Глaва 618

B следующую секунду раздался сильный порыв ветра и золотая молния столкнулась с фиолетовой. В результате этого столкновения, золотая молния была отброшена к дальней стене и появилась растрёпанная фигура Ришелье. Его лицо сильно побледнело, а оба плечо были зажаты белоснежными руками, которые крепко держали его. Пальцы настолько сильно впивались к его кожу, что на его золотистой мантии начали появляться следы крови.

На Папу оказывалось настолько сильное давление, что его тело всё ещё продолжало углубляться в стену.

АР!

Раздался приглушённый рык и в следующую секунду, Ришелье увидел пару полностью чёрныx глаз, от которых исходила сильная жажда крови. Его интуиция подсказывала ему, что если он ничего не сделает, то точно не доживёт до завтрашнего дня!

Всё это происходило слишком быстро и Ришелье просто не мог ничего придумать. Его сердце обуял сильный ужас и он отчаянно закричал: «Нет!»

КЧ!

Раздался щелчок пальцев и в следующую секунду, сильная жажда крови, которая окружала Ришелье — исчезла! Лишь сильная боль в его плечах, свидетельствовала о том, что секунду назад он был в шаге от смерти.

Папа хотел сразу же броситься бежать, но как только он попытался подняться, то почувствовал невыносимую боль, которая исходила от его рук. Боль была настолько сильной, что он чуть не потерял сознание.

Ришелье не был слабым и его болевой порог находился на высоком уровне, но боль, которую он только что испытал, явно выходила за пределы его возможностей.

КЧ!

КЧ!

Раздались два щелчка, но человек с хорошим слухом явно мог бы сказать, что они отличались от предыдущего.

В следующую секунду, Ришелье почувствовал порыв ветра и боль в плечах значительно уменьшилась. В тоже время, таинственная женщина, которая сдерживала его — быстро отступила назад и встала за спиной Дэбиана. Более того, её скорость была настолько высокой, что Ришелье даже не мог проследить за ней. Во время этого столкновения, он почувствовал сильный холод, который исходил от тела девушки и благодаря этому он пришёл к выводу, что та использует какое-то секретное боевое искусство позволяющее уменьшать температуру своего собственного тела, тем самым увеличивая свою собственную силу.

Когда Ришелье увидел, что это ужасная личность снова встала за спиной Дэбиана и приняла образ его слуги, он тяжело вздохнул и покачал головой.

Папа Церкви света быстро взял себя в руки и почувствовал, как его плечи начали медленно восстанавливаться. Всего секунду спустя, боль опустилась до того уровня, который он уже мог терпеть. Подняв голову, он снова посмотрел на Божественного изобретателя и таинственную девушку. Он действительно и представить себе не мог, что эта молчаливая личность, которая следует за молодым парнем, будет настолько сильной!

Даже задействовав все свои силы, Ришелье был разбит в пух и прах. Более того, это столкновение продолжалось всего одну секунду! Он прекрасно понимал, что если бы девушка не отступила, то он был бы уже мёртв!

Сила, продемонстрированная этой таинственной личностью, была далеко за пределами его воображения. Даже если учитывать только её скорость, она могла бы легко разобраться с ним, так как он просто не мог проследить за её движениями!

«Ну так что, сэр Спикер, мы теперь можем поговорить?» Дэбиан бросил равнодушный взгляд на растрёпанного старика.

Услышав вопрос Дэбиана, Ришелье постарался успокоиться и хотя на его лице всё ещё можно было заметить следы гнева, они уже не так сильно выражались. Так же он вообще не думал о том, чтобы позвать на помощь. Даже, если в его комнату ворвётся вся Церковь света, они всё равно ничего не смогут сделать этому Божественному изобретателю. Исходя из его силы, лишь жители Внутренней стены, могли бы стать ему достойными противниками.

«Ты сильнее меня, так о чём ещё нам с тобой разговаривать?» опустив голову, спросил Ришелье.

«Хотя я и не такой элегантный как вы, но я действительно хотел бы говорить с вами на равных.» пожал плечами Дэбиан.

Ришелье нахмурился и внимательно посмотрев на парня, увидел его спокойное выражение лица. Старик ухмыльнулся: «Ты можешь избить меня и заставить сделать всё, что тебе нужно. В таком случае, я не могу понять, почему ты так сильно хочешь просто поговорить со мной?»

«Если бы кто-то другой задал мне этот вопрос, то я бы это понял, но сэр от вас я этого не ожидал…»

Ришелье удивлённо посмотрел на него, но внезапно понял, что именно тот имел ввиду. Это заставило его лицо немного исказиться: «Ты действительно так сильно хочешь, чтобы я стал твоим подчинённым?»

«А вы как думаете?» рассмеялся Дэбиан: «При помощи силы, можно получить раба, а при помощи разговора — верного союзника. С древних времён, хороший разговор всегда был намного эффективнее тысяч мечей! К сожалению, в настоящее время, разговор сильно недооценивают. Разговаривать могут лишь те, у кого силы равны! Исходя из этого — разговор начинается лишь после того, как двое померяются силами! Парадокс нынешнего времени — на сразишься, не подружишься!»

Сердце Ришелье сильно забилось, но он не мог не согласиться, что слова Дэбиана звучали крайне разумно! По крайней мере, он, в его возрасте точно не смог бы прийти к такому выводу! Интеллект этого парня просто ужасал!

«Ты умный!» немного помолчав, Ришелье продолжил: «Похоже я с самого начала смотрел на тебя свысока. Я думал, что ты обычный парень у которого вместо мозгов, мускулы! Однако, даже люди, которые стоят у власти, вряд ли бы смогли объяснить смысл слова — власть. У тебя есть глубокое понимание этого мира и если бы эта эпоха была более мирной, то ты бы смог построить хорошую карьеру!»

Ришелье сказал это серьёзным тоном, так как это были его истинные мысли.

«Получить от вас такой комплемент, это большая честь. Раз мы дошли до всего этого, то я надеюсь что вы сейчас сделаете свой выбор и он будет правильным!»

Ришелье ненадолго замолчал, после чего вздохнул: «Даже если я подчинюсь тебе, то действительно ли ты осмелишься использовать меня? Не будешь ли ты бояться, что я предам тебя и передам ложные сведения?»

«Ну, это уже мой собственный выбор!» безразличным тоном, ответил Дэбиан.

Ришелье пристально посмотрел на парня и в его взгляде была смесь зависти и радости. Завидовал он тому, что тот был всё ещё молод, но его интеллект находился на совершенно пугающем уровне, а радовался — наконец-то он встретил решительного молодого человека. В эту эпоху, молодые люди сильно полагались на свою семью из-за чего были совсем не приспособлены к суровым реалиям жизни. По прошествию нескольких лет, вероятней всего они или умрут, или получат от жизни такую оплеуху, от которой никогда не смогут оправиться.

«Похоже у меня нет выбора. Я готов следовать за тобой, но только до тех пор, пока ты действительно будешь верить в меня!» решительным тоном ответил Ришелье.

«Отлично.» захлопал в ладоши Дэбиан, а на его лице появилась непринужденная улыбка: «Мне всегда нравились решительные люди. Теперь слушайте моё первое задание — подготовьте всё необходимое для передачи своей должности. Мне нужно что-бы через семь дней, мой человек стал новым Папой.»

Услышав слова Дэбиана, Ришелье не мог не нахмуриться: «Ты всё ещё мне не доверяешь?»

«Доверяю!» ответил Дэбиан: «Поэтому и верю, что вы полностью выполнишь это поручение.»

От такого ответа, Ришелье полностью потерял дар речи, но спустя несколько секунд, ответил: «Я сделаю так, как ты говоришь, но что потом будет со мной? После того, как я передам твоему человеку свою должность, ты уже не будешь нуждаться во мне. Так, что помешает тебе просто убить меня?»

«Вы слишком плохого мнения обо мне.» покачал головой Дэбиан: «Если мои последователи не предадут меня, то и я никогда не предам их! Это правило, которому я следую всю свою жизнь. Более того, мне действительно нужно чтобы именно тот человек занял должность Папы. Даже если я убью тебя, то просто захвачу всех старейшин и они точно сделают так, как я им скажу. Поверьте мне, под угрозой смерти они сделают Папой даже самого отъявленного грешника! Обычные верующие так же никогда не пойдут против решения совета старейшин Церкви света. Так же нужно учитывать и то, что приписать благие деяния определённому человеку, так же легко, как и плюнуть на землю.»

Сильный холод вторгся в сердце Ришелье. Это было следствием того, что он понимал, что-то что сказал Дэбиан было правдой. Если совет старейшин проголосует и Дэбиан надавит на остальных людей, то назначение нового Папы будет лишь формальностью.

«Так как вы теперь следуете за мной, то ваша работа в Церкви света — окончена! В будущем, ваша позиция больше не будет ограничена такой крошечной организацией. Даже, если вы захотите стать главой Монастыря, то это не будет чем-то невозможным.» Дэбиан постепенно искушал Ришелье: «Однако, до этого должно пройти некоторое время и вы должны доказать мне свою верность!»

Ришелье немного смутился. Он прекрасно понимал, что стоит ему сделать на этом пути лишь один шаг, как у него больше не будет шанса вернуться назад. Глубоко в душе он чувствовал себя немного подавленным. Лишь недавно он стоял на вершине Внешней стены и иронично взирал на все аристократические семьи, но теперь ему нужно отдать всё это и вступить на путь в неизвестное будущее. Более того, теперь, тот, кто повелевал другими, сам стал подчинённым.

«Я понимаю.» тяжело вздохнув, ответил Ришелье.

«После передачи своей должности, вы больше не сможете жить на Святой горе, поэтому я отведу вас в другое место.» сказал Дэбиан.

Ришелье удивлённо посмотрел на своего нового мастера, но вскоре всё понял. Дэбиан хоть и сказал, что доверяет ему, но всё же решил избавиться от всех угроз, по средством отделения бывшего Папы от его паства.

«Я понял.» опустив голову, ответил Ришелье.

Дэбиан улыбнулся и продолжил: «Так как мы разобрались с этими вопросами, перейдём к следующим. Сейчас вы напишите письмо, в котором сообщите, что на вас напал убийца и сильно ранил, поэтому вам нужно на время скрыться и залечить свои раны.»

«Меня ранил убийца?» удивлённо переспросил Ришелье. Он просто не мог понять, что именно задумал Дэбиан. Однако переведя взгляд на труп, что лежал на полу, он понимающе кивнул.

В комнате Ришелье витал чужой запах, поэтому раскрыв появление убийцы, он мог чутко объяснить всё произошедшее и труп своего подчинённого. Более того, это будет первый шаг к отречению от должности Папы.

Думая обо всём это, Ришелье тяжело вздохнул и понял, что этот Божественный изобретатель уже всё тщательно спланировал.