Глава 972. Угрозы

Вечер, семь часов шесть минут. Чжэн Сянь сидел в комнате для допросов уже около тридцати минут.

Еще в шесть тридцать он был со следственной группой и инструктировал их насчет ‘сдержанности действий и решений… ‘Ради безопасности заложника не следует действовать неосмотрительно».

Кто бы мог подумать… Что спустя мгновение он будет заперт в комнате для допросов, предварительно сдав телефон.

Хоть на него и не надели наручники, но Чжэн Сянь уже понял, что что-то не так… Щелк… Пока заместитель Чжэн размышлял об этом, кто-то открыл дверь.

Вошли трое, впереди был непосредственный начальник Чжэн Сяня — начальник управления Чжу. А за ним следовали два молодых человека… Один из них имел приятную внешность, но был не погодам строго отдел и обладал суровым взглядом. Другой… Его можно не описывать, обойдемся двумя словами — ‘Фэн Буцзюзя’.

«Начальник Чжу… Что происходит?» — Чжэн Сянь вскочил со стул и посмотрел на руководителя. — «Произошло какое-то недоразумение?»

Начальник управления Чжу пару секунд смотрел на него без всякого выражения, а потом ответил: «Эти двое… Руководители вышестоящего отделения». — Он выдержал паузу. — «У них к тебе несколько вопросов… Отвечай правду».

С этими словами начальник управления Чжу снова посмотрел на Бао Цина: «Командир, я пойду».

«Угу». — Бао Цин спокойно кивнул. — «Спасибо за сотрудничество».

«Эй? Начальник Чжу… Ээ… Это…» — Чжэн Сянь попытался окликнуть руководителя, но тот даже не обернулся, вышел и закрыл за собой дверь.

«Хватит… Заместитель Чжэн, тут вам никто не поможет». — Фэн Буцзюэ подошел к столу. «Присаживайтесь и поговорим».

Услышав это, Чжэн Сянь враждебным взглядом окинул Фэн Буцзюэ, фыркнул и сел. В этом отделении было четыре комнаты для допросов со схожей планировкой…

Примерно двадцать квадратных метров пространства, посредине стоял стол. С ближайшей к двери стороны стола стояли два стула, предназначенные для следователей. С противоположной стороны располагался еще один стул — для подозреваемого.

Все предметы мебели были прикручены к полу, их невозможно было сдвинуть. Со стороны одинокого стула к углам стола были приварены скобы, которые можно было использовать для прикрепления наручников.

К потолку крепились две лампы дневного света, на столе стоял светильник, естественно располагаясь ближе к стороне обращенной к двери. Кроме того… В двух углах на потолке крепились подвижные видеокамеры.

Когда Чжэн Сянь уселся, Бао Цин привычно подошел к камере и… Выдернул провод питания.

Затем он беззаботно прошел в другой угол и проделал тоже самое со второй камерой…

Фэн Буцзюэ без лишних слов уселся напротив Чжэн Сянь. Он рассматривал заместителя Чжэна с легкой улыбкой, так повара смотрят на продукты, размышляя, как лучше их приготовить…

«Что… Что все это значит?» — от взгляда брата Цзюэ по спине Чжэн Сяня побежали мурашки, ему стоило больших усилий спокойно задать этот вопрос.

Фэн Буцзюэ проигнорировал его и задал встречный вопрос: «Сегодня около четырех тридцати дня ты разговаривал по телефону в туалете».

Эта фраза еще не отзвучала, а по виску Чжэн Сяня уже покатилась капля холодного пота. «С кем ты говорил? Что было нужно этому человеку?» — спрашивал Фэн Буцзюэз. «Я не знаю, о чем вы». — Чжэн Сянь внутренне дрожал, но старался отвечать спокойно.

«Ха… Значит, не знаешь…» — с этими словами Фэн Буцзюэ вынул из кармана пакет для улик, в котором лежал телефон Чжэн Сяяня. — «Заместитель Чжэн, ты же полицейский, и должен знать… Что даже если ты удалил звонок из журнала, есть множество способов восстановить номер».

Чжэн Сянь ничего не сказал, лишь отвел взгляд от брата Цзюэз.

«Пф…» — наблюдая за этим, Фэн Буцзюэ холодно фыркнул и продолжил. — «Я… Примерно догадываюсь, что ты думаешь… Ты считаешь, что если быу нас что-то было, в том числе и запись разговора… Мы бы тебя ни о чем не спрашивали. И раз мы сейчас тебя допрашиваем, значиту нас ничего нет, и это просто блеф».

Чжэн Сянь продолжал молчать.

«Ха…» — увидев реакцию противника, Фэн Буцзюэ ухмыльнулся. — «Верно, мы действительно зашли в тупик. Поскольку твой собеседник был очень осторожен, он использовал одноразовый телефон и замел за собой цифровые следы… Потому, кроме списка звонков в журнале ничего не осталось… Не смогли отследить, не смогли получить запись».

После этих слов, уголки губ Чжэн Сяня едва заметно приподнялись.

«Командиры…» — Чжэн Сянь наконец заговорил, слова брата Цзюэ немного его успокоили. — «Сегодня днем мне действительно поступал странный звонок, но звонивший сбросил. Я сказал лишь несколько слов и повесил трубку. Что касается вашего вопроса… Я действительно не понимаю, о чем речь».

«Ооо…» — брат Цзюэ кивнул. — «Услышав… Что мы ничего не узнали, ты из ‘ничего не знающего’ превратился в ‘непонимающего»?»

«Однако…» — в следующую секунду Фэн Буцзюэ сменил тему. — «То, насколько твой собеседник был осторожен… Означает, что он был совсем не обычным человеком».

Чжэн Сянь холодно ухмыльнулся, потому что слова брата Цзюэ ничего не доказывали.

«Точно, позвольте узнать…» — Чжэн Сянь не обращал внимания на слова собеседника, а задал отвлеченный вопрос. — «Как вас двоих зовут? Из какого вы отдела?»

«Тебе-то что?» — холодно осведомился стоящий в стороне Бао Цин.

«Ха-ха… Я просто спросил». — Сказал Чжэн Сянь, нагло вынул из кармана пачку сигарет, сунул папиросу в зубы и приготовился закурить.

«Заместитель Чжэн, мне кажется, что ты с излишним оптимизмом относишься к своему положению…» — выдержав небольшую паузу, продолжил Фэн Буцзюэ. — «Неужели ты считаешь, что мы ничего с тобой не сделаем? Или же думаешь… Что в самом худшем случае ты лишь своего тепленького места лишишься?»

«Командир… Фууу…» — Чжэн Сянь зажег сигарету и затянулся. — «Я уже ответил на ваши вопросы, неужели сброшенный мною звонок… Тоже приравнивается к какому-то ужасному преступлению?»

«Ты хочешь поговорить с нами о преступлениях:.» — с этими словами Бао Цин вынул из кармана телефон и поглядел на экран. — «Чжэн Сянь, сколько у тебя годовой оклад?»

«Это…» — Чжэн Сянь поглядел на собеседника и не ответил сразу… Он обдумывал, не таится ли в этом вопросе какой-то подвох.

«Не важно сколько…» — Бао Цин не стал дожидаться его ответа, он нажал несколько кнопок и показал Чжэн Сяню вэб-страничку банка. — «… Почти наверняка намного меньше, чем эта сумма?»

При взгляде на экран телефона, выражение лица Чжэн Сяня резко изменился.

«Ты…» — заместитель Чжэн вскочил со стула. — «… Откуда у тебя мой…» «Твой что?» — прервал его Фэн Буцзюэ. — «Какое отношение к тебе имеет этот счет? Или же мне следует спросить…» — брат Цзюэ выдержал небольшую паузу и продолжил. «Какое эти счета, открытые на твою жену, брата, фирмы однодневки, с кучей денег… Имеют к тебе отношение?»

С каждым словом его голос становился все громче.

«Заместитель Чжэн, когда я говорил об излишнем оптимизме… Ты возмущался». — Сказал Фэн Буцзюэ. — «Ты за кого нас принимаешь?» — это был не вопрос, он не ждал ответа. «Мы те, кто может отправить тебя под суд…» — его лицо стало очень мрачным. — «Мы те… Кто может заставить тебя исчезнуть с лица земли…»

«Это же полицейский участок!» — зарычал Чжэн Сянь, не знаю, была это ярость или попытка подбодрить себя.

Бах… В следующую секунду в его лицо впечатался кулак. Чжэн Сянь пошатнулся и сел, на его лице был шок.

Он долго находился в ступоре, потом почувствовал прохладу на лице, инстинктивно прикоснулся к нему и увидел кровь из разбитого носа… Только поле этого смог ответить.

«Ты… Ты осмелился ударить меня!» — Чжэн Сянь зажал нос и в ярости закричал на Фэн Буцзюэ.

Не успели эти слова отзвучать, как Фэн Буцзюз встал: «Не ожидал?» — он усмехнулся. — «Я только что ударил тебя, чтобы заставить пошевелить мозгами. Чтобы ты не думал, что ‘в полицейском участке эти двое не смогут меня избить’. — Он выдержал паузу. — «Теперь… Наш разговор пойдет веселее».

«Ты… Ты…» — Чжэн Сянь был в ярости, но он не мог ответить обидчику в том же духе. Он был грузным мужчиной средних лет, драться с этими молодчиками было бы не самым мудрым решением.

«Хорошо, грубую силу я продемонстрировал». — Продолжал Фэн Буцзюэз. — «Если я не получу нужные ответы, то пойдем дальше — небольшая рана, серьезная рана, увечье, или… Ну, ты сам понимаешь». — Он скрестил руки. — «Однако… Умирать не страшно? Я тоже так думаю… Особенно коррупционерам, они вообще ничего не боятся… Потому что их преступления уже никак не исправить. Часто можно увидеть, как старых коррупционеров сажали в тюрьму, но ущерб государству и народу от их деятельности никто не возмещает, родные преступника в довольстве живут за границей, прожигают ворованные деньги…»

С этими словами брат Цзюэ подошел к Чжэн Сяню и оперся на стол: «Естественно, ты еще не достиг такого уровня, но очень к нему стремишься… А твои слабость… Нам прекрасно известна».

С этими словами Бао Цин подошел к Чжэн Сяню с другой стороны, поднял телефон и сказал: «Одно движение, и все деньги с этих счетов пойдут на благотворительность». Он выдержал паузу и добавил. — «Поверь мне… Если я это сделаю, ты никогда этих денег не найдешь».

«Если ты считаешь, что деньги — это ничто, то ладно…» — снова заговорил Фэн Буцзюэ. «Люди… Тогда поговорим о чувствах, сегодня вечером я познакомлюсь с твоей женой, приглашу ее поесть, выпить чаю».

«Ооо… Кстати…» — в этот момент снова заговорил Бао Цин. — «Насколько мы знаем, управляющий твоей фирмой шурин любит посещать злачные места, где сложно избежать задир и скандалистов, скажи… Насколько будет обидно… Если в одной из драк он лишится возможности заиметь потомство…»

«Раз уж речь зашла о родне… Я внезапно вспомнил…» — не прошло и секунды, как в разговор вступил Фэн Буцзюэ. — «Что его сын в будущем году собирается отправиться учиться в университет в небезызвестном империалистическом государстве. Если внезапно окажется, что он судим… Думаешь… Он сможет получить визу?»

«Тут проблема не в визе…» — с легкой насмешкой произнес Бао Цин. — «В такой ситуации… Он едва ли даже диплом сможет получить».

«И то верно… К тому же парень уже совершеннолетний…» — сказал Фэн Буцзюэ. «Окажется в тюрьме, а потом еще и все узнают, что его отец — оборотень в пагонах, охох-Ох…»

Пока они друг другу подпевали, лицо Чжэн Сяня сначала посинело, а потом побагровело, из носа потекла струйка крови.

«Я…» — Чжэн Сянь уронил сигарету на пол, его руки дрожали. — «Я все скажу… Умоляю, проявите снисхождение…»

«Эх… Это верное решение». — Фэн Буцзюэ похлопал его по плечу. — «Если бы ты сразу был таким покладистым, мне бы не пришлось тебя бить». — В это верил лишь он сам. — «Если расскажешь все на чистоту, мы разоблачим лишь твои мелкие делишки, касающиеся взяточничества, то, что ты получил за десять с лишним лет… Разве это можно назвать большим делом?»

Бао Цин поглядел на брата Цзюэ, словно бы хотел сказать: «Не слабо ты вошел в роль агента Девятого отдела».

Вечер, семь часов пятьдесят три минуты. Фэн Буцзюз и Бао Цин покинули комнату для допросов и пришли в специально для них приготовленную комнату отдыха.

Тут их ждали братец Тань и брат Алтарь. «Ну как?» — стоило им войти, как братец Тань накинулся с вопросами. «Хм… Дело не простое…» — присаживаясь, сказал Бао Цин.

«Почему?» — тут же встрепенулся Алтарь. — «У этого заместителя Чжэна серьезная крыша?»

«Как раз нет…» — нахмурился Бао Цин. — «Он — мелкая сошка, но…»

«По правде говоря, человек, который звонил Чжэн Сяню — это шахматист, сидящий перед шахматной доской…» — в этот момент вмешался брат Цзюэ5. — «А Чжэн Сянь… Лишь его пешка. В руках у того человека еще множество таких пешек, которых он использует в нужное время и в нужное же время избавляется от них…»

«Вот черт… Храброго Призрака похитили такие серьезные люди…» — испугался брат Алтарь.

«Ха-ха… Ты опять не прав». — Рассмеялся Фэн Буцзюэ. — «Похититель, а так же тот, кто придумал план — такие же пешки…» — при этих словах глаза брата Цзюэ возбужденно сверкнули. — «Но… Тут есть еще один человек, он играет роль ‘махинатора’, именно его я только что назвал шахматистом…» — он облизнул губы. — «Этот человек… Очень занимателен».