Глава 664

Причины, почему техники классифицировались как запретные, заключались в том, что они несли за собой невероятную разрушительную силу или шли в разрез с человеческой моралью! Однако Дэбиан был готов нарушить все эти запреты, ведь для него самым главным был результат, а не пути его достижения!

«Молодой мастер, нельзя вот так вот бездумно снимать запреты со всех исследований! Возьмём к примеру эксперименты над человеческими телами — если разрешить такой вид исследований, то большинство жителей Внешней стены выскажут своё неодобрение. Более того, если Тёмная церковь начнёт открыто проводить такие эксперименты, то разразится открытое противостояние со Святым престолом, а это нам явно будет не выгодно.» Ришелье тщательно подбирал слова, так как понимал, что переубедить Дэбиана будет очень сложно.

«Столкновение между Тёмной церковью и Святым престолом — не проблема. Будем считать это ещё одним способом закрепить авторитет Церкви света.» безразличным тоном, ответил Дэбиан: «Если Тёмная церковь активизируется, то жители Внешней стены осознают истинный страх и с ещё большей преданностью будут поклоняться Церкви света. В таком случае даже те, кто из тени бросает на нас враждебные взгляды, не посмеют ничего сказать в нашу сторону.»

«Люди невероятно эгоистические существа, а их память кратковременна. Неважно, что ты сделал им раньше, но после спасения их жизни, ты станешь их благодетелем!» Дэбиан пристально посмотрел на старика: «Ты ведь и сам сталкивался со всем этим, поэтому я считаю что мне не нужно всё это так подробно объяснять тебе.»

Услышав такую речь Дэбиана, Ришелье нахмурился. Он понимал, что с точки зрения эффективности, Молодой мастер был прав, но бывший Папа Церкви света всё ещё не мог согласиться с таким планом. Конечно, угроза атаки Монастыря, была весомым фактором, который мог изменить его мнение.

Однако Ришелье понимал, что уловки и теневые игры, не всегда были успешны и очень часто всё выходило из-под контроля.

«Я тебя понял.» опустив голову, старик согласился с планом Дэбиана. Больше не было никакого смысла обсуждать всё это. В конце концов, если бы он продолжил переубеждать Молодого мастера, тот мог бы подумать, что он хочет восстать! Мирные жители были ни в чём не повинными людьми, но Ришелье никогда не пытался стать героем и не обладал чистой совестью, поэтому он решил промолчать.

«Я прочитал одну историческую книгу и не знаю правда это или нет, но там было сказано, что первоначально не было никакого разделения на Внешнюю стену и Внутреннюю. Это так?» спросил Дэбиан, смотря в окно, за которым открывался прекрасный пейзаж Святой горы.

Когда Ришелье услышал вопрос Дэбиана, он ошеломлённо посмотрел на него. Старик не понимал, почему тот задал этот вопрос, поэтому медлил с ответом. Немного подумав, он наклонил голову и ответил: «Это правда. Первоначально Великая стена Сильвия не была разделена на Внешнюю стену и Внутреннюю, но потом произошла ужасная катастрофа и большинство выживших перебралось во Внутреннюю стену. Именно после этого и была построена Внутренняя стена, как последняя граница защиты человечества.»

«Каждый родившийся во Внешней стене, хочет перебраться во Внутреннюю. Ты тоже этого хочешь?» спросил Дэбиан.

Ришелье задумчиво посмотрел на него, после чего правдиво ответил: «Думал ли я об это? Конечно! Однако, как ни странно, я не хочу переезжать. Я был Папой Церкви света и мне этого хватило, а переезд во Внутреннюю стену пусть заботит молодых!»

Судя по выражению лица Ришелье, он выразил своё реальное мнение. Чем старше стаёт человек, тем меньше ему хочется менять свою жизнь и сражаться с другими. В данный момент, он чувствовал себя вполне хорошо — стоять на вершине всей Внешней стены было слишком тяжёлым бременем и сейчас, избавившись от него, он действительно испытывал облегчение. Даже, если он и переедет во Внутреннюю стену, то вряд ли достигнет большего, чем достиг здесь!

«Эта война разрушит все стены между районами!» Дэбиан обернулся и продолжил равнодушным тоном: «После нашего с ними столкновения, высокопоставленные члены Внутренней стены сами инициализируют разрушение границ. Поверь мне, я сделаю так, что они возненавидят стены так, как и мы ненавидим их!»

Ришелье ошеломлённо посмотрел на Дэбиана и не знал, как ему следует ответить на такое заявление. Однако он прекрасно понимал, что его Молодой мастер что-то задумал!

«Ладно, можешь уходить!» махнув рукой, Дэбиан отослал Ришелье прочь.

Внутренняя стена. Территория клана Дракона.

Клан Дракона был одним из трёх демонических кланов и их основное влияние было сосредоточенно в центральном городе, а число подчинённых им небольших городов было просто огромным!

В данный момент на вершине Святой Драконьей горы, Хэйли проводила свою ежедневную тренировку и её движения были похожи на движения Дракона и других божественных зверей. Каждый удар девушки вызывал огромный импульс, который посылал порывы ветра, что обдавали собравшихся вокруг неё охранников. Однако, даже не смотря на небольшие болевые ощущения, они не смели издать ни звука.

В данный момент Святая Драконья гора полностью отличалась от той, какой она была когда на ней жила Аиша. Сейчас там было множество строителей, которые выстраивали роскошные здания и преображали всю эту вершину в соответствии со стилем новой Святой девы. Кроме строителей здесь присутствовали и стражники, которые обеспечивали непроходимую защиту.

Вдалеке стоял старейшина с бледным лицом и пристально наблюдал за тренировкой Хэйли. Он выглядел словно призрак, который сливался с окружающей средой и оставался незаметным.

Однако, он всё же не смог избежать внимания Святой девы и завершив последнее движение, в соответствии с секретной техникой клана Дракона, она расслабилась и посмотрев на старейшину, спросила: «Что случилось?»

Хэйли прекрасно понимала, что этот человек не пришёл бы к ней, если бы не произошло ничего экстраординарного.

«Мисс, недавно Монастырь связался со мной и сообщил секретную информацию! Один из их шпионов, заметил вашу сестру во Внешней стене!»

Хэйли ошеломлённо посмотрела на старейшину и воткнув копьё в землю, закричала: «Это невозможно! Она была убита!»

«Я знаю о произошедшем, но Монастырь не посмел бы солгать нам! Именно поэтому я сразу же обратился к вам, а не к собранию старейшин.» холодным тоном, ответил старик.

«Это невозможно!» Хэйли крепко сжала древко копья и продолжила: «Она просто не могла выжить! В той битве мы столкнулись с Королём зомби, который уже развил своё собственное сознание и она получила смертельную рану! Её раненное тело долгое время оставалось в Пустоши и поэтому она точно не могла остаться в живых!»

Во взгляде старейшины появился странный блеск. Близкие к Хэйли люди знали, что она плохо относилась к своей сестре и ей было сложно контролировать свои эмоции, когда разговор заходил о ней. Всё свидетельствовало о том, что Святая дева никак не могла избавиться от этой тени, которая глубоко укоренилась в её сердце.

«Насколько я знаю, Монастырь уже долгое время скрытно управляет Внешней стеной. Хотя я и не знаю, зачем они это делают, но однажды я послал туда несколько шпионов и понял, что Внешняя стена не так заброшена, как все мы думаем! Однако я всё равно считаю, что та территория не стоит затраченных усилий.» покачал головой старейшина: «Территория Внешней стены слишком маленькая, а её жители обладают слабыми родословными. В прошлом мы отсылали туда преступников и провинившихся слуг, поэтому там сейчас живут лишь потомки отбросов!»

«Однако, мои шпионы принесли мне смехотворные новости — потомки наших изгнанных слуг, объявили себя аристократическими семьями! Невежественные людишки!»

Хэйли посмотрела на старейшину и нахмурившись, спросила: «Ты всё ещё следишь за Внешней стеной?»

Увидев выражение лица Святой девы, старейшина улыбнулся и покачал головой: «Нет. Во Внешней стене произошли непредвиденные события и Монастырь лишился всей своей власти над пустынным регионом. Даже Пионер, которого они послали разобраться с этим вопросом, был убит! Поэтому нам нужно будет самим разобраться в вопросе связанном с вашей сестрой!»

«Она мне не сестре! Называй её просто — Аиша!» Хэйли со злобой посмотрела на старейшину.

Уловив взгляд Святой девы, мужчина натянуто улыбнулся: «Я был неправ.»

«Я отправлю Элеонору и она разберётся с этой проблемой!» холодным тоном, сказала Хэйли.