Глава 749. Беспрецедентная борьба (часть 19)

«Бум…»

Вслед за этим звуком, вылетела мощная фигура и упала на землю.

К этому времени его оружие уже было сломано, доспехи испещрили трещины. Повезло… Что он вообще еще дышал.

«Пф…» — глядя на упавшего без сознания Хонду Тадакацу, Ругал Берштейн холодно ухмыльнулся. – «Если бы сразу признал поражение, по крайней мере, это не выглядело бы так отвратительно…»

«Поединок закончен». – Через пять секунд после того, как Хонда потерял сознание, статуя объявила о конце поединка. – «Победитель — Ругал Берштейн, проигравший — Хонда Тадакацу».

Этот итог выходил за пределы ожиданий многих людей…

Во вселенной Warriors, боевые способности Хонды Тадакацу были очень высоки, может даже были сопоставима с Люй Бу (но исторически Хонда едва ли смог бы сразиться с Люй Бу, в реальных исторических хрониках упоминается, что рост Хонды Тадакацу составлял один метр сорок сантиметров… Не говоря уж о Люй Бу, у него не было сил даже с Хуа Сюном справиться). Кто бы мог подумать, что в этом бою он… Потерпит поражение.

Но такой результат был логичным…

Поскольку во вселенной TheKingofFighters Ругал Берштейн тоже был очень силен. Его разрабатывали, как ‘самого крутого, самого жестокого Босса TheKingofFighters’… Естественно, что нынче при разговоре о Боссах TheKingofFighters, в головах людей первым появляется Ороти из ‘TheKingofFighters 97’. Этот гад оставил на юных неокрепших сердцах игроков незаживающую рану. Но если выбирать Босса, который станет символом всей серии ‘KOF’… То это должен быть Ругал.

Идеальные техники, изменяющиеся атаки, быстрые приемы… Возможно, он не был ‘божеством’, как Ороти, но в сердцах людей, он был демоном сражений. Возможно, он не обладал такой подавляющей силой, но его сила так же могла ввергнуть в отчаяние и страх…

«Отец!» — когда бой завершился, женщина в боевых латах и с луком за спиной вскочила на сцену и упала на колени рядом с Хондой Тадакацу.

«Хм…» — минуту спустя, возглас дочери привел Хонду Тадакацу в чувства, он поглядел сначала на дочь, потом на лежащий рядом переломанный клинок и вздохнул. – «Эх… Так моей фехтовальной техники… Оказалось недостаточно…»

«Нет, отец, ты самый сильный!» — всхлипнула Коматсухимэ.

«Эх… Проигрыш не требует лишних слов…» — снова вздохнул Хонда. – «Помоги мне спуститься… Сцену нужно освободить для следующего поединка».

Не прошло много времени и Хонда, как и другие проигравшие, молча сошел со сцены.

Все молчали, никто не отпускал комментариев…

Не слышалось ни аплодисментов, ни освистываний. После сражений никто не глядел на проигравших свысока, но никто и не сочувствовал им.

Все здесь были несравненными воинами, никому из них не требовалось подтверждение собственной силы, они пришли сюда, чтобы узнать… Кто является наисильнейшим.

«Следующий поединок». – Когда и победитель, и проигравший сошли со сцены, статуя снова подала голос. – «Саузер против… Кеничи Кокухо».

«Кто?» — когда братец Тань, Цветок и Семь Убийств услышали эти имена, на их лицах отразилось недоумение.

«Саузера я знаю… Из Кулака Феникса Южной Звезды». – Сказал Семь Убийств. – «Но кто такой этот Кеничи Кокухо?»

«Неужели… Персонаж TheKingofFighters или StreetFighterII?» — прошептал братец Тань. – «Персонажей этих двух серий… Очень много, всех не упомню».

«В любом случае, я их обоих не знаю…» — пожала плечами Цветок.

«Ха…» — в этот момент Фэн Буцзюэ холодно ухмыльнулся. – «Вы такие невежественные».

После этих слов все трое многозначительно поглядели на брата Цзюэ: «Другими словами… Ты знаешь кто они?»

«Естественно, знаю». – Спокойно отозвался Фэн Буцзюэ. – «Я даже знаю, что Кеничи, определенно, победит».

«Что?» — удивился Семь Убийств. – «Не может быть…» — он обернулся и поглядел на сцену. – «Саузер – самый сильный в Кулаке Южной Звезды…»

«И что с того…» — ответил Фэн Буцзюэ. – «Кеничи – самый сильный в мире…»

«Ха?» — все трое опешили.

«Ничего странного, та вселенная так устроена». – Добавил Фэн Буцзюэ. – «В сравнении с прочими вселенными…Боевая сила пятилетнего Кеничи сравнима с силой Сон Гоку, только что вступившего в черепашью школу, только он не мог использовать кунг-фу…»

Пока они разговаривали, высокомерная фигура вспрыгнула на сцену.

У этого человека были торчащие вверх золотистые волосы, на нем была темно-синяя одежда. На плечи наброшен плащ, сверху он был белым, а внутри подбит красной тканью, на плечах толстые и длинные металлические наплечники с шипами, на ногах пара высоких металлических щитков до колен.

Не сказать, что он был высок (он просто был очень сильным и мощным персонажем), но одежда обтягивала и подчеркивала скульптурно влепленные мышцы его тела.

Это был Саузер (Souther), один из шести воинов Южной Звезды, легенда Кулака Феникса Южной Звезды, обладающий загадочным бессмертным телом, ‘святой воин’.

«Пф… Кто на этот раз собрался умереть?» — надменно произнес Саузер, оказавшись на сцене.

Его самоуверенности была причина, он сражался уже в двух поединках и каждый раз побеждал противника за секунду, противник даже не успевал сдаться, как сразу был уничтожен.

«Эй? Нужно просто подняться и победить его?» — секунду спустя, на сцену поднялся мужчина в разодранном ги, указал на сцену и, оглянувшись, спросил у двоих людей позади.

«Верно, иди, Кеничи». – Одним из этих двоих оказался тот самый загадочный мужчина, который прежде атаковал Морского Змея… Назвавшийся ‘Я – облако, гроза – это моя родня’. Его имя было ‘Ракумото’, друг Кеничи, в целом… Он – самовлюбленный идиот, его появление всегда сопровождалось веселенькой музычкой, и появлялся он всегда приплясывая и размахивая руками. Но он, действительно, был очень силен. За одну секунду мог нанести пятьдесят ‘супер сильных золотых, непревзойденных ударов’.

«Вперед, Кеничи, мы будем поддерживать тебя у сцены». – А другой, одетый в темно-синюю японскую школьную форму, с лицом, как у ‘демона’… Четырехугольное лицо, четырехугольные глаза, трапециевидный рот, изо рта торчат два острых тигриных клыка, но… Его внешность вовсе не внушала страха, напротив… Это было забавно. Его звали ‘Нишио’ (можно перевести, как пожароопасный), молодой господин организации ‘Пылающих’, невероятно жестокий, часто прогуливал школу, потому никто не знал его настоящий возраст. Друг Кеничи.

«Оу! Хорошо, я постараюсь!» — на безобидном лице Кеничи появилась невинная улыбка, и с этими словами он запрыгнул на сцену.

Кокухо Кеничи (можно перевести, как национальное сокровище, он вместе с двумя представленными выше парнями являлся персонажем комедийной манги ‘Пылай, друг!’ или ‘TheBurningWildMan’), он рос в диких горах, в этом году (и вечно) ему исполнилось тринадцать лет. Ширина головы, равна ширине талии, глаза размером с гусиное яйцо, как у Ультрамена, одет в белое каратистское кимоно с оторванными штанинами и рукавами, подпоясанное черным поясом. У него очень дробный нрав, IQ и EQ, как у ребенка. Он мог становиться очень маленьким и сворачиваться в форму Q, что даже его младшие сестры могли поднять его и положить в корзину велосипеда. Но истинный его вид – здоровый, мускулистый парень ростом под метр девяносто… Самый сильный мужчина на Земле.

«Ха? Серьезно?» — Саузер поглядел на поднявшегося на сцену Кеничи, и на его лице тут же отразилось нескрываемое пренебрежение.

«Привет! Я – Кеничи». – Кеничи поднял руку и с улыбкой поприветствовал противника.

«Пф…» — Саузер прикрыл глаза и холодно ухмыльнулся. – «Малыш… Быстрее сдавайся, мне лень убивать тебя…» — с его точки зрения, этот заурядный “крестьянин” Кеничи был мелкой рыбешкой, после его убийства даже не почувствуешь удовлетворения.

«Эй?» — Кеничи почесал голову, подумал несколько секунд, а потом просил. – «Что еще за ‘сабайся’?»

«‘Сдавайся’… А не ‘сабайся’». – Поправил Саузер.

«Сда… Гайся…» — на лице Кеничи появилось недоумение.

«Сдавайся…» — на лбу Саузера вздулись вены, но он не открыл глаз, а продолжал стоять, притворяясь спокойным.

«Сдо… Байся?» — Кеничи не прикидывался идиотом, он идиотом и был.

«Негодяй!» — Саузер распахнул глаза. – «Осмеливаешься издеваться надо мной?»

Не успели эти слова отзвучать, как святой воин бросился в атаку, целясь кулаком прямо в лицо Кеничи.

Бам…

Спустя секунду, золотой кулак, разбивающий камни ударил прямо в лицо Кеничи, отправив того в полет.

Саузер не использовал никакой техники, он применил лишь свою силу, поскольку считал, что против этого мальчишки не нужно использовать ‘особых приемов’.

«Пф… Скукотища». – Саузер вернул кулак, взмахнул плащом, развернулся и собрался сойти со сцены.

Он считал, что даже если этот удар не убьет Кеничи, встать тот уже не сможет.

Однако…

«Аааа…» — мгновенно раздался вопль. – «Как больно… Ау…»

«Хм?» — услышав это, Саузер обернулся и увидел… Что Кеничи уже поднялся с земли и, прикрыв нос рукой, бегает кругами.

«Как больно… Кровь пошла из носа!» — Кеничи бегал, широко распахнув глаза, словно безголовая муха, выглядел он полным сил.

«Этот парень…» — взгляд Саузера изменился. – «Притворяется слабаком?»

Он тоже был хитрым человеком, и не стал бы оправдываться ‘невезением’. В любом случае, уже то, что этот мальчишка ‘не пострадал’ после его удара… Показывало, что Кеничи не так прост.

«Идиот! Противник – мастер боя, который убивает за секунду, ты мог так жизни лишиться!» — напряженно закричал Нишио, его интеллект был почти, как у нормального человека, и он напряженно наблюдал за боем.

Ракумото тоже добавил: «Кеничи, ты сможешь, не забывай… Только после того, как в финале Ороти будет уничтожен, наш мир сможет вернуться в первоначальное состояние, и все заживут прежней жизнью… Ради этого, ты должен победить».

«Прежняя жизнь…» — услышав эти слова, Кеничи задумчиво поглядел в небо, былые деньки и воспоминания, связанные с его друзьями, пробегали у него перед глазами, разжигая его боевой дух.

«Аааа… Горячо-горячо!»

Когда я сказал «разжигая», его волосы действительно вспыхнули пламенем, парень тут же бросился на землю и принялся кататься по ней, пытаясь сбить огонь.

«Эй-эй… Что происходит на сцене…» — наблюдающий за происходящим братец Тань ничего не понимал. – «Почему его волосы непостижимым образом воспламенились?»

«Потому что он – персонаж комедийной манги, потому… ‘Слыша насмешку, он падает на землю’, ‘закадровые реплики влияют на его действия’, а так же, ‘ради смеха возникают ситуации, противоречащие законам физики’». – Объяснил Фэн Буцзюэ. – «Естественно… Тела таких персонажей обладают самыми сильными свойствами, потому… ‘Бессмертны’».

Пока они разговаривали, на сцене Саузер… Снял плащ.

«Мальчишка». – Саузер поглядел на Кеничи. – «Передо мной хитрить… Бесполезно…» — его взгляд был злым, а все мышцы напряглись. – «Раз уж тебе нравится считать себя умнее всех, я позволю тебе узнать, что значить отчаяние…»

«Оу! Ради моих друзей, я не могу проиграть!» — к этому времени Кеничи уже посерьезнел, он встал в базовую каратистскую стойку и приготовился драться.

Теперь этот бой можно было считать официально начавшимся…