Глава 774. Сюрреалистичное беспорядочное сражение (часть 44) Слияние

Поговорим о другом, снова перенесемся в южную часть Древнего города.

Трехстороннее сражение в переулке топталось на одном месте.

Ван Таньчжи сражался с Куросаки. Первый, хоть и отлично владел техниками внезапных атак, но не обладал силовыми навыками. Нападая и отступая одержать победу было сложно, постепенно игрок оказывался в невыгодном положении. К счастью… Братец Тань был ловким и подвижным, благодаря своим навыкам, он все еще не проиграл.

С другой стороны, Семь Убийств был силен именно в лобовых схватках, но тоже мог свести сражение с Татибаной Юко лишь к ничьей. Его шингарды, действительно, были очень быстры, но меч Татибана Юко тоже не медлил… Кулаки и меч сходились во взаимных атаках, от их движений оставались остаточные изображения, противники ранили друг друга, но не было перевеса ни в какую сторону.

Однако… С течением времени невыгодное положение братца Таня и Семи Убийств становилось все очевиднее.

Поскольку…

«Плохо…» — после множество столкновений с противником, подумал Семь Убийств. – «Я сражаюсь уже долго и с большим трудом достаю противника, но эта девчонка позади все время его подлечивает, а я только напрасно трачу жизнь и выносливость…»

Точно так же непрерывно падала выносливость и у братца Таня, и ощущения были те же: «Хм… Навыки старшей сестры Цинь [Молниеносное Излечение] и [Воплощение Святого Духа] могут активироваться после короткого отката, если она будет продолжать лечение и поддержку, то с этими мечниками будет не совладать. Если так пойдет и дальше… То чем дольше мы будем сражаться, тем призрачнее наши шансы на победу…»

Тут братцу Таню внезапно пришла в голову идея.

«Эй! Семь Убийств». — Братец Тань уклонялся от атак Куросаки и закричал находящемуся в отдалении Семи Убийствам. – «У меня есть предложение, ты хочешь послушать?»

«Говори». – В любом случае, просто послушав, не забеременеешь, Семи Убийствам не было причин отказываться.

«Так у нас ничего не получится… Тянуть время бесполезно, если бежать… То мы только временно сохраним себе жизнь, но в дальнейшем положение станет еще опасней». – Говорил братец Тань. – «Может лучше… Нам тут объединиться и совместно разобраться с этими тремя, что скажешь?»

«Как объединиться?» — отозвался Семь Убийств при этом атакуя Татибану Юко, противник зашелся в кашле, а у игрока от ударов дрожали кулаки.

«Прикрой меня…» — после короткой паузы громко ответил братец Тань. – «… Девять секунд… Нет, семи секунд хватит!» — его голос звучал очень уверено. – «Тебе нужно выиграть мне лишь семь секунд, тогда я смогу убить Цветок, а потом…»

«Можешь не продолжать». — Семь Убийств, не дослушав, оборвал братца Таня. – «Я отказываюсь».

«Что?» — братец Тань был удивлен реакцией Семи Убийств. В такой очевидной проигрышной ситуации, объединение, возможно, единственный шанс, однако… Собеседник необъяснимым образом отказался.

«Во-первых, этот план противоречит моей философии боя. Мои кулаки… Предназначены для того, чтобы атаковать противника, а не чтобы тянуть время и создавать возможности». – Объяснил Семь Убийств. – «Во-вторых, в конце концов, это игра на истребление, между нами не может быть никакого доверия. Если… Через семь секунды ты просто сбежишь или атакуешь меня, то я потерплю поражение».

«Незаслуженное Восхищение, не знаю наивный ты или хитрый… Но это предложение для меня не приемлемо». – С этими словами Семь Убийств поглядел на Цветок. – «И еще… Ваш врач уже должен был просчитать такую вероятность… Потому она не боится».

«Ха… Ты меня перехваливаешь». – Заговорила Цветок, находящаяся под защитой двух мечников. – «Мой план тоже изменяется в соответствии с обстоятельствами. ‘Заранее просчитать вероятность’… Возможно, Поневоле мог бы сделать такое, но не я». – Она поглядела на братца Таня и добавила. – «Братец Тань, твое предложение звучит разумно с точки зрения логики, но если хорошо подумать, то не трудно заметить… Множество ‘НО’ за ним».

Цветок подумала пару секунд и привела пример: «Ты уверен, что сможешь убить меня за семь секунд? Сможет ли Семь Убийств семь секунд сдерживать Куросаки и Татибану? И даже если сможет, то какую цену ему придется заплатить? И даже если тебе это удастся, что дальше? Даже если ты убьешь меня, вы сможете убить оставшихся двоих? И так далее и тому подобное…» — она покачал головой и сказала. – «Риск слишком велик, случайных величин слишком много, а выгода… Слишком туманна. Потому Семь Убийств отказался от твоего предложения, лучше уж ‘бежать’, по крайней мере, так можно будет спасти свою жизнь».

«Она верно говорит…» — в этот момент Семь Убийств снова обратился к братцу Таню. – «Независимо от того, смотреть на этот вопрос с точки зрения рационализма или игрока, объединяться с тобой не правильно, невозможно и невыгодно, к тому же еще очень некрасиво».

Ван Таньчжи вздохнул: «Хух… Хорошо…» — он подпрыгнул, снова уклоняясь от меча Куросакии сказал Семи Убийствам. – «Тогда, что ты собираешься делать…»

«Еще спрашиваешь?» — Семь Убийств внезапно хищно ухмыльнулся. – «Я собственными силами уничтожу… Вас четверых!»

«Ха… Я так и знал». – В нынешних обстоятельствах такой ответ вовсе не удивил братца Таня. – «Поскольку…» — его взгляд заледенил. – «Я выбрал этот же вариант!»

Когда два человека приняли решения, их боевой дух резко возрос.

Атмосфера на поле боя тоже изменилась.

«Пф…» — в этот миг на висках Цветка выступил холодный пот, но она не была в панике. – «Эти двое собрались простым и грубым способом переломить невыгодное положение…» — ее сердце запылало. – «Прошу простить меня за уничижительный тон моих слов…» — она поглядела на сражающихся насмерть в двух концах переулка братца Таня и Семь Убийств. – «… Мужчины такие идиоты!»

В этой игре Цветок больше всего терпеть не могла ‘мужчин-шовинистов с горячей кровью, которые считали, что своим энтузиазмом смогут решить любой вопрос’.

Необоснованная самоуверенность, внезапные взрывы энтузиазма, упрямство из-за которого и лежа в гробу они будут плакать, а так же, заразительный темперамент {не знаю почему, но сразу вспоминается Небесный Скакун Мчится по Воздуху}…

Само существование этих парней провоцировало игроков не качающих талант рукопашного боя.

Те, кто действовали, полагаясь на план, в итоге проигрывали тем, кто действовал грубо и рассчитывал на счастливое стечение обстоятельств. Такие поражения, когда ты вкладываешь много усилий, но все равно проигрываешь, без сомнения, очень удручают.

Цветок… Естественно, не хотела такого исхода.

«Я собственными руками…» — в этот момент Цветок вынула из рюкзака известковый порошок. – «Измельчу в пыль ваш боевой дух!»

[Наименование: Искусство призыва – Дух Камня]

[Особенности карты навыка: активный, постоянного пользования]

[Тип навыка: призыв]

[Эффект: призывает одного Духа Камня, чтобы он сражался за вас {кулдаун 80 минут, время существования 18 минут, одновременно может существовать только один Дух Камня}]

[Расход: 30% духовной силы, пригоршня известковой пыли]

[Условия изучения: талант призыва уровня С]

[Примечание: в камне рождается дух, обладающий крепким телом и сильной душой, в плане мощи, он так же невероятно силен]

Не успели эти слова отзвучать, как перед ее телом вспыхнул белый свет.

Ею был призван каменный монстр, тело которого было похоже на обезьяну.

И это… Было лишь начало.

В следующую секунду Цветок подняла [Посох Асклепия] и активировала на себе и Каменном Духе [силу эволюции]{базовые способности тела, а так же верхние пределы его выносливости удваиваются, скорость восстановления выносливости становится 1000 очков/секунду. Продолжительность три минуты, кулдаун тридцать минут} и [силу призыва]{биологическая энергия призыва, а так же шкала духовной силы игрока удваиваются, скорость восстановления духовной силы составляет 100 очков/секунду. Продолжительность три минуты, кулдаун тридцать минут}.

Затем она вынула из рюкзака предмет похожий на карточку…

[Наименование: Слияние]

[Тип: расходный материал]

[Качество: наилучшее]

[Эффект: два живых существа, находящихся под контролем игрока, временно сливаются в одно {продолжительность 10 минут, игрок и сам может быть материалом для слияния}]

[Примечание: сила этой карточки позволяет пройти слияние не жертвуя жизнью]

Карточка с изображенным на ней синим водоворотом и красным узором превратилась в белый свет и исчезла.

Тела Цветка и Каменного Духа тоже превратились в белый свет, закружились в светящемся водовороте и слились в одну фигуру.

После слияние с объектом призыва, Цветок превратилась в существо, похожее на двустворчатую раковину, парящую в воздухе. Ее ‘тело’ можно было заметить через щель в огромной каменной устрице, и в этой щели… Было видно ее лицо, естественно… В настоящий момент это лицо тоже было каменным, а не из крови и плоти.

«Эй-эй… Это что за форма…» — когда братец Тань обернулся и увидел происходящее, то не смог сдержать удивленного возгласа. – «Значит, игрок может принимать такой нечеловеческий вид?…»

«О? Есть и такие техники…» — Семь Убийств был очень заинтересован. – «Но… Как ни посмотри, а она принадлежит к защитному типу трансформаций…»

На самом деле… Цветок и сама не знала, что ее превращение будет таким. Она предполагала… Что станет каменным человекоподобным монстром и ринется в рукопашный бой.

Кто бы мог подумать… Что она превратится в это.

Однако Цветок быстро успокоилась и подумала: «Перед слиянием я использовала два эффекта [Посоха Асклепия] на себе и на объекте призыва, после слияния мое тело… Не может обладать слабой боеспособностью».

[Внимание, часть функций меню была заблокирована]

[Ваша строка состояния изменена]

[Ваша панель навыков изменена]

После слияния в ушах Цветка раздалась серия системных сообщений.

Она тут же заглянула в игровое меню и обнаружила… Что в данный момент ее рюкзак заблокирован, ‘шкала выносливости’ исчезла, ‘шкала жизни’ вернулась к 100%, а панель духовной силы… Достигла [1000/1000].

Опустив взгляд, она увидела… В панели скиллов четыре новых навыка.