык относящийся к таланту призыва, успешно призвать предмет 50 раз] ему оставалось лишь два призыва, потому он не собирался упускать этот шанс.

Но Павшая Нюй Хуай не знала об этом и психологическая атака брат Цзюэ давила на нее, она не знала так же и о том… Что объект ее беспокойства просто напросто покинул зону боевых действий и только…

«Не хочешь говорить, и ладно». — Павшая Нюй Хуай чуть нахмурила брови в раздражении и продолжила. – «В бою… Ты, действительно, не обязан мне ничего объяснять». – С этими словами она выхватила клинки и приготовилась к бою. – «Не зависимо от того, какой стиль ты используешь в бою, я все…» — она неожиданно замолчала, потому что в этот момент Фэн Буцзюэ сделал кое-что еще.

«Я нападаю… А он вынул из рюкзака складной стул…» — при виде этой сцены, Павшей Нюй Хуай ужасно хотелось съязвить, но она мысленно сказал только эту фразу.

Брат Цзюэ вынул складной стул, махнул им несколько раз, словно бейсболист готовящийся отбивать, его движения были очень профессиональными.

Закончив с этим, он глубоко вздохнул, посмотрел на Павшую Нюй Хуай и сказал: «Ваш покорный слуга – человек, который бережно относится к женщинам». – Он сделал паузу. – «Потому… Вы очень быстро сможете покинуть это наполненное грубой силой соревнование».