Глава 839. Утро

Пятое сентября, 05:20 утра.

Фэн Буцзюэ открыл глаза, взглянул на время, потом зевнул и вылез из игровой капсулы.

«Хаааа…» — подойдя к окну, он потянулся и раздвинул шторы.

Лучи утреннего солнца полились через стекло, покрывая все в гостиной бледным светом.

«Куда шторы дергаешь, идиот!» — две секунды спустя, раздался жалобный голос Артас. – «Жить надоело?» — она явно была не в духе.

Услышав это, брат Цзюэ лишь беспомощно задвинул шторы, в конце концов, его жилец еще не проснулся, не хорошо по своему разумению впускать в комнату свет.

«Эх… По крайней мере, сейчас она не гадит где попало». – Утешил себя брат Цзюэ и поплелся в ванную.

Когда он почистил зубы и вышел, Роюй как раз подошла к ванной.

«Эй? Ты тоже проснулась?» — невозмутимо поинтересовался Фэн Буцзюэ.

«Нет…» — сонно ответила Роюй. – «… В туалет встала».

Она действительно не выглядела проснувшейся, девушка, покачиваясь, стояла перед братом Цзюэ, свободная футболка для сна сбилась на бок и обнажила аппетитное плечико, а так же бретельку от нижнего белья.

«О…» — Фэн Буцзюэ не выказал особенно бурной реакции, ничего не сказал и не стал глазеть, просто прошел мимо и позволил ей войти в туалет.

Они выглядели, как пара пожилых супругов… С того момента, как Роюй поселилась у него, Фэн Буцзюэ уже немало чего видел, да и Роюй привыкла к подобным ‘инцидентам’, потому… В этой ситуации не было ничего особенного…

…………

Десять минут спустя, Роюй уже снова легла спать, а Фэн Буцзюэ переоделся в серую спортивную форму, обул кроссовки ‘NIKE’ и отправился на утреннюю пробежку.

Спускаясь в лифте, он сделал простую разминку, выйдя из дома, надел наушники, включил плеер на телефоне и побежал по своему обычному маршруту.

Обычно на утренней пробежке первой песней в плейлисте брата Цзюэ всегда играла “gonnaflynow”, эта прилипчивая мелодия… Даже сто лет спустя после появления не потеряла свой популярности. Она не только заставляла сразу двигаться, но и увеличивала психологический эффект от тренировок на 50%.

«О, малыш Фэн, доброе утро».

«Угу, и вам доброго утречка».

На входе на продовольственный рынок, брат Цзюэ встретил свою, вышедшую за овощами, квартирую хозяйку — тетушку Лю.

«Вышел на тренировку?»

«Да». – Сказал брат Цзюэ, вежливо снимая наушники. – «А вы собираетесь готовить внучке завтрак?»

«Ой… Я еще не настолько домохозяйка». – Ответила тетушка.

После обмена вежливыми фразами Фэн Буцзюэ собрался откланяться, только он собрался сказать ‘тогда я побегу дальше’, как внезапно…

«Кстати…» — похоже, тетушка Лю внезапно о чем-то вспомнила. – «Долго ты еще собираешься скрывать от меня свою возлюбленную?»

В этот момент Фэн Буцзюэ разыграл настоящее представление, Марлон Брандо, Том Хэнкс, Роберт Де Ниро, Дженки Чан… Просто прослезились бы.

«Ха? Что я скрываю?» — вопросом на вопрос ответил собеседнице брат Цзюэ. При этом на его лице оставалось естественное и непринужденное выражение.

Однако тетушка Лю не попалась на его удочку: «Ха-ха… Малыш Фэн…» — она прямо поглядела на брата Цзюэ. – «Я даю тебе один шанс…» — она выдержала паузу. – «… Сказать правду».

Этот взгляд заставил Фэн Буцзюэ мгновенно понять… Что продолжать врать бесполезно.

«Хорошо… Выслушайте мои объяснения». – Он глубоко вздохнул. – «На самом деле… Это мой друг, по некоторым причинам… Она временно живет у меня».

«Друг?» — выражение лица тетушки Лю стало странным. – «Подружка?»

«Ээээ…» — заикаясь, ответил брат Цзюэ. – «Сейчас… Наверно… Можно… Назвать ее… Подружкой». – Его фраза состояла из шести частей, словно каждое слово приходилось тянуть клещами.

«О…» — по этим словам и его выражению лица тетушка Лю, похоже, что-то поняла, или лучше сказать… Что она все поняла неправильно. – «Друг пожил у тебя какое-то время и превратился в твою подружку, да?»

«Эээ…» — услышав намек в этих словах, Фэн Буцзюэ взглянул исподлобья и сказал. – «Все не так, как вы думаете…»

«Ладно-ладно… Можешь ничего не объяснять». – Оборвала тетушка Лю брата Цзюэ. – «Вы — свободные молодые люди…»

Похоже… Даже если бы брат Цзюэ попытался что-то объяснить, это было бы бесполезно.

«В любом случае квартиру я уже тебе сдала, если ты не будешь ничего ломать или взымать субаренду, то все нормально». – Продолжала тетушка Лю. – «Одним жильцом больше, одним меньше… Ничего особенного». – Она сменила тему. – «Однако… Как представитель старшего поколения, я хотела бы дать тебе совет…»

«Угу… Слушаю вас…» — отозвался Фэн Буцзюэ низко опустив голову.

Потому тетушка Лю продолжала: «Я уже несколько раз видела эту девушку по фамилии Ли, если говорить по справедливости… То она… Была тобой скомпрометирована».

Не знаю почему, но от этих слов Фэн Буцзюэ не знал, смеяться ему или плакать.

«Она ездит на машине, я это тоже видела…» — продолжала тетушка Лю. – «Видимо, она с тобой не из-за денег».

Тетушка разбиралась в людях, она знала… Что машина Роюй стоит дороже, чем вся домашняя утварь Фэн Буцзюэ.

«Малыш Фэн, хоть многие люди заблуждаются на твой счет, но я прекрасно знаю, что ты за человек…» — продолжала тетушка Лю. – «Встретить свою судьбу очень сложно, надеюсь, что ты будешь крепко держать ее и не обманешь ее ожиданий. Если нужна какая-то помощь, то только скажи, я сразу помогу…»

Фэн Буцзюэ уже понял, о чем она говорит и невольно подумал: «Она… Считает, что я слишком беден, чтобы жениться? Хм… С другой стороны… Меня действительно нельзя считать богатым, по крайней мере, в материальном плане я не ровня Роюй».

О некоторых вещах люди поколения Фэн Буцзюэ… Просто не задумывались. И проблема тут не в сообразительности, а в условиях жизни, а так же способе мышления, кое-что осознается только с годами и на личном опыте. Приведу пример… В слово ‘мечта’ люди восемнадцати и восьмидесяти лет будут вкладывать совершенно разный смысл.

Брат Цзюэ оказался в подобной же ситуации, если бы сегодня тетушка Лю не завела этот разговор, возможно, он осознал бы это только много времени спустя… Если его и Ли Роюй чувства придут к какому-то итогу, то пред ним встанет еще множество реальных проблем.

…………

В семь часов утра Фэн Буцзюэ вернулся домой.

К этому времени солнце уже полностью встало, его золотые лучи проникали сквозь шторы и освещали гостиную.

Брат Цзюэ поставил завтрак на чайный столик и пошел в душ.

Когда он вернулся в гостиную, Роюй как раз вышла из спальни, протирая глаза.

«Бери завтрак». – Сказал Фэн Буцзюэ, подходя к книжному шкафу.

«О… Я сначала почищу зубы». – Отозвалась Роюй.

Две секунды спустя она снова обернулась к брату Цзюэ и сказала: «Еще так рано… С чего это ты решил прибраться в книжном шкафу?»

К этому времени Фэн Буцзюэ уже подтащил к шкафу стул, встал на него и сейчас просматривал книги на самом верхнем уровне: «Я собираюсь искать материал для новой книги». – Он выдержал небольшую паузу и добавил. – «Хоть ‘Второсортный детектив и кот’ еще пишется, но ‘Две крайности кошмара’ уже закончились, пора начинать новую книгу».

«Хааа…» — Роюй зевнула и спросила. – «Откуда столько энтузиазма?»

Ее удивлению насчет энтузиазма брата Цзюэ была причина… Ведь после написания очередной книги, Фэн Буцзюэ любыми способами пытался получить отпуск, что уж говорить о написании новой книги, даже публикующиеся выходили с перебоями… Причем все его читатели об этом знали.

«Я хочу отложить денег на покупку квартиры». – Как ни в чем не бывало отозвался Фэн Буцзюэ.

«Отложить денег, чтобы купить…» — повторив его слова, Роюй, похоже, что-то осознала и всю ее сонливость, как ветром сдуло. – «… Эй… Ты о чем?»

Фэн Буцзюэ не ответил на этот вопрос, лишь обернулся, наклонил голову и с ухмылкой поглядел на Роюй.

Она поглядела на него несколько секунд, и щеки ее запылали румянцем.

Заикаясь, она громко и каким-то беспомощным тоном сказал: «Ты… Псих!» — с этими словами, она забежала в ванную, закрыла дверь и оставила брата Цзюэ… Улыбаться в одиночестве.