Глава 1039. Споры

Прим. Адм: Данная глава отсутствует в переводе, внизу машинный перевод.

……….

Как и сказал Цзян Чен, такая возможность выпадает только раз в жизни.


Агенты-призраки уже более года помогали Службе безопасности России перевозить оружие и снаряжение оппозиционной партии во Франкберге, но до сих пор они не находили подходящей возможности использовать это оружие. И повстанцы, и сотрудники российской разведки ждали возможности, возможности сокрушить семью Ротшильдов.

Теперь появилась возможность.

«Исследователь из Института банка Ротшильдов сообщил о незаконных исследованиях по» промыванию мозгов»людям»

«Премьер-министр Франкберга контролируется загадочной организацией? Демистификация истории масонства и европейской интеграции «

«Европейские СМИ коллективно молчат, бедняки живут во лжи»

«Это чушь собачья! Когда New York Times начала писать об этих неприметных сообщениях?

Кармен бросила газету на стол и потерла рукой подбородок. Сквозь туман в зрачках было видно, что настроение у него не самое приятное.

Исследовательский институт действительно занимался исследованиями технологии»промывания мозгов», но он мог поклясться Богом, что не использовал технологию»промывания мозгов» против этих политиков. Конечно, если бы специалисты по мозгу под его командованием могли добиться 100% успеха, он был бы не против. Но без уверенности было бы головной болью просто объяснять, куда пропали пропавшие общественные деятели.

Стоя перед столом Кармен, его помощник на мгновение заколебался, а затем наконец доложил.

«Новость была загружена с новостного канала Future 1.0. Сначала новость распространялась только в Интернете, а потом ее перепечатали газеты. Не только New York Times, но и мировые СМИ сообщают об этом исследовательском отчете. Сейчас вход в наш институт окружен протестующими, требующими от НИИ раскрытия правды. Радикальные протестующие даже кидали кирпичи и сжигали внутри фляги. Научно-исследовательская работа полностью остановилась… «

«Пошлите людей с нашим новейшим оборудованием. Мне нужна максимальная безопасность, — Кармен посмотрела на Джонсона. «Ваша единственная задача — защитить этот институт, и если кто-то осмелится проникнуть в нашу частную собственность, расстреляйте их!»

«Да.» Джонсон отсалютовал.

«Позвольте мне сказать прямо, это не лучший выбор…» Помощник хотел что-то добавить, но Кармен остановила его взглядом. Он отступил на два шага и пожал плечами. «Ладно.»

Помощник склонил голову и вышел из офиса.

В офисе снова стало тихо. После долгого молчания Кармен снова перевела взгляд на Джонсона.

«Установлена ​​ли личность предателя?»

«Исследователь 7-го научно-исследовательского института проекта массового производства золотого яблока Стивен Рэднек». Джонсон доложил, стоя рядом со столом.

«Где он теперь?» — угрюмо сказала Кармен.

«В Синь».

«А как насчет его семьи?»

«До того, как он покинул страну, они уже въехали в Россию. Предполагается, что они уже воссоединились с ним в Синь».

Опустившись в кресло, Кармен молчала.

Власть масонства в Синь практически отсутствовала. Убить человека там было возможно, но риск и отдача не были бы пропорциональны. Даже если он убьет Стивена, в нынешнем скандале ничего не изменится. Вместо этого его можно использовать в качестве боеприпасов.

В этот момент телефон на столе завибрировал.

После того, как телефон завибрировал в течение трех секунд, Кармен потянулась к телефону и поднесла его к его уху. Ему не нужно было видеть звонившего, чтобы знать, что это Питер.

«Боже… Что ты сделал? Что это за эксперимент над людьми? Ты мне ничего этого не говорил …

«Это все беженцы и беженцы без зарегистрированного гражданства. Довольно, достаточно вашей ложной симпатии, мистер Питер. Теперь лучше со мной успокоиться и подумать, что нам делать, чтобы разобраться с этим скандалом».

«Подожди, приятель, в той новостной статье говорится, что ты проводишь эксперименты по промыванию мозгов…»

«Почему, мистер Питер, вы хотите быть волонтером в лаборатории?» Кармен угрюмо засмеялась, и Питер тут же закрыл рот.

«Не спрашивайте того, о чем вам не нужно спрашивать. Лучше подумать мозгом, прежде чем спрашивать. Если бы я действительно намеревался промыть тебе мозги, ты бы все равно мог позвонить мне таким тоном? «

Закончив это предложение, Кармен положила трубку и бросила телефон обратно на стол.

В горах южной Бавы, Франкберг, это была граница между Франкбергом и Австрией. В глубине безлюдного леса в давно заброшенной хижине было полно людей.

Запах табака скрывал заплесневелый запах леса, по углам и на столах стояли груды полированных автоматов и боеприпасов. На столе лежали две карты, на которых уже начали расти грибы. Карта проезда и план научно-исследовательского института.

«План таков». Германская голова, держащая маркер, размещала символы, линии и стрелки, чтобы обозначить курс действий. «Там будет снайпер, который поддержит нас, но после того, как мы войдем на объект, нам придется полагаться на себя».

«А что насчет системы безопасности? Если они заперли дверь института изнутри, мы не сможем пронести достаточно взрывчатки, чтобы взорвать стену», — сказал бородатый мужчина.

«Воспользуйся этим», — германский лидер достал из кармана флешку. «Будет хакер, который поможет нам удаленно. Пока мы подключаем его к компьютеру в караульном помещении, их система безопасности остается нашей».

Читайте последние главы на WuxiaWorld. Только на сайте
«Они не могут дать мне приличных дронов? Например, те, что появились на Украине с автоматами внизу». Воин-повстанец пожаловался, что он играл с дроном бета-3 в руке.

Среди всех экспортных моделей дронов от Future Heavy Industries только дрон beta-3 имел самый широкий экспортный диапазон. Однако, поскольку это был дрон невоенного назначения, перед его использованием в военных целях необходимо было внести изменения.

«Будьте довольны, это наша страна. Вы не можете ожидать, что другие выполнят все наши обязательства».

После этого вождь хлопнул карту по столу, посмотрел на солдат вокруг себя и строго сказал.

«Братья, мы ждали этого дня почти год».

«Завтра мы будем на поле боя. Я надеюсь, что вы не забыли обучение, которое прошли за границей».

«Больше ничего не хочу говорить, завтра мы сделаем первый выстрел этой войны. Кому-то будет больно, кому-то принесут в жертву, нам придется сражаться с нашим собственным народом. Но что бы ни случилось, я надеюсь, что вы всегда будете помнить, всегда помнить нашу миссию».